Українська правда
Життя

Опытным путем. Юло Вооглайд о современном образовании, оценке знаний и уважении к учителю

Версія для друку Коментарі 6
19.04.2016
Галина Тытыш, УП
Фото надані організаторами та з його Facebook

Обсуджать с интелектуалом важную тему за полтора часа  – как пытаться пересечь море вплавь. Это сразу становится понятно после первых минут общения с эстонским ученым Юло Вооглайдом – автором новых подходов в управлении, социологии и педагогике.

80-летний почетный профессор Тартуского университета в свои годы активно занимается преподаванием и консультированием. В этот раз он приехал в Киев на приглашение Киево-Могилянской бизнес-школы прочитать лекцию.

"Меня интересует изменения в системе образования. Что нужно сделать, чтобы ее улучшить?" – спрашиваю Юло перед его выступлением.

Он улыбается и разводит руками: "Нам и трех дней не хватит, чтобы обсудить этот вопрос".

Мы и вправду начинаем беседовать о семье, но затем разговор переходит к школе и сложности принятия решений о ее изменении.

В Эстонии три экспериментальные школы работают по педагогическим методикам Юло Вооглайда. Их суть сводится к следующему: активное участие детей в жизни школы; общение, а не обращение; приобретение опыта и применение знаний.

А еще Вооглайд не устает повторять: развитие ребенка начинается именно в семье, школа не может всего исправить. Поэтому важна андрогогика – обучение взрослых тому, как не убить талант детей. Ведь это – самый большой дар и чудо.

Вооглайд также известен как активный участник изменений Советского Союза и независимой Эстонии – был в составе делегации, которая вела переговоры с Михаилом Горбачевым о выходе своей республики из СССР.

Он также был депутатом эстонского парламента, сооснователем Ассоциации Педагогов для Взрослых и многих образовательных союзов, а также президентом Эстонского Римского клуба.

Сейчас сам Вооглайд живет на хуторе близ Таллина, где находится его кузница, мастерская для работы с деревом и летняя аудитория для занятий под открытым небом.

О ВАЖНОСТИ СЕМЬИ В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА

Я предлагаю сформулировать концентры образования. Последний концентр – смерть, а самый первый – утробное образование. Когда мама эмоционально стабильна, ребенка ждут и уже любят – это очень важно для его развития.

Дальше – собственно рождение и первые три года жизни. Этот концентр мы называем "гнездо".

В конце третьего года жизни человек знает родной язык, у него сформировалось чувство "я", "мы", "они".

Он знает основные этические вещи – что плохо, что нельзя. Нельзя пихать булавки в розетку, сбрасывать хрустальную вазу с верхней полки, лазить по подоконнику у открытого окна на пятом этаже. И кое-что обязательно надо – например, умываться каждый день, мыть руки перед едой.

Почему это важно? Если не ясно, как должно быть, что обязательно, а что запрещено – тогда может оказаться, что все запрещено. Ребенок сидит как будто в тюрьме. А там плохо. Хочется убежать.

Вы же не раз слышали "Ты куда пошел?", "Кто тебе позволил?"… Ребенок все время слышит упреки, повышенные голоса, приказы и запреты.

Юло Вооглайд: "Если не ясно, как должно быть, что обязательно, а что запрещено – тогда может оказаться, что все запрещено. Ребенок сидит как будто в тюрьме. А там плохо. Хочется убежать"

Я проводил такой эксперимент со своими студентами. Дал им лист бумаги, разделенный на две части. Попросил пойти к знакомым или друзьям, у кого есть маленькие дети. И ставить галочки справа, если они слышат запрет или приказ, а слева – если родители говорят что-либо другое. Как вы думаете, где было больше галочек? Справа.

Поэтому в разговоре об образовании важна не школа, не детский сад – а семья.

Но вернемся к трехлетнему ребенку. Как только у него проявляется к чему-то интерес, нужно его поддерживать.

К примеру, спички. Надо найти время научить ребенка ими пользоваться. Я так делал со своими внуками – мы садились возле камина и учились их правильно зажигать. Ведь когда спичка загорается, он пугается и бросает. Не надо бояться, когда спички загораются, мы их просто бросаем в камин.

Или утюг. Сперва я держу его и показываю, что он холодный. Говорю: "Я воткну его в розетку, он станет горячий – обожжешься". Иду в соседнюю комнату за мазью от ожога (смеется). Ведь я знаю, что он точно возьмет горячий утюг и через несколько минут будет крик.

Но из этой истории ребенок получает два очень важных опыта: 1) утюг горячий, 2) дедушка говорит правду.

И то, и другое – очень ценно для развития ребенка.

Опыт заменить нельзя ничем. И чем больше предоставить опыта, тем лучше.

Вот еще интересный момент. Если поставить детей возле невысокой ступеньки, некоторые поползут на нее, упадут и больше не захотят пробовать. Но некоторые будут делать то же самое много-много раз, пока не спустятся безопасно.

Расскажу об одном эксперименте. Берем 100 мышей. Опускаем на них блестящий предмет с электричеством. Как только какая-то мышь потрогает блёсточку носом – удар, писк, и все разбегаются.

В первый раз все прибегут поинтересоваться. Один получит удар, кричит – и все разбегаются. Через 10 минут опускаем снова. Посмотреть придёт примерно половина. Опять получают удар, все разбегаются. Через 10 минут – опять. Придет не больше 15 штук. Опять через 10 минут то же самое – придет 3-5. Теперь этих мышей можно отметить кисточкой. Можно снова опустить туда предмет, и только эти придут пробовать опять.

А теперь изменим эксперимент. Создадим для мышей невыносимые условия жизни. Они должны выйти через люк, иначе умрут с голоду. Но как только ставишь на люк лапу – получаешь удар током.

Так вот, некоторые умерли с голода. Но вот те упорные, которые "не учатся" – прорываются и ведут за собой тех, кто еще мог бежать.

Именно эти мыши спасли популяцию.

И в школе, и детском садике, и в доме особенно ругают тех, кто не учится: "Я тебе сколько раз говорил!", "Как ты не можешь это запомнить"! Но потом они ведут жизнь вперед.

Юло Вооглайд: "И в школе, и детском садике, и в доме особенно ругают тех, кто не учится. Но потом они ведут жизнь вперед"

После трех лет наступает период, который мы условно называем "подставка". Это период готовности к школе. Дети уже не писают в штаны, умеют читать стихотворения и молчать, когда говорят другие.

Но здесь еще важно помнить, что у шестилетнего ребенка основной инструмент развития – графическое самовыражение. И когда в этом возрасте детям говорят: "Ну, ты же большая девочка, надо уже не рисовать, а считать" – это означает, что родители пытаются заменить эмоциональное рациональным. И таким образом формируют проблему на будущее.

Эта проблема проявляется не в следующем этапе развития – а через одну ступеньку. Те дети, которым не уделили достаточно эмоционального внимания, в начальной школе поначалу справляются со всем, но в 4-5 классах становятся неустойчивыми, злыми, делают друг другу больно.

Этот период связан с появлением негативизма. То есть, вы говорите: "Уже поздно, пора спать", а ребенок отвечает – а ты сам иди спать. Хотя до этого все было нормально.

Это этап развития, и он пройдет – за месяц-полтора. С этим надо бороться просто юмором.

Период 12-13 лет еще хуже, чем период негативизма – это период пубертата. Физическое, духовное и социальное входят в противоречие.

В средней школе уже есть те, кто рожает детей. Их немного, но они есть. Физически девушка уже готова к беременности, но социально – нет, да и интеллектуально не готова. Но ей хочется, чтобы все рассматривали её как взрослую. Мальчики хотят чувствовать себя мужчинами, они курят, говорят плохие слова.

Нужно, например, пригласить ребенка поехать в поход, воспринимать его как взрослого. Похвалить: вот, до сих пор ты был еще маленький, а теперь я поручаю тебе важное задание.

Если ему так говорят, тогда это противоречие снимается и ему становиться легче.

Если нет специальной подготовки, как себя вести с мальчиками-девочками в пубертатном периоде – тогда могут возникать конфликты, которые будут углубляться.

ОБ ИНТЕРЕСЕ К УЧЕБЕ, СЕМЬЕ И ТАЛАНТАХ

Интерес в учебе, конечно, важен. Но он не достаточный (растопыривает три пальца).

Вот верхний палец – это интерес. Но требуется воля, чтобы не бросил на полпути. И вера в самого себя, что я могу, что даже если я сегодня не справился, у меня все получится.

Интерес, воля и вера вместе составляют ценность – а не "интерес" сам по себе.

Основная сфера воспитания – семья, школа только помогает семье. Единственные, кто могут определять процессы становления ребенка – это семья и родители. А в школе люди в принципе должны быть с профессиональной подготовкой и консультировать родителей.

Юло Вооглайд: "Интерес, воля и вера вместе составляют ценность – а не "интерес" сам по себе"

И поэтому я бы сказал, что в первую очередь важна не педагогика, а андрогоника – работа со взрослыми, учителей с родителями. Чтобы помочь им справиться с ребенком.

И это помогает тому, чтобы ребенок вырос образованным человеком – не просто стал взрослый, но и умный, уравновешенный, добрый, честный.

С чего начинать?

Надо понять, что "среднего" ребенка нет – все особые, все талантливые.

Самая важна ценность, что есть у народа – талант. Большинство таланта погибает даже раньше, чем ребенок вообще попадет в школу.

Вот эти все замечания "Ты куда пошел! Делай быстрее! Ты что здесь наляпал?" губительны. Вместо того, чтобы рисовать, дети делают по шаблону, который покажет учитель. И это убивает творчество.

Как только убить творчество – прерывается развитие.

Юло Вооглайд: "Процесс воспитания заключается в том, чтобы человек не просто узнал Заповеди – а усвоил их и вел себя согласно этому. Чтобы, естественно, не врал, не грабил, не убивал"

О ВАЖНОСТИ УВАЖЕНИЯ К УЧИТЕЛЯМ

Учителя нередко уставшие, заработная плата низкая, "другие зарабатывают в разы больше, а кто ничего не умеет – становится учителем". Это ужасная установка.

Мы были в Южной Корее. В воскресенье они гуляют в парку – дети впереди, потом бабушки-дедушки, мамы-папы. Вдруг я вижу, как они кланяются до земли. Спрашиваю: "Почему вы так глубоко кланяетесь?"

Отвечают: "Это – учитель".

Там очень сильное уважение к учителям.

Юло Воогланд: "Учителя нередко уставшие, заработная плата низкая, "другие зарабатывают в разы больше, а кто ничего не умеет – становится учителем". Это ужасная установка"

Их зарплата приравнивается к зарплате высших чиновников. Если они хотят себе повысить зарплату, они должны повысить ее для всех учителей.

Мне кажется, в Украине писатели, художники, философы, авторитетные люди должны как-то раскрыть то, что будущее определяет учитель. Иначе народ остается без будущего.

ОБ ОТЛИЧИЯХ ТЕХ ШКОЛ, КОТОРЫЕ УЧАТСЯ ПО МЕТОДИКЕ ВООГЛАЙДА И ОЦЕНКЕ ЗНАНИЙ

Чем отличаются школы, где учат по моей методике, от остальных?

Например, ученик и учитель – это субъекты. Обычно в школе учитель – субъект, а ученик – объект. Мелочь вроде бы, но это – краеугольный камень.

В наших школах общаются, а не обращаются. В основном в школах обращаются: директор обращается к учителям, наказывает, все время кто-то виноват, "что ты наделал".

Дети все время виновны: кто-то плохо учился, кто-то вообще не выучил урок. Дети все время слышат, что с ними говорят повышенным голосом, все время указывают на недостатки.

Допустим, я – молодой парень, и скажу вам какое-то очень длинное китайское слово, например, "ухо", и поцелую в ухо? Вы, скорее всего, запомните длинное слово, потому что есть эмоциональная привязка.

Если она есть, тогда интересно учиться. Если добрый учитель, то дети смеются, глаза горят, щеки красные – это результат общения.

А бывает наоборот – лицо белое, грустное, то нога болит, то голова, лишь бы в школу не идти.

В наших школах есть оценки в старших классах, хотя оценки – это очень плохой источник формализма.

Во-первых, учителя не умеют оценивать.

Допустим, учительница поставила ребенку "тройку". Я спрашиваю: "За что?" – "Кое-что знал, но вообще очень мало, меньше половины".

Я спрашиваю: "Значит, эта оценка означает, какой процент он знал? 100% – если все знал, "пятерка", 80% – "четверка", меньше половины – "тройка", а еще меньше – "двойка", правильно?" – "Да".

"Так, может, надо было учесть качество знаний?" – "В каком смысле?.."

И вот здесь мы упираемся в вопрос – а на основе чего вообще определять качество знаний, что вообще характеризует качество знаний? Мало кто когда-нибудь думал об этом.

Схема знаний Юло Воогланда: "компетентность-системность", "практика-опыт", "обновление – учение нового", "сомнения – твердые знания", "ширина – глубина", "объём знаний – упорядоченность". Фото с его страницы в Facebook

"Компетентность-системность", "практика-опыт", "обновление – учение нового", "сомнения – твердые знания", "ширина – глубина", "объём знаний – упорядоченность".

Вот есть объем знаний. Об этом мы как раз говорили с учительницей. Но не менее важна упорядоченность знаний – в голове должны быть вот эти этажерки или соты, чтобы всякое знание можно было найти. Это сложнее создать, нежели просто увеличить объём знаний.

Классификация и тому подобное помогают создать эти этажерки в голове. Я знаю полиглота с абсолютной памятью, который знает абсолютно все. Спрашиваю: "Ты это знаешь?" – "Да, но не могу сейчас вспомнить".

Не может вспомнить, потому что не хватает этажерок.

Далее, не менее важны знания о фундаментальных законах и их проявлении – закономерность. И прикладное – что с ними делать.

Как звучит закон физики и можно ли его использовать? Возьмем закон Паскаля – как газы и жидкости передают давление? Благодаря этому закону можно понять, как работает тормоз автомобиля.

Еще важна устойчивость знаний. Для этого повторяют материал, используют всевозможные практики.

И обновленность знаний – если не запомнил старое, то даже не знаешь, что новое. А если усвоил новое, то старое все равно надо помнить.

Далее. Я всегда пишу "твердые знания", то есть четкие знания. Но они достигаются путем преодоления сомнений – значит, сомнения должны предшествовать появлению этих "твердых знаний".

Благодаря тому, что мы что-то знаем твердо – в каких-то вещах можно сомневаться. Если мы твердо не знаем, то не можем сомневаться ни в чем.

Далее, условно говоря, "пласт и болт".

Что это значит? Обо всем надо знать что-то, и о чем-то надо знать все. Болт пронизывает, это – узкие знания, но которые идут до конца. А пласт не может быть очень толстый, но он широкий. Это другие знания, которые не должны быть такими глубокими.

Кроме того, нужны системность и комплексность.

Юло Воогланд: "Я знаю полиглота с абсолютной памятью, который знает абсолютно все. Спрашиваю: "Ты это знаешь?" – "Да, но не могу сейчас вспомнить"

Комплексность – это необходимость смотреть на что-то с разных сторон. Вы можете сказать, что это кружка. А может, это какой-то цилиндр? Надо посмотреть сверху, сбоку.

А теперь рассмотрим системность. Возьмем какую-то часть чего-то, например, ногу. Ее ведь тоже надо рассматривать как часть большой другой системы, и каждая клетка ноги носит информацию о целом организме.

Вот это все – о знаниях. Как их можно оценить простой оценкой?

ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ

Почти во всех странах люди не в восторге от системы образования. У финнов вышла книга "Лучшая школа в мире?" Да-да, в конце стоит вопросительный знак. Ее написали два доктора педагогических наук – вот, даже финны не довольны своей системой образования.

Но если мы говорим о том, что надо менять, то нужно помнить, что исправить можно то, что в принципе хорошее. А совершенствовать глупость не разумно.

Нужно понять, как обстоят дела в сфере образования. Устранить можно причины. Их надо выявить, огласить – и тогда создать систему по устранению этих причин. Учебник, программы, учителя, школьное оборудование, время, пространство, стадионы, бассейны – все, от чего зависит учеба.

Нужно нарисовать себе круг, где определить, как все есть сейчас – и как должно быть.

Я помогаю разобраться в этом пункте при помощи модели бочки. Какой смысл шлифовать одну доску бочки, если этой доски вообще нет? У моряков та же модель с цепью. Якорь держит столько, сколько держит самое слабое звено. Эффективная функция системы.

Поэтому важны и учебники, и учителя, и все остальное. То есть здесь важна система.

Что еще важно. Если сейчас посмотреть на систему образования, то это вообще не образование. Это просто передача знаний, но не образование.

Цель школы – дать подготовку к обучению на следующем этапе обучения. После университета – бакалаврат, магистериум, постдокторская. Постоянная цель – учиться дальше.

А когда формируется личность? Когда формируется человек как член общества и представитель культуры, который умеет создать свою семью, воспитывать семью, умеет работать.

Образованность не творит чудо. Образованность – всего лишь предпосылка к принятию решения, процессы, результаты, их количество, качество, срок.

И все эти процессы должны быть кому-то нужными, их нельзя просто "делать". Все это замкнуто и циклично.

Откуда-то надо начать изменения. Давайте разберем это. Вот, нам надо принять решение, как изменить систему образования.

Часть схемы, объясняющей, как "делать решения". Для этого нужны: информированность (а не просто информация), образованность (а не просто образование), опыт. А также средства для достижения цели, предвидение не только результатов, но и последствий. Фото с его страницы в Facebook

По-русски говорят "принимать решение". Решение надо делать, а не "принимать". Принимать можно то, что другие сделали. По-английски make decision – это именно "делать решение".

Его можно "делать", когда есть образованность, информированность и опыт. Без опыта ничего не будет. И вот эти компоненты работают все вместе. Я бы не сказал, что из этих трех пунктов какой-то важнее остальных.

С другой стороны, требуются права, обязанности и ответственность. Родительская ответственность и ответственность ребенка за родителей потом, место работы, должность, гражданство.

Да и ответственность можно разделить на формальную (административную) и моральную. Бывает, что административное право есть – нажать на какую-то кнопку, а морального права нет. Например, у депутата.

Вот у нас есть представление, что мы бы хотели получить от ребенка к некому строку. Цели можно достигать, если есть средства. Цель без средств – ничего, ее нельзя достичь. Одно без другого – бессмыслица.

Но тут еще одна интересная вещь. Делать решения люди могут только в ситуации свободы выбора.

Я назову четыре критерия свободы выбора.

Первое: человек убежден, что он свободный, может сделать так, как ему кажется правильным. И никто не будет придираться или ущемлять его за то, что вел себя согласно своему усмотрению.

Во-вторых, есть, по меньшей мере, две возможности, а лучше если больше.

Третье: надо иметь возможность добавить альтернативу. Предположим, есть пять вариантов, но одного удовлетворительного нет. Нужно иметь возможность добавить еще один.

Четвертое: надо иметь ум, чтобы понять, что это очень серьезно и шутить совершенно неуместно. Это и есть свобода выбора.

В ситуации принуждения нельзя принимать решение.

Юло Воогланд: "Делать решения люди могут только в ситуации свободы выбора"

Решение надо выполнять, и вместе с ним мы рассматриваем результат и последствия.

Почему мы говорим о последствиях, а не только о результате? Потому что они тоже возникают. Кто воспитывает хулиганов? Никто, но они есть. Это последствие педагогического результата.

Соответственно, на последствия сразу надо проектировать систему мер. И соответственно – что с ними делать, если они все-таки есть. Это тоже нужно. И все важно.

Но самое важное – чувство ответственности и активность. Что за общество, если нет этих двух? Но единственный путь их формирования лежит через реальное участие в решении.

Что делать в школе?

Надо создать детям возможность делать решения (make decisions). Чтобы они сами организовывали всякие мероприятия, походы и лагеря. Дети должны делать это сами. Их задачи могут усложняться по мере того, как они растут.

Первый класс нельзя отправить в лес или на лыжный поход. Но они могут собираться в парке, смотреть белок и что-то придумывать. Если дети все решают сами – они берут на себя ответственность. Как в организации похода: кто взял с собой лекарства, кто взял дождевики, кто умеет костер зажигать, бумага есть, спички есть.

Детям надо предоставить возможность решать самим и получать опыт. Без опыта нет образования.

Галина Тытыш, УП

PROMOTED

Если вам необходимо купить мощный и универсальный доводчик, обращайтесь к нам. Компания "Лонга Комфорт" предлагает покупателям дверные доводчики dorma. Доводчики производства dorma отличаются надежной и стабильной работой, современным дизайном. Есть в наличии встроенные доводчики, а также верхнего и нижнего расположения.

Putnik _ 25.04.2016 22:22
Воля, стимулы, характер, цель - да ну сколько можно торочить эти заеложенные слова? Все происходит автоматически: как ребенок впитывает в себя всю информацию в семье, точно так он через школу впитывает всю информацию об обществе. И если семья дыппильная, если общество - дыппильное, то и ребенок вырастает дыппил и имеет высокий шанс стать криминальным элементом. Не учебники и не учителя могут вдохновить детей, а образ жизни семьи, школы и страны. И пока дети видят, что ученость - это фигня, что можно бабки накосить на наперстничестве - они учиться не будут, какие бы вы не придумывали шикарные учебники, каким бы барахлом не забивали школьные лаборатории. А говорить о детской свободе - вообще нонсенс. Ребенок, пока он ребенок, должен авторитарно воспитываться родителями, он должен как раб на галере работать по 10 часов в день, изучая то, что приказано, повторяя то, что выучено...... А иначе вырастет "философ".
Cergei Mo _ 23.04.2016 11:36
Татьяна Сердечная:
он связан напрямую с тупыми родителями
Прекрасно и чудесно. В теории. А на практике чудесная теория разбивается об реальность. Начнем с концепции образования: для чего ребенок ходит в школу? Что бы не хулиганил на улице? Что бы впихнуть в него сведения о тычинкахи пестиках или, что бы знал, что Пифагор - это не портной, шивший равносторонние штаны? Или научить его думать и научить учиться, подготовить к взрослой жизни, социализировать? Хотелось бы верить в последнее, но кто этому научит и как? Ни учебные программы, ни уровень учителей, никак не простимулированный мизерной зарплатой, ни псевдонаучность терминологии учебников от остепененных теоретиков этому никак не способствуют. Похоже, бессмертный лозунг КПСС "Нам умные не нужны" действует до сих пор. И, действительно, к чему "менеджеру по продажам" образование?
Реплика – хулиганов тоже воспитывают. Как ? И почему дети становятся хулиганами, а после социально опасными личностями – это уже другой вопрос. Но связан он напрямую с СИСТЕМОЙ ОБРАЗОВАНИЯ (не обучения)
Вывод 1 – знаний «на кончиках пальцев» не существует. Знания – то, что у человека в голове, и чем человек умеет пользоваться. (А это означает, что необходимо развивать мозг ребёнка, а не умение «искать информацию»)
Вывод 2 – всё это человек почерпнул находясь в советской системе образования, позже лиш совершенствуя собственные знания, а значит…
АВТОРИЗАЦІЯ
Для авторизації використовуйте ті самі ім'я і пароль, що і для коментування публікацій на "Українській правді".


УВІЙТИВІДМІНИТИ
Якщо ви новий читач, будь ласка, зареєструйтесь
Забули пароль?
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter   Вконтакте