Стасис Эйдригевичюс: Я очень верю в интуицию. Она редко меня подводит, когда я создаю работы

94
8 липня 2009
Танк, темпера, 1984
Лестница, темпера, 1984
Смычок, темпера, 1984
Стрелок, темпера, 1984
Здесь и далее - работы из серии "Венеция", акварель, 2009
Без названия, пастель
Без названия, пастель
Без названия, пастель
Белая лошадка, темпера, 1983
Морская волна, темпера, 1980
Крик, темпера, темпера, 1981
Слеза, темпера, 1981
Игла, темпера, 1979
Плакат "Винсент Ван-Гог", 1990
Уверенность, пастель, 1990
Предвестник, пастель, 1991
Архитектор, пастель, 1991

Стасис Эйдригевичюс - настоящий классик польского и литовского искусства, признанный мастер плакатов, график. Его работы интригуют, раздражают, привлекают своей непохожестью на других художников. И никого не оставляют равнодушными.

А его фотографии - своего рода перформанс - фотографический театр абсурда.

Мастерская Стасиса Эйдригевичюса находится рядом с железнодорожным вокзалом "Варшава-Всходня". От центра на автобусе за 30 минут я доехал на конечную остановку, на которой меня встретил Стасис с авоськой в руке.

На мой удивленный взгляд ответил: "Покупаю продукты и готовлю себе сам". Дом, в котором на первом этаже расположена огромная мастерская художника - место, мягко говоря, не очень комфортное для высоких разговоров об искусстве. В этом же здании находится общеваршавская, а может и областная, столовая для бездомных.

Поэтому на подходе к калитке в мастерскую приходится обходить большущую очередь неимущих - очередь шумную, звонкую - у многих в руках банки, ложки, бутылки. Обойдя галдящих варшавских бомжей, мы зашли к Стасису.

Беседа началась с того, что Стасис предложил вначале отведать фасоли, которая уже пару часов готовилась на плите, и которую ему ежемесячно передает из Литвы его сестра.

Вот так, запросто, за тарелкой супчика из литовской фасоли, Стасис рассказывал о себе и своем творчестве.

- Стасис, как получилось, что мальчик из маленького литовского хутора стал всемирно известным художником?

- В детстве я мечтал вырваться из своего дома. Сколько себя помню - всегда мечтал вырваться из своего хутора и попасть в большой город. И детство мое в селе не было легким - настоящий крестьянский труд в колхозе. Я помогал родителям косить траву, собирать урожай, доить коров - тяжкий труд.

А моя мечта была уехать из деревни и заняться искусством. В 14 лет поехал в Каунас в техникум, где учился делать изделия из кожи - прикладное искусство.

Техникум закончил с отличием, поступил в Вильнюсский Институт изобразительного искусства. Там влюбился в графическое искусство. Там же заинтересовался театром - играл в студенческом театре.

Первые свои выставки тоже в студенческие годы были.

После получения высшего образования начал работать в Вильнюсской  филармонии.

- Стасис, вы - литовец, но с 25 лет живете в Варшаве. Почему именно этот город вы выбрали для жизни?

- Всегда говорю, что меня сюда ветром занесло.

- А если бы вы остались в Литве...?

- Хм, может, если бы остался там, больше написал бы. В Польше полюбил плакат. Когда-то давно одна газета ежемесячно начала проводить конкурс плакатов. Я раз его выиграл, второй... Поверил в свой талант. Художнику необходимо давать, иногда, такую конфетку (смеется).

- Но начинал свою творческую жизнь с малой графики, экслибрисов, потом создавал книжные и журнальные иллюстрации, кстати, ставшие известными во всем мире. Потом были плакаты. Чем этот вид искусства заинтересовал?

- Я заинтересовался плакатом еще в 1980 году, когда только приехал в Польшу. В Литве искусство плаката популярно, но не столь распространено как в Польше. Очевидно, сказывались определенные традиции и польская школа плакатистов.

Ко всему, когда я переехал в Польшу, здесь было достаточно много театральных премьер, было много мест, в которых плакат мог висеть. А ведь плакат должен жить на улице.

Так вот, когда я заметил, что на варшавских улицах "живет" плакат, то я заинтересовался смелой передачей художественных образов и мыслей самого художника. И тогда я подумал, что мои иллюстрации имеют много общего с плакатом.

Я принял решение попробовать выполнить такую работу в плакате, на которую обратили бы внимание заказчики. После этого выполнил еще несколько других плакатов, которые были отпечатаны. Награда на Биеннале Плаката в Варшаве прибавила мне уверенности - моя работа нравится критикам и зрителям. Тем более, что образы моих плакатов - это мой мир.

Мешок, пастель, 1987 

- Ваши плакаты востребованы в театрах. Тему, сюжеты подсказывает режиссер или вы предлагаете сами?

- Режиссеры часто ко мне приходят. Я показываю им свои работы. И происходит так, что им нравится какая-то моя работа, она им подходит. Для меня же это наилучшая ситуация, потому что это есть свидетельством того, что работа удалась и без давления на меня.

Ко всему, именно такие плакаты, которые я делал с удовольствием и без насилия, чаще всего становятся награжденными на различных конкурсах.

А если говорить откровенно, то я очень верю в такие вещи, как интуиция, и она редко меня подводит, когда я создаю свои работы.

- Почему вы заинтересовались фотографией?

- Мое искусство как дом со многими комнатами. В каждой из них находится своя форма. Отдельные комнаты занимают экслибрисы, миниатюры, пастели, книжки, плакаты...

Теперь я вошел в комнату с фотографией и на какое-то время в ней останусь. Фотография дает мне новые возможности, позволяет поймать мгновение.

Ко всему, я готовлюсь к фотоработе как к живописи - готовлю эскизы, подбираю композицию, точно размещаю предметы. Здесь нет места случаю. Каждая работа должна иметь свою драматургию, настроение. Так как режиссура спектакля.

С 14-летнего возраста я не расставался с фотоаппаратом. Но моя первая фотовыставка состоялась относительно недавно - в 2001 году я показал свои фото в варшавском Доме художника. Намного раньше, в 1984 году, сфотографировал моделей в масках, которые создавали в Америке. Благодаря трехмерности этих масок с длинными носами все ожило на негативах.

Когда организовал вернисаж, не знал, что показать: плакаты, картины или иллюстрации к книгам. Кто-то из знакомых увеличил мои фото из Америки. Когда увидел их, был поражен - не знал, что эти фотографии могут иметь в себе такую силу.

В тех фотографиях, как и в других моих работах, можно найти фрагменты моей жизни. В них я обращаюсь к своему прошлому и настоящему, от литовской деревни, в которой прожил много лет, до сегодняшних дней. Здесь переплелись и гротеск, и сказки.

Знак, пастель, 1987 

- У вас в мастерской много различных предметов, которые обычному человеку никогда не пригодились бы.

- Да, потому что всегда во всем ищу абсурд. И мир вижу немного, как Кафка. Поэтому я охочусь за различными странными предметами, некоторые из которых я позже использую в своих работах. У меня их настоящее нагромождение.

И каждый из этих предметов имеет свою историю. Керосиновая лампа, которую использовал в работах, она идентична той, которая была в моем детстве. Под точно такой лампой я часами читал, учился, проводил вечера.

- Только что открылась выставка 60 ваших рисунков, опубликованных в журнале "Polityka" в 1984-90 годах. Что для вас значит журнальный рисунок?

- До 1981 году мои рисунки публиковала "Literatura". Имел там свое окошко. С приходом военного положения в 1981 году, в редакции мне сказали, что все оригиналы моих рисунков погибли. Однако их по прошествии многих лет смогли найти.

Позже я стал работать для "Polityka". И бумага ворсистая, на которой печатался этот журнал, очень подходила для моих созданных пером рисунков. В основном в печать шли нейтральные по темам рисунки. Не были это иллюстрации к конкретным текстам. Разве что новогодние или на Пасху.

Рисуя, комментировал какие-то тогдашние события. То, что меня тогда радовало или наоборот - раздражало. Темы приходили сами. Длинные очереди за колбасой, выборы, работа - это те мотивы, к которым часто возвращался.

Лестница, лопата, палка, ложка, чемодан и другое - это те реквизиты, с которыми создавал свой театр. Пером на бумаге.

Стасис разрисовывает "корову" 
В 1986 году я был в редакции "New York Times". Приняли меня там хорошо. Начали публиковать мои рисунки, созданные специально для Book Review и Open Page. Но там чувствовал себя гостем.

- Часто ли вы бываете в Литве? Где именно? С кем общаетесь?

- Может не так часто, как хотел бы. Но в курсе художественных событий, которые там происходят.

Люблю Каунас, в этом городе я провел четыре года своей жизни, там меня обучали как правильно делать из кожи художественные изделия. Там находится уникальный Музей Чюрлениса, который посещаю каждый мой приезд. Пастели, акварели художника уже вошли в историю мирового искусства.

Ко всему Чюрленис писал музыку. Его композиции исполняются при затемненном зале. И названия картин соответствующие: "Соната № 3", "Соната № 5", "Соната № 6"...

Цветы, небо со знаками Зодиака, силуэты дивных зверей, морские волны, пирамиды, пальмы, лучи солнца, лодки, мельницы, весна, лето, зима. Тысячи нюансов, сказок, символов, ангелов...

Когда ехал в Каунас, имел всегда тяжелую сумку, куда мама клала домашний хлеб, сало, колбаску. По дороге проезжал местечко Кедайняй, костелы, мельницы. После войны Советы вывезли отсюда множество людей в Сибирь. Позже некоторые вернулись. Кто-то нашел свой дом, другие нет.

При социализме люди жили, как птицы без крыльев. И дома такие же были.

Также приезжая в Вильнюс, много времени провожу в книжных магазинах. Как-то литовский художник Мариус Слектавичус повез меня в парк скульптур Europos Parkas, там выставка современной скульптуры.

Основатель парка, тоже скульптор - Гинтарас Каростас. А литовцев здесь немного - авторы из многих стран, и такие звезды как Денис Оппенхайм, Сол Ле Витт, полька Магдалена Абакалович.

Люблю Тракай. Это туристическое место. Замок, как из сказки, вокруг озера. Деревянный мост, я это очень люблю. Идиллия. А еще лебеди, лодки...

Здесь же хороший ресторанчик, где можно выпить литовское пиво Svyturys и настойку, созданную по старинному литовскому рецепту Trejos devynerios. Люблю бывать у Балтийского моря. Когда-то, в 1965 году Жан Поль Сартр приезжал сюда. Его темный силуэт и песок белый как снег. Фотограф Антанас Суткус идет за великим писателем и делает серию фотографий...

И вообще - литовские фотографы очень хорошие. Они, несмотря на советскую цензуру, получили международную известность.

Когда бываю в Паневежисе и вижу две мельницы, вспоминаю, как отцу помогал вносить мешки с зерном, а выносить с маком. Белый был весь, немного похоже на театр. А в Паневежисе был хороший театр. Создал его Юозас Мильтинис. Теперь, после смерти Мильтиниса, здесь создан его музей.

А литовский театр переживает настоящий Ренессанс. Режиссеры Эймунтас Некрошюс, Освальдас Корсуновас известные, желанные, даже больше за границей, чем в Литве.

В прошлом году в Гданьске встретил Романа Поланского. Пригласил его на премьеру фильма "Бузкаши", которая должна была состояться в конце прошлого года в Париже. В этом фильме я рисую, пою литовские песни. А Поланский в ответ говорит, что мечтает поехать в Вильнюс. В этом году Вильнюс - Европейская столица культуры.

Стасис в своей мастерской, Варшава, 2009 

- Бывали ли вы в Киеве? Когда можно увидеть работы Стасиса в Киеве?

- Да, один раз. Году в 1971 или в 72. И конечно, моя мечта сделать в Киеве выставку. Это была бы первая выставка моих работ в постсоветской стране. Мое творчество, так вышло, известно в Европе, Японии, США, но совсем неизвестно в Украине или в России. Хотя в Москве уже появились художники, которые занимаются плагиатом, срисовывая и публикуя в журналах моих персонажей.

Этот год для меня юбилейный - 60 лет. Все расписано до конца года. И я уже немного устал от переездов из одного города и страны в другие. Ко всему из помощников у меня только сын, я не пользуюсь услугами арт-агентов. Но я очень надеюсь приехать в Киев с ретроспективной выставкой своих работ в 2010 году.

Стасис Эйдригевичус (Stasys Eidrigevičius, род. 1949, Литва) - всемирно известный художник-график, плакатист, живописец, фотограф, скульптор, сценограф, дизайнер, писатель. Родился в крестьянской семье на маленьком хуторе Мединишкай около Паневежиса. Получил высшее художественное образование в Литве. С 1980 года живет в Варшаве. Участник и лауреат множества международных конкурсов. В странах бывшего СССР, кроме Прибалтики, никогда не выставлялся.

 

Артур Рудзицкий, Варшава-Киев, для УП

powered by lun.ua