Українська правда
Життя

Раненые в АТО: дончанин Александр Жилак, доброволец, офицер

Версія для друку Коментарі 2
07.05.2015
Ирина Солошенко, для УП.Жизнь

...В обществе бытует стереотип, что большинство "донецких" сами виноваты в том, что они "призвали войну и не сопротивлялись идеям сепаратизма, отделения от Украины".

Становится больно и обидно. Как будто бы не существует тех, кто в рядах ЗСУ и добробатов сражается за свой край. За свою землю. Кто всё бросил и был вынужден увозить свои семьи в никуда – а сам ушел воевать.

Поэтому всегда хочется больше рассказать именно о бойцах с востока страны. Многие из них сейчас лечат раны и думают – как и где жить тут, в мирной Украине. В своей стране, которую защищал. Кто теперь – и герой-защитник, и раненый, и переселенец одновременно.

Жилак Александр Иванович, 1963 года рождения.

Майор, служил в 3 батальоне 80-й аэромобильной бригады с 01 апреля 2014 года.

Александр женат, у него трое детей, его жена не работает. Сейчас она живет или у друзей в Киеве, или с мужем в больнице.

Закончил Донецкое военно-политехническое училище. После развала СССР ушёл из Вооруженных сил. Закончил Киевскую Академию и получил образование психолога. Работал в военном лицее в Донецке, последние 10 лет занимался социальной реабилитацией молодежи, которая оказалась в сложных жизненных обстоятельствах.

С началом АТО Александр перевёз свою семью в Коломыю, к родственникам, а сам пошел в военкомат, добровольцем, и был призван в третий батальон 80-й аэромобильной бригады.

Служил в Дружковке, Константиновке. 14 января 2015 года в районе Донецкого аэропорта, в селе Тоненькое, получил сложное осколочное ранение ног: отверстия на одной ноге до 10 см, а на другой до 14 см.

Долгое время Александру угрожала ампутация обеих ног. Но благодаря проведенным 9 операциям, серьезная опасность миновала. Сейчас проходят постоянные санации – раны гноятся – под общим наркозом. Крайняя операция была 27 апреля 2015 года.

 

– Что было самое сложное на войне?

– На войне все сложно и все просто.

Как командиру, мне сложно отказать бойцу в его желании пойти на передовую. Или так же сложно послать этого же солдата на боевое задание, потому что понимаешь, что задание непростое. А "просто" – это когда принимаешь решение относительно себя. Здесь в стороне сантименты и боязнь за родных тебе людей. Ты ведь знаешь, что они в безопасности – и эту безопасность ты им обеспечиваешь, своей службой. Тут все зависит от твоих решений и мастерства.

– А для командира?

– Самое сложное, когда нет добровольцев, а приказ надо выполнять. И нельзя "личным примером", а только через личный подход к людям находить нужные слова и убеждать к действию.

– О чём на войне больше всего мечталось?

– На передовой мечтаешь только о мире. О том дне, когда сможешь сдать оружие в ружейную комнату, технику поставить в боксы... И вернуться домой. Это и сейчас самая большая мечта.

 

Удалось перекинуться парой слов и с женой майора Жилака, Людмилой. Общаясь с жёнами, всегда мысленно ставишь себя на их место: думаешь, как это – отпускать родного, любимого человека на войну, как найти силы и благословлять, как молиться и не спать ночами?..

– Трудно было отпускать мужа?

– Мужа не трудно отпускать, а невозможно не отпустить. Если что вбил себе в голову, уже никак не переубедишь. Я и плакала, и кричала на него. Обидно было, что муж нас вывез из Донецка и оставил меня одну с детьми – а сам ушёл, и не понимает, что может не вернуться.

Я сначала очень переживала, потом смирилась и только молилась, чтобы поскорей вернулся живым.

– А о ранении как узнали?

– В тот же день, от мужа. Но почувствовала неладное, сразу как ранили. Проснулась около 5 утра и не могу слез сдержать, смотрю на детей, которые спали в комнате у бабушки и думаю: "Дети, когда я вас всех соберу вместе..." Все разъехались, кто куда, как выехали из Донецка.

Уже потом, днем, муж позвонил с чужого телефона, сказал, что свой разрядился, а зарядки нет. Это была правда. Спросил, как дела дома. Я сказала, что гости к его папе приехали на 80-летие, и еще за столом. Он передал привет родственникам и сказал, что вечером еще позвонит.А вечером, зарядив телефон, сказал, что выехал из АТО в Харьков, потому что ранен.

Я хотела к нему тут же выехать, но он остановил, сказал, что через неделю встретимся в Киеве.

 

Александр с женой встретился под Киевом, в госпитале – и с того времени они  вместе и мыкаются по госпиталям и клиникам.

Вначале Александр лечился в Ирпенском военном госпитале, потом его перевели в клинику "Нодус", где ему сделали операцию, а после проводили реабилитацию.

Все друзья, знакомые и небезразличные люди помогают, как могут – но денег не хватает.

Наша волонтерская группа как раз была в "Нодусе" – смотрели оборудование и методики нейрореабилитации раненых – там и познакомились лично с Александром. И очень захотелось рассказать о нём и его истории всем.

Доброволец. Дончанин. Офицер. Воин, воюющий за нашу землю, за свой родной край, за нашу мирную Украину.

Жилак Александр Иванович 
карта Приватбанка: 5168742341622151

Я верю, что у нас есть не безразличные люди, которые смогут поддержать Александра и помочь ему.

Ирина Солошенко, специально для УП.Жизнь

Roman Bodnaruk _ 08.05.2015 23:47
Олександр Жилак:
Послано 1790 від Марії Говикович. Дякую Іртні за можливість принести користь.
Дякую всім хто відізвався на запрошеннч п. Ірини і зібрались коштами для найскорішого мого одужання.
Ще одна операція, як кажуть лікарі, і потім готуюсь на реабілітацію в санаторій.
Ирина Солошенко, для УП.Жизнь

Раненые в АТО: светлое будущее Артёма Хотяна

Ирина Солошенко, для УП.Жизнь

Раненые в АТО: новая жизнь Алексея Аванесяна

Ирина Солошенко, для УП.Жизнь

Раненые в АТО: рядовой Андрей Шараенко

АВТОРИЗАЦІЯ
Для авторизації використовуйте ті самі ім'я і пароль, що і для коментування публікацій на "Українській правді".


УВІЙТИВІДМІНИТИ
Якщо ви новий читач, будь ласка, зареєструйтесь
Забули пароль?
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter   Вконтакте