Раненые в АТО: подполковник Сергей Грецкий

117
28 квітня 2015

– Он у нас герой, расскажите о нём, – говорит друг и сослуживец Сергея, Семён.

Передо мной два молодых подполковника, которые почти год воевали вместе, познакомились по службе ещё в 2007 году. Теперь один учится в Академии и долечивается, второй, Сергей Грецкий, – учится ходить.

Разговариваем, сидя на скамейке в сквере госпиталя.

– Семён, расскажите о Серёже.
– Он герой, вы в интернете почитайте про высоту Браво.

 

Дома я прочла, что та высота находилась у самой российской границы, в секторе "Д", которую защищали полтора месяца – с середины июня до конца июля. А собственное имя "Браво" она получила в честь Семёна: офицерам раздавали позывные согласно международному радио-алфавиту: Альфа, Браво, Дельта… Семёну выпало кодовое слово Браво.

Когда летом-2014 по нашим войскам в секторе "Д" начали вестись обстрелы не только со стороны боевиков, но и России – то в штабе вначале в это не верили. Там Семён получил три контузии. Его сменил Сергей – и продолжал держать высоту, пока не была уничтожена переправа на реке Миус.

Серёжа и Семён служат в Николаеве. Начинали войну заместителями комбата 79-й аэромобильной бригады ВДВ. В ноябре оба получили звания подполковников.

Сергею до сих пор ещё тяжело говорить, даже через три месяца после ранения, и я старалась не донимать его вопросами. Больше просила Семёна рассказывать о Сергее. Но, когда разговариваешь с боевыми офицерами, всегда хочется понять, что их мотивирует, что даёт силы воевать за Родину и какие они слова находят для солдат. Потому что, как признаются сами офицеры, очень тяжело посылать солдат на боевые задания.

– А как вы находили слова, что говорили ребятам, чтобы их мотивировать сражаться?

– Да по-разному. Сидишь, ешь с бойцами, говоришь обо всём, звонишь по телефону. Нужно общаться с ребятами. Постоянно.

– А не тяжело посылать ребят на задание?

– Все же понимали, куда попали. Люди понимали, куда и зачем пришли. Никто не отказывался.

– Но, всё же зависит от офицеров, от их настроя?

– Да. Нельзя показывать слабость. Никогда.

– У вас были ротации?

– У солдат – да, а у офицеров только краткосрочные отпуска.

– Что самое тяжёлое на войне?

– Самое тяжёлое – терять своих товарищей.

Видно, что Серёже тяжело произносить эти слова.

Когда разговор коснулся того, как выйти из этого конфликта, Семён отмечает:

– Да, теперь всё сложно, всё на крови и на боли. Год назад всё можно было решить быстро. Теперь – нет.

Эту мысль я слышу не первый раз от военных...

Пока мы разговаривали, возвращается жена Сергея, Наташа. Я прошу её рассказать о Серёже, мы садимся на соседнюю скамейку.

– Он очень спокойный и добрый. Дочку обожает. Её он не забывал никогда. После ранения и реанимации он не всё и не всех помнил (тяжёлая черепно-мозговая травма, следствие ранения осколком "Града" при выполнении задания), но про дочку не забывал никогда.

– Как ты узнала о ранении?

– Я узнала первая. Его ранило в воскресенье, 1 февраля. Я позвонила, он не брал трубку, потом взял чужой человек. Такого никогда не было. Он сказал, что везут Серёжу на операцию. Это было в Селидово. После того, как его стабилизировали, вертолётом отправили в Днепропетровск, в больницу Мечникова. Там сделали несколько операций, вводили в искусственную кому. Реанимация.

Вначале Серёже давали 20% шансов на жизнь, а после осложнения, в виде менингоэнцифалита, он уже сам впал в кому – и тогда давали только 2% выжить. Но я сказала Серёже, что никуда его не отпущу. И вот, – держу (улыбается).

– Все 11 лет, как мы вместе – говорит его жена, Наташа, – всё время живём на съёмных квартирах.

Про Наташу хочется сказать отдельно. Офицерская жена, старший солдат в той же бригаде. В её семье все – военные, а у Серёжи – отец военный. Такая династия.

Сейчас Наташа "на вахте" с мужем; они всей семьёй по очереди дежурят у Серёжи. По неделе. Работу ведь не оставишь, а особенно, когда это служба.

– Как ты отпустила мужа на войну?

– Выхода нет, потому что надо. Я ведь тоже успела там побывать, на востоке. Но когда начались активные боевые действия, нас, женщин, сразу вывели оттуда.

– А с кем сейчас дочка?

– С родителями, она вначале была у друзей, но ребёнку надо много внимания, да и отсутствие мамы и папы, она скучает. С папой говорит по телефону, о его состоянии она догадывается, но пока его не видела. Уже с января папу не видела.

*   *   *

Сейчас Сергей Грецкий в Киевском военном госпитале. Его диагноз звучит так: "Боевая травма во время проведения АТО. Тяжёлое осколочное минно-взрывное открытое проникающее слепое радиарное черепно-мозговое с входным отверстием в лобной области справа, множественные мелкие металлические осколки в правом боковом желудочке. Ушиб – разможжение головного мозга III степени, преимущественно правой лобной доли. Многооскольчатый перелом передней и задней стенок лобных пазух".

Когда мы прощались, я искренне благодарила Сергея и Наташу от нашего с вами имени. За такими офицерами, получившими свои звания на войне, – наше будущее. Очень хочется помочь, поддержать ребят, чтобы они понимали, что они не одиноки.

До выздоровления у Серёжи огромный путь, через реабилитацию и восстановление навыков и функций организма.

 

Поддержать семью Грецких мы можем, переведя деньги на счёт Грецкой Натальи Васильевны 5168 7555 0960 8242. Приватбанк.

Кто, как не мы?

Ирина Солошенко, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua