Украина колдунов

105
20 листопада 2009

Человеческий интеллект испытывает постоянную потребность в выборе и разделении. Он не терпит диалектических противоречий. Один классический эксперимент наглядно иллюстрирует это свойство ума. На столе перед испытуемым рассыпают с десяток окатышей равного веса и просят разделить камешки на две категории: тяжелые и легкие.

Человек уверен, что все окатыши разные по весу, коль скоро они отличаются между собой по форме и цвету. И вскоре разделяет изначальную кучку камней на две равные части.

С одной стороны, сущность ума состоит не в том, чтобы верить всему подряд, а уметь многократно сомневаться. По выражению историка Марка Блока, "настоящий прогресс начался с того дня, когда сомнение стало "испытующим". С другой - каждый человек испытывает потребность в утолении жажды веры.

Как известно, обострение этой жажды происходит в периоды социально-политических осложнений, неурядиц и войн. В человеке просыпается та первобытная основа, которая никуда не исчезла со времен кроманьонцев (когда и сформировался современный антропологический типа Homo sapiens).

В такие периоды весь флер культуры как ветром сдувает. Тот же Блок делился впечатлениями о том, как во время первой мировой войны один "бравый ветеринар" систематически отказывался верить газетным новостям. Но если случайный знакомый сообщал ему самые нелепые слухи, он жадно глотал их.

Самым надежным хранилищем культурных архетипов является область запретов. Существует три основных области их консервации: рождение человека, его смерть и вступление в брак.

Некоторые детали магической обрядности на перифериях этих тем живут тысячелетиями. Например, известная традиция не чокаться при застольном тосте о мертвых. Так, в Эрмитаже хранятся сарматские серебряные чаши с полыми сферами на ножках, в которых запаяны три шарика. Эти шарики звенели при вознесении чаш во время пира, что избавляло от необходимости "чокаться" с каждым присутствующим за огромным столом.

Тем самым сарматы отгоняли от праздника злых духов, способных вселиться в захмелевшего (ослабленного) человека. Традиция издавать звон бокалами сохранилась до наших дней, и где-то объясняет запрет не "чокаться" именно при тостах за усопших (дабы не отвадить духов предков).

Различные культуры исповедовали разное отношение к своим мертвым: от благоговейного страха (когда над телом покойника совершались всякие "издевательства", вплоть до отсечения конечностей или же их связывания, дабы не восстал), до трепетного почитания (когда мир живых соседствовал с миром мертвых и погребения производились прямо под полами обитаемых жилищ).

Христианство развило в славянах-язычниках стрессовое отношение к своим покойникам, которых до Крещения традиционно кремировали, а теперь же предлагалось закапывать в расчете на Страшный Суд, когда каждый восстанет из мертвых. И, чтоб не восстали раньше времени, несчастных принялись: хоронить поглубже, заколачивать в гробы, приваливать сверху тяжелыми плитами.

Происхождение примет и ритуалов народной магии имеет в своей основе свою логику и даже "первопричину", которую за давностью лет иногда очень трудно найти. Скажем, в современных селах юга Украины сыч - считается предвестником смерти.

Если эта ночная птица села на хату, появилась во дворе, ее обязательно прогоняют. Тот дом, на котором сыч задерживается, обязательно посетит беда. И действительно, такие дома, как правило, принадлежат старикам либо немощным людям и сил у них не осталось даже на то, чтобы прогнать сыча.

В одном из сел Николаевского района Одесской области бытует весьма странная традиция: ни в коем случае не принимать ритуальную пищу на кладбище. Все тризны в дни поминовений происходят дома.

Сегодня лишь немногие в этом селе вспоминают, что раньше над территорией кладбища проходила высоковольтная ЛЭП и от напряжения даже металлические ограды искрили. Со временем линию убрали, но рациональная привычка не задерживаться долго на кладбище, у местных жителей переросла в традицию.

В некоторых селах христианский обряд похорон сопровождается местными элементами прежних языческих верований, с участием свежей могильной земли, жертвенной птицы и раскаленных углей.

Кадр з фільму "Вій" 
Практически повсеместна вера в сглазы и порчи, и, как следствие, в существование ведьм. Этот архаичный образ активно эксплуатируется некоторыми женщинами едва ли не в каждом современном селе. Чувство неуважения к себе со стороны односельчан компенсируется их трепетным страхом.

Ведьмы любят ходить в церковь на службы, где "вытягивают" из прихожан энергию, стараясь незаметно обойти человека по кругу во время службы. Опытный батюшка вычисляет их мгновенно и попросту выгоняет за порог храма.

При этом население искренне исповедует христианство, поклоняется образам, но с их же помощью борется с домовыми, ведьмами и сглазами, не зависимо от полученного образования, профессиональной деятельности и уровня семейного достатка.

Один работник районной налоговой инспекции, фермер по совместительству, жаловался мне на ведьму, подбрасывающую в его двор лягушек с ленточками на шее. Бедняга каждый раз отлавливал лягушек - и бросал в печку. Старухи, которые в такие моменты появлялись на улице, мгновенно "вычислялись" как ведьмы, поскольку прийти их к дому заставила "внутренняя боль" от аутодафе. Такому же обряду кремации подвергаются любые живые твари, отловленные и в доме: от сверчков до ящериц.

Очищающие свойства огня в сознании патриархального общества трудно переоценить. В некоторых селах известна традиция подсыпки горстки земли, взятой с могил перед калиткой соседа, дабы хозяин наступил на нее и получил порчу.

Другие сельчане практикуют переливание своей мочой, земли перед чужой калиткой, как бы отдавая свою негативную энергию соседу. Все эти следы ворожбы подлежат сжиганию при помощи бензина. Один мой студент из придунайского села рассказывал, как некий старик выскочил с криками из хаты ("запекло"), завидев из окна, что следы его "деятельности" подпалили соседские дети. Дети, разумеется, на всю жизнь уверовали в магическое свойство обряда.

К этому же типу относится вера в дурную энергию перелитой через улицу грязной воды (после вечернего мытья). Перешагивая через такую мокрую дорожу человек, якобы, принимает на себя весь негатив, смытый с чужого тела вечером. Культ с переливом воды имеет место и в свадебном обряде, но уже в значении оберега.

Иногда утром в некоторых селах на перекрестках можно встретить алкашей, ожидающих когда кто-то поравняется с ним на его, бедолаги, здоровье. Знающие женщины разгоняют таких зевак криками, завидев издалека. Считается, что начинать день со встречи с "дурным" человеком на дороге - плохое предзнаменование.

На углах деревенских улиц можно часто увидеть домашний веник, который понимать ни в коем случае нельзя. Этим веником вымели новый дом и оставили тут специально, с расчетом на то, что кто-то заберет вместе с ним грязь физическую и духовную.

Бытовые суеверия запрещают заносить в дом любые болотные растения. В этом смысле кажется странным повсеместное использование на Троицу тростника. Но его появление в христианстве получило совсем иной ассоциативный ряд. В знающих деревенских домах его никогда не установят.

Языческим отголоском является традиционное использование вместо тростника ореха или горькой полыни. "Нечистая сила" не любит запах полыни - еще бы, ведь в ней присутствует антисептическая подоснова (йод).

Немаловажное значение придается "культу порога". Домашний порог - это граница между разными мирами. У монгол XIII века, даже случайно задевшего порог при входе в шатер, немедленно лишали головы.

В современных южно-украинских селах порог участвует в ритуале излечения ребенка от "переляка", либо излишнего веселья, мрачности или истерики. Для этого ребенка укладывают на пол у порога комнаты, и родитель трижды перешагивает через собственное чадо.

Вообще, что касается детей, то первобытные обряды с ними связанные повсеместно распространенны и в современной городской жизни. Особо популярен способ избавления маленького от капризов при помощи спичек и воды. Над стаканом с водой хозяйка зажигает спички, и бросает их в воду, сопровождая действо молитвами. Затем ребенку дают отпить несколько глотков из этой чашки, а голову трижды окропляют.

Бытовая культура современного украинского общества порой содержит в себе реликты архаичных верований, смысл и значение которых давно утерян и поддерживается на уровне магической традиции, игнорирование которой грозит бедой. Поставляя "горожан в первом поколении" для городов-миллионников, сельские общины ретранслируют патриархальные обычаи практически для всех слоев населения нашей страны.

На мой взгляд, архетипные представления заложены даже в основу "сакрального" диалога между властью и народом, что особо наглядно проявляется во время предвыборных кампаний. И тут работают технологии заговора, а не общепринятые рекламные правила.

Чисто интуитивно предвыборная кампания ведущих кандидатов выстроилась по принципу магического ритуала. Профессиональные рекламисты совершенно справедливо сетуют на то, что кандидаты на билбордах не улыбаются. Но разве улыбаются образа на иконах? На этом самом массовом, древнем средстве пропаганды и убеждения? Тем более, что в восточнославянской ментальности (усиленной совковым воспитанием) улыбка на лице человека вообще воспринимается, как признак слабоумия.

Любой заговор требует многократного повторения с молитвенной краткостью. Именно поэтому на улицах украинских городов встречается гораздо больше билбордов, чем требуется по учебникам. "Только он достоин быть президентом!" "Только он, только он...", - отбивается в мозгах пассажиров проезжающих мимо билборда маршруток. "Мы в своей богом данной стране!" "В своей, в своей...!", - раздается потусторонний речитатив. "Украина для людей". "Для людей, для людей...". "Твоя проблема решена!" "Решена, решена...!".

Совершенно справедливым является замечание профессионалов, что ни один из кандидатов не рекламируется посредством провозглашения программы практических действий на новом посту. Но это лишь на Западе, в череде буржуазных революций, сформировался образ руководителя страны, как "топ-менеджера, нанятого своим народом".

В нашем аграрном обществе, где сосед соседу переливает мыльной водой вход перед калиткой, а ведьмы по углам фермерских полей "на заказ" разбрасывают яйца и ножи, избирают небожителей или колдунов. А эти и не предлагают никаких программ. От них лишь требуется гарантия спасения/защиты/покровительства. С точки зрения культурологии предвыборный диалог элит и масс выдержан в понятном для обеих сторон коде культуры.

Реализуя одну из основных потребностей интеллекта, большинство из нас руководствуется в выборе архетипами (а не логикой), как образами, склоняющими в пользу той или иной аватарки. Наверное, ни один соцопрос не даст столь чистого результата, как открытые споры на политические темы в общественном транспорте или на базаре.

Отбор кандидатов предельно прост и сводится к стремлению занять одну из противоположных позиций: "нравится" либо "не нравится". Например, вся слышанная мною бытовая критика в адрес Яценюка сводится к тому, что "он молодой". Но на этом же "качестве" кандидата основаны и мнения в его поддержку.

Янукович, даже с точки зрения своих приверженцев, заядлых транспортных спорщиков, оценивается, как хронический неудачник ("дважды упустил власть из рук"), что вовсе не означает, что за него не следует голосовать в третий раз, ведь его по-человечески жалко.

Наконец, среди наиболее любопытных оценок Юлии Тимошенко, слышанных мною из уст ее "трамвайных" противников, фигурируют "страшные глаза", коса, белый цвет, и настолько сильная воля к победе, которая даже у них вызывает уважение.

Вот такая борьба диалектических противоречий... Но главное, не стоит забывать помахать деньгами на новый Месяц (Луна как раз пошла в рост) - в семейном бюджете прибудет...

powered by lun.ua