Раненые в АТО: подполковник Сергей Грецкий

231
28 квітня 2015

– Он у нас герой, расскажите о нём, – говорит друг и сослуживец Сергея, Семён.

Передо мной два молодых подполковника, которые почти год воевали вместе, познакомились по службе ещё в 2007 году. Теперь один учится в Академии и долечивается, второй, Сергей Грецкий, – учится ходить.

Разговариваем, сидя на скамейке в сквере госпиталя.

– Семён, расскажите о Серёже.
– Он герой, вы в интернете почитайте про высоту Браво.

 

Дома я прочла, что та высота находилась у самой российской границы, в секторе "Д", которую защищали полтора месяца – с середины июня до конца июля. А собственное имя "Браво" она получила в честь Семёна: офицерам раздавали позывные согласно международному радио-алфавиту: Альфа, Браво, Дельта… Семёну выпало кодовое слово Браво.

Когда летом-2014 по нашим войскам в секторе "Д" начали вестись обстрелы не только со стороны боевиков, но и России – то в штабе вначале в это не верили. Там Семён получил три контузии. Его сменил Сергей – и продолжал держать высоту, пока не была уничтожена переправа на реке Миус.

Серёжа и Семён служат в Николаеве. Начинали войну заместителями комбата 79-й аэромобильной бригады ВДВ. В ноябре оба получили звания подполковников.

Сергею до сих пор ещё тяжело говорить, даже через три месяца после ранения, и я старалась не донимать его вопросами. Больше просила Семёна рассказывать о Сергее. Но, когда разговариваешь с боевыми офицерами, всегда хочется понять, что их мотивирует, что даёт силы воевать за Родину и какие они слова находят для солдат. Потому что, как признаются сами офицеры, очень тяжело посылать солдат на боевые задания.

– А как вы находили слова, что говорили ребятам, чтобы их мотивировать сражаться?

– Да по-разному. Сидишь, ешь с бойцами, говоришь обо всём, звонишь по телефону. Нужно общаться с ребятами. Постоянно.

– А не тяжело посылать ребят на задание?

– Все же понимали, куда попали. Люди понимали, куда и зачем пришли. Никто не отказывался.

– Но, всё же зависит от офицеров, от их настроя?

– Да. Нельзя показывать слабость. Никогда.

– У вас были ротации?

– У солдат – да, а у офицеров только краткосрочные отпуска.

– Что самое тяжёлое на войне?

– Самое тяжёлое – терять своих товарищей.

Видно, что Серёже тяжело произносить эти слова.

Когда разговор коснулся того, как выйти из этого конфликта, Семён отмечает:

– Да, теперь всё сложно, всё на крови и на боли. Год назад всё можно было решить быстро. Теперь – нет.

Эту мысль я слышу не первый раз от военных...

Пока мы разговаривали, возвращается жена Сергея, Наташа. Я прошу её рассказать о Серёже, мы садимся на соседнюю скамейку.

– Он очень спокойный и добрый. Дочку обожает. Её он не забывал никогда. После ранения и реанимации он не всё и не всех помнил (тяжёлая черепно-мозговая травма, следствие ранения осколком "Града" при выполнении задания), но про дочку не забывал никогда.

– Как ты узнала о ранении?

– Я узнала первая. Его ранило в воскресенье, 1 февраля. Я позвонила, он не брал трубку, потом взял чужой человек. Такого никогда не было. Он сказал, что везут Серёжу на операцию. Это было в Селидово. После того, как его стабилизировали, вертолётом отправили в Днепропетровск, в больницу Мечникова. Там сделали несколько операций, вводили в искусственную кому. Реанимация.

Вначале Серёже давали 20% шансов на жизнь, а после осложнения, в виде менингоэнцифалита, он уже сам впал в кому – и тогда давали только 2% выжить. Но я сказала Серёже, что никуда его не отпущу. И вот, – держу (улыбается).

– Все 11 лет, как мы вместе – говорит его жена, Наташа, – всё время живём на съёмных квартирах.

Про Наташу хочется сказать отдельно. Офицерская жена, старший солдат в той же бригаде. В её семье все – военные, а у Серёжи – отец военный. Такая династия.

Сейчас Наташа "на вахте" с мужем; они всей семьёй по очереди дежурят у Серёжи. По неделе. Работу ведь не оставишь, а особенно, когда это служба.

– Как ты отпустила мужа на войну?

– Выхода нет, потому что надо. Я ведь тоже успела там побывать, на востоке. Но когда начались активные боевые действия, нас, женщин, сразу вывели оттуда.

– А с кем сейчас дочка?

– С родителями, она вначале была у друзей, но ребёнку надо много внимания, да и отсутствие мамы и папы, она скучает. С папой говорит по телефону, о его состоянии она догадывается, но пока его не видела. Уже с января папу не видела.

*   *   *

Сейчас Сергей Грецкий в Киевском военном госпитале. Его диагноз звучит так: "Боевая травма во время проведения АТО. Тяжёлое осколочное минно-взрывное открытое проникающее слепое радиарное черепно-мозговое с входным отверстием в лобной области справа, множественные мелкие металлические осколки в правом боковом желудочке. Ушиб – разможжение головного мозга III степени, преимущественно правой лобной доли. Многооскольчатый перелом передней и задней стенок лобных пазух".

Когда мы прощались, я искренне благодарила Сергея и Наташу от нашего с вами имени. За такими офицерами, получившими свои звания на войне, – наше будущее. Очень хочется помочь, поддержать ребят, чтобы они понимали, что они не одиноки.

До выздоровления у Серёжи огромный путь, через реабилитацию и восстановление навыков и функций организма.

 

Поддержать семью Грецких мы можем, переведя деньги на счёт Грецкой Натальи Васильевны 5168 7555 0960 8242. Приватбанк.

Кто, как не мы?

Ирина Солошенко, специально для УП.Жизнь