Раненые в АТО: рядовой Андрей Шараенко

24
12 травня 2015

...Как это часто у волонтёров случается, со своим будущим подопечным "знакомишься" задолго до личной встречи.

О том, что Андрею Шараенко нужна помощь, я узнала заочно, по смс. Перезвонила в Артёмовск, там сообщили, что раненому уже оказали ПХО (первичную хирургическую обработку – авт.) и увезли на Харьков.

И вот теперь мы встретились с Андреем в Киевском военном госпитале.

 

Скромный, тихий, чувствует себя очень неудобно и сто раз повторяет:

– Ко мне сегодня внимания столько, как будто у меня День рождения.
– Привыкайте, у нас тут мальчикам не дают скучать, всё время посетители и концерты.

Мы спускаемся на этаж ниже, чтобы никому не мешать и чтобы Андрей не испытывал чувства неловкости.

– Да, а что я вам смогу рассказать, я ничего героического не совершал. Был бой, ранило. Да и всё...

На войну Андрей попал по мобилизации, до призыва работал электриком в компании ТОВ "БФ компания Укэнерго".

Сам родом из Белой Церкви. Ему 40 лет. Живёт с родителями. Есть ещё брат.

Фотографий на фронте не делал – всё боялся, что родные узнают, где он. Никогда не говорил им, что уже на передовой – рассказывал, что несёт службу под Кировоградом.

Призвали Андрея 12 февраля. Три недели в учебке – и 7 марта уже прибыли на Донбасс по месту дислокации. Нёс службу на блокпосте под Горловкой, на самой передовой.

– До сепарского блокпоста метров 400 было. Видно их хорошо.

 

– Как ты получил ранение?

– 17 апреля. Был бой, вначале обстрел.

– Мины?

– Из всего стреляли – из САУ, "Градов", миномётов. Началось всё днём. Меня ранило, наверное, около трёх часов, потому что в четыре я уже был на операционном столе... Сознание не терял, всё помню.

Ранение получил, когда выбежал из укрытия за боеприпасами – тут и почувствовал удар. Руку свою видел, что болтается, и кости торчали раздробленные. Рука была почти оторвана.

Дорезали её уже в больнице. Вначале в Дзержинском, потом в Артёмовск привезли, потом Харьков... А теперь в Киеве.

– Ты не волнуйся, Андрей, вот ребятам уже поставили протезы бионические, которые реагируют на нервные импульсы. Проект волонтёрский от канадцев, по сложному протезированию.

– Да я, конечно, не волнуюсь. Но вон, сказали, что такой протез будет стоить не меньше 30 тысяч евро.

– Да, он дорогой, но, во-первых, для тебя он будет бесплатным, а во вторых, если денег, заложенных в бюджете не хватит, дособираем. А протез на самом деле хороший, он как настоящая рука.

(Рассказываю Андрею о том, что такое бионический протез: ты думаешь о движении – и от нервного импульса происходит сжимание-разжимание пальцев, сгибание локтя, запястья. Затем снова возвращаемся к разговору о войне):

– А как родители отреагировали на то, что ты пошёл воевать?

– Мама плакала, но потом смирилась, да и не знали они, где я.

– Сейчас как мама себя чувствует?

– Приехали вчера, я сказал, что если кто будет плакать, выгоню сразу. Живой, всё нормально, чего слёзы лить?

– Правильный и здоровый подход! А скажи, как у вас обстановка была на фронте, вы друг друга поддерживали?

– Да, конечно, у нас, Слава Богу, 200-х не было, а за каждого трёхсотого переживали как за себя. Тут, в госпитале, лежит тоже наш паренёк, с контузией. А когда я попал в Харьков, так семья побратима ко мне каждый день приходила, проведывали.

– Я у всех ребят спрашиваю, что на войне самое страшное?

– Я больше всего боялся бросить всё и убежать. То есть, боялся испугаться... Струсить.

*   *   *

Он не струсил и не убежал. Теперь печалится, как бы его не уволили с работы. Думает, как будет зарабатывать дальше, потому что ему нужно ещё содержать родителей.

Прощаемся с Андреем уже в палате.

Он долго стеснялся давать номер карточки, пришлось убеждать, что это самое малое, что мы можем сделать – помочь в трудную минуту.

Карта ПриватБанк 5168 7555 0330 5068 Андрей Шараенко

Давайте сейчас поддержим Андрея!

 

powered by lun.ua