Реформа льгот. Как работает сеть юристов, помогающих бойцам АТО

1107
30 серпня 2016

За два года волонтерская инициатива "Юридическая сотня" объединила более 200 юристов, бесплатно консультирующих участников АТО по всей стране.

За это время больше восьми тысячи военнослужащих получили квалифицированную юридическую помощь – по выплатам, льготам и адвокатской поддержке.

Общественная организация, которая насчитывает уже семь региональных представительств, сейчас не только помогает бойцам АТО, – но и вместе с Министерством социальной политики работает над реформированием системы помощи ветеранам АТО.

"Вместо небольших пенсий и неработающих льгот мы планируем построить систему, при которой боец сможет получить помощь в зависимости от его индивидуальных потребностей – пройти психологическую реабилитацию, программу переобучения или получить помощь для старта бизнеса", – говорит основательница "Юридической сотни" Леся Василенко.

АЛГОРИТМ ДЕЙСТВИЙ

Юрист Леся Василенко, дочь правозащитника и экс-дипломата Владимира Василенко, еще во время учебы на факультете международного права в ИМО КНУ имени Тараса Шевченко была уверена, что никогда в жизни не пойдет работать в общественный сектор.

Все изменилось в мае 2014-го.

Она приехала как посетитель в Киевский военный госпиталь, куда начали привозить первых раненных бойцов, – привезла фрукты и деньги на медикаменты.

Там и познакомилась с семьей раненного 20-летнего бойца 95-й бригады Юрия Весельского.

"Его родители собирали деньги на протез. И только в этом видели смысл жизни.

Чтобы найти поддержку для этой конкретной семьи, я начала изучать законодательство, которым регулируется служба в армии", – вспоминает Леся Василенко.

Так юрист, получившая степень LLM в Лондоне и работавшая до этого в международных компаниях, погрузилась в анализ украинского законодательства.

Юрист Леся Василенко была уверена, что никогда в жизни не пойдет работать в общественный сектор, но втянулась в общественную деятельность. Фото зі сторінки героїні у Facebook

Она собрала всю информацию о государственных компенсациях за ущерб здоровью в результате боевых травм и приобретенную степень инвалидности (на тот момент от 160 тысяч гривен).

Юрист выписала необходимые процедуры со ссылками на законы и подзаконные акты, но когда встретилась с родителями бойца Весельского, то оказалось, что информацию необходимо переводить с "юридического на человеческий".

Так родилась идея первой удобной инфографики, демонстрирующей алгоритм действий и сбора справок, необходимых при получении выплат.

Летом 2014-го Леся Василенко наведывалась в Киевский военный госпиталь ежедневно. У нее появилась своя зона ответственности – разъяснять военным их права и обязательства государства.

"Тогда больше всего раненых бойцов поступало из 95 и 72-й бригад. По 95-й документы собирать было просто, а по 72-й сложнее. Юрист бригады не имел особого желания помогать своим же бойцам, выдавать справки и другие документы", – вспоминает Василенко.

Леся Василенко и специалист по конституционному праву Станислав Ивасик. Фото автора

Помимо посещений госпиталя, юристу пришлось ездить в Белую Церковь (место дислокации бригады), общаться с руководством, контролировать процесс оформления справок, – а после развозить их по госпиталям.

Спустя два года Леся говорит, что сама не заметила, как втянулась в общественную деятельность.

"Для меня это был способ внести свой вклад, а еще бороться со стрессом", – поясняет она.

Еще летом 2014 года к ней стали присоединяться юристы, которые так же точечно помогали АТОшникам – например, как банковский юрист Ирина Лоюк. Два десятка юристов координировали свою работу через фейсбук.

Так появилась группа "Юридическая сотня".

"Моя лучшая работа", – уверяет Василенко, когда-то строившая карьеру в международной корпорации.

"КОРПОРАЦИЮ ВОЛОНТЕРОВ"

К осени 2014-го уже собралось "ядро" волонтерской инициативы. Небольшой офис в старом здании текстильной фабрики предоставила Ольга Ткаченко, волонтер Киевского военного госпиталя, (финансовый директор компании TNS – ред.), которая помогала Василенко тем летом.

Горячая линия "Юридической сотни" работала фактически круглосуточно. Чтобы справиться с нагрузкой, волонтеры стали формировать базу юристов, готовых бесплатно консультировать фронтовиков. За два года эта база выросла до 200 членов по всей стране.

"Из базы вычеркивали только тех коллег, кто либо просил деньги, либо затягивал с оказанием помощи", – поясняют волонтеры.

К осени 2014-го собралось "ядро" волонтерской инициативы, а за два года база юристов выросла до 200 членов по всей стране. Фото автора

К работе Юрсотни подключились студенты Киево-Могилянки и Киевского национального экономического университета имени Вадима Гетьмана.

Сейчас на "горячей линии" работают четыре координатора, которые принимают звонки. Еще один координатор проверяет качество оказанной услуги, перезванивая военным. Такая проверка позволяет корректировать работу коллег, делать ее более эффективной.

В "Юридическую сотню" обращаются не только военные, столкнувшиеся с бюрократией, но и те, кто нарушил закон и нуждается в юридической защите. Так, например, один из военных зашёл в метро с гранатами на поясе, другой – пытался добровольно покинуть часть.

"Безусловно, военные должны нести ответственность, как и все граждане. Но мера, которую им вменяют, иногда выше, чем предусмотрено в законе", – поясняет Василенко, почему юристам пришлось расширить поле деятельности.

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ ВМЕСТО ЖАЛОСТИ

За два года юристы, изучив законодательство, пришли к выводу, что 26 льгот, которые гарантирует государство "на бумаге" – на деле "не работают" для более 250 тысяч участников боевых действий.

Одно из предложений, которое звучит в стенах Минсоцполитики, – монетизировать льготы. Но юристы из "Юрсотни" считают, это не решит проблему – скорее, усугубит.

Философия соцпомощи бойцам должна базироваться на психологической реабилитации и помощи с трудоустройством.

Работающий мужчина способен сам себе оплатить транспорт, а незначительные льготы скорее унижают, чем помогают.

"Система льгот работает таким образом: "Вот тебе бесплатный проезд, 75%-я льгота на оплату коммунальных услуг, очередь на квартиру, которая не двигается, и так далее.

Вместо этих льгот предлагаются незначительные выплаты – 250-750 гривен. Это, с одной стороны, не решает проблему отдельного бойца, с другой – увеличивает нагрузку на госбюджет. Поскольку остается вопрос: откуда брать деньги на регулярные выплаты?", – поясняет эксперт "Юрсотни" Юлия Гончарова.

Гончарова пришла в "Юрсотню" из волонтерского фонда "Народный тыл", где руководила медицинским направлением.

Юлия Гончарова пришла в "Юрсотню" из волонтерского фонда "Народный тыл", где руководила медицинским направлением. Фото автора

После изучения опыта Израиля, Норвегии и Дании, она убеждена, что, прежде всего, необходимо построить систему профессиональной адаптации бойца.

Для создания такой системы юристы выступили инициаторами объединения профильных волонтерских инициатив, чтобы вместе написать Концепцию системы профадаптации бойца.

По мнению Гончаровой, первичную информацию о реабилитации военные должны получать, находясь еще в структуре ВСУ.

В армии должны работать консультанты, способные проанализировать потребности бойца, рассказать ему о возможностях в конкретном регионе/области – какие есть курсы переобучения, вакансии в центре занятости и на госслужбе, как получить кредит для старта собственного дела или создать волонтерскую организацию как форму реабилитации.

"Боец, возвращаясь в мирную жизнь, должен иметь план действий и понимать, куда он может обратиться за помощью", – поясняет идею Юлия Гончарова.

Для создания такой системы обучения и трудоустройства юристы планируют объединить опыт гражданских организаций и государственного центра занятости, а также привлечь Мировой банк и другие донорские организации, которые имеют опыт реализации подобных проектов в других странах.

"На центры занятости ежегодно выделяется 52 миллиарда гривен. Госпрограмма по обучению ветеранов АТО шоферской профессии обошлась в 27 миллионов. Это огромные деньги, которые необходимо научиться инвестировать эффективно", – говорит Гончарова.

Чтобы проанализировать потребности вернувшихся из АТО, волонтеры "Юрсотни" поехали в регионы – "собрать информацию от конечного потребителя".

КАБИНЕТ АТОШНИКА

Следующий шаг – создание единого реестра участников АТО, в котором бы не только собирались ФИО бойцов АТО, но и накапливалась информация о потребностях и возможностях для ветеранов.

Такую платформу "Юрсотня" разрабатывает вместе с инициативой Go micro, которая финансирует стартапы атошников.

Создание единой платформы, на которой у каждого из бойцов был бы "личный кабинет", облегчило бы не только распространение информации о льготах и вакансиях, но и работу соцслужб и министерства.

Сейчас "Юрсотня" разрабатывает единый реестр всех участников АТО, в котором бы не только собирались их ФИО, но и накапливалась информация о потребностях и возможностях для ветеранов. Фото автора

"Такой реестр помог бы сотрудникам Минсоцполитики грамотнее планировать бюджет, выявлять настоящие потребности и оказывать адресную помощь.

Например, собрать заявки на обучение конкретной профессии и организовать такое обучение. Вместо того чтобы всю оставшуюся жизнь выплачивать бойцу по 750 гривен – отправить его на курсы тестировщика", – прикидывает Леся Василенко.

Ее коллега Юлия Гончарова считает, что помимо бойцов, работать надо с работодателями, которые часто неохотно принимают на работу ветеранов.

Юристы-волонтеры уверены: изменение логики помощи ветеранам АТО способно повысить эффективность работы Министерства соцполитики в целом.

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЖИЛЬЕМ

В июле 2014-го юрист Ирина Лоюк водила бойцов и вдов военных за руку по кабинетам разных инстанций, чтобы собрать необходимые документы. Сейчас она уверяет: алгоритм сбора документом отработан максимально эффективно.

Следующей своей задачей она видит создание системы доступного жилья по примеру Польши.

"Минсоцом был выделен 1 миллиард гривен для закупки жилья, 600 миллионов было потрачено на нужды военных. Тем не менее, жилье получили только семьи погибших и инвалиды I-II групп. Что делать всем остальным?" – возмущается Лоюк.

Юрист Ирина Лоюк помогала бойцам и вдовам военных собрать необходимые документы, а следующей своей задачей видит создание системы доступного жилья по примеру Польши. Фото зі сторінки героїні у Facebook

Юристы "Юрсотни" считают, что необходима новая логика решения жилищного вопроса.

Например, один из вариантов – проанализировать весь жилой фонд МО и недостроенные здания отдать частным компаниям, а взамен получить квартиры. Или продать их, а на вырученные деньги предложить военным дешевую ипотеку.

Лоюк убеждена, что для решения этого вопроса нужно объединить военных и переселенцев в одну категорию. И решать проблему комплексно, привлекая международных доноров.

ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ

Виктория Лавренюк в "Юридической сотне" – одна из авторов концепции реабилитации бойцов.

Она проанализировала законодательство, которое должно обеспечивать реабилитацию ветеранов, – и пришла к выводу, что ни одна из законодательных инициатив не дает единого понимания, как должна проходить реабилитация военных.

"У нас нет даже такой профессии, как "реабилитолог". Имеющиеся законы предполагают проведение реабилитации на базе уже существующего санаторно-курортного комплекса, что абсолютно не учитывает специфику бойцов АТО", – поясняет Лавренюк.

Виктория Лавренюк в "Юридической сотне" – одна из авторов концепции реабилитации бойцов. Фото зі сторінки героїні у Facebook

Вместе с волонтерами других инициатив юристы прописали концепцию эффективной системы реабилитации, в которой определено, каким образом будет происходить реабилитация, и какие для этого необходимы специалисты.

Психологическая реабилитация, по их мнению, волонтеров должна стать обязательной.

Более того, должна появиться система мониторинга психологического состояния и состояния здоровья.

"Боец должен проходит медосмотр не только на этапе мобилизации, но и после – чтобы понимать, какой реабилитационный период ему необходим, с какими проблемами по здоровью он возвращается в мирную жизнь.

На период восстановления государство должно предоставлять социальные гарантии", – поясняет свою задачу Виктория Лавренюк.

ПРАВА ВОЕННОПЛЕННЫХ

Специалист по конституционному праву Станислав Ивасик не так давно вернулся из Будапешта, где защитил диссертацию по правовым вопросам в условиях необъявленной войны.

В "Юридической сотне" он ведет вопросы, касающиеся статуса военнопленных, их прав и прав их семей.

"Так как наша война официально называется "антитеррористической операцией", с точки зрения мирового права наши военнопленные являются заложниками террористов. А возможности "военнопленного" и "заложника" – разные, военнопленным даются льготы, предусмотренные Женевской конвенцией.

Украинское законодательство не предусматривает никаких отдельных программ для военнопленных. Они не имеют права на статус участника боевых действий (если они не военные), на медицинские льготы. Гражданский же человек не имеет права ни на что, кроме случая, когда он стал инвалидом", – поясняет Ивасик.

Чтобы внести изменения в законодательство и дать военнопленным дополнительные гарантии и возможности реабилитации, юристы "Юрсотни" объединили волонтерские организации, работающие в этом поле – правозащитников, членов РПР, волонтеров днепропетровской ГО "Січ", волонтеров ГО "Блакитний птах", занимающихся помощью гражданским заложникам.

"Эффективность "Юридической сотни" во многом связана с тем, что мы создаем широкую коалицию и легко объединяемся с другими волонтерскими организациями для решения общих проблем. И в этом наша сила", – поясняет Леся Василенко.

Анастасия Рингис, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua

Головне на сайті