Изоляция смысла

8
9 червня 2014

Боевики Донецкой народной республики подошли 9 июня утром к проходной бывшего завода изоляционных материалов, где теперь размещается центр культурных инициатив "Изоляция". Это на окраине Донецка, на улице Светлого Пути, 3. Вокруг завода – терриконы и трубы, насыщенный металлом воздух.

Охранники через небольшое окошко в воротах посмотрели на нежданных гостей. Боевики попросили их освободить территорию, и те послушно выполнили приказ.

Первое, что увидели вооруженные ДНРовцы, - гипсовые скульптуры обнаженных женщин с отбитыми руками, небрежно разбросанные по голой земле возле входа в административный корпус. Это "Армия клонов", работа украинской художницы Маши Куликовской, которая, к слову, недавно заключила брак со шведкой.

Бывший технолог донецкой ячейки Партии регионов, а теперь "глава центризбиркома" ДНР Роман Лягин сообщил в разговоре с сотрудниками "Изоляции", что произведения искусства боевики трогать не будут, а лишь займут один склад под "гуманитарную помощь" и одно помещение - под "административные нужды". Еще он сообщил, что Донецкой народной республике, вероятно, пригодится имеющееся на территории завода бомбоубежище. А там, кстати, можно запросто спрятать пару десятков человек с автоматами.

 Фото с сайта Изоляции

Охранники вряд ли удивились или испугались, увидев в небольшое окошко в воротах вооруженных людей. Разговоры о том, что рано или поздно "Изоляцию" захватят, ходили в последнее время часто. Еще в апреле в центр культурных инициатив приезжала делегация российской интеллигенции, которую в Москве прозвали "пятой колонной", во главе с бывшим политзаключенным Михаилом Ходорковским.

На той встрече присутствовали и представители ДНР, а сам Ходорковский отдельно встречался с их "главой правительства" Денисом Пушилиным. Правда, тогда на улицах еще не было людей с оружием, а на границах области не шла антитеррористическая операция, и руководство "Изоляции" не могло предположить, для каких целей может понадобиться художественное пространство ДНРовцам.

"Изоляция" никогда не скрывала своей "проукраинской" позиции. На сайте центра давно красуется желто-синяя лента. Об этом месте мало кто знал из дончан – слишком далеко от центра, слишком сложная и чужеродная концепция.

"Изоляция", появившись после закрытия производства в 2009 году, стала единственным в Украине промышленным пространством, перестроившимся в пространство художественное. На одном из терриконов художники установили статую оленя, на мрачной стене одного из цехов – широкоформатные фотографии украинцев.

Здесь проводились лекции и дискуссии, посвященные современной культуре и искусству, архитектуре, дизайну и политической мысли, реализовывались проекты, направленные на активизацию сообществ, проходили крупные выставки художников с разных концов мира. Обитатели "Изоляции" разрабатывали проект "креативной деревни", которая должна была вывести малый бизнес в регионе на новый уровень, обсуждали план по реформированию городского пространства Донецка.

Еще недавно на территории "Изоляции" проходил литературный фестиваль "Язык и насилие", на котором велись дискуссии о смыслах и войне. А летом организаторы планировали провести фестиваль "Осчастливлинг", суть которого заключалась в поиске поводов для счастья. Одним из участников этого фестиваля должен был быть художник Роман Минин, известный своей серией остросоциальных работ о шахтерах. Не удалось: после начала АТО все запланированные проекты "Изоляции" перенеслись на неопределенный срок.

 

"Изоляция", по иронии, всегда находилась в изоляции от того общества, в котором существовала, и так и не смогла в него интегрироваться. Центр культурных инициатив, задуманный как площадка поиска новых смыслов, с самого начала оказался в пространственной и в ментальной изоляции. Он как бы символизировал изоляцию того региона, в котором родился, от всего остального мира.

После того, как боевики проникли на территорию бывшего завода, прочная стена, отделявшая "Изоляцию" от некомфортной среды Донбасса, рухнула. Теперь под угрозой уничтожения оказались художественные работы украинцев, мастерские с уникальным материалом, аккуратные, по-европейски обустроенные кабинеты, новые помещения, созданные для будущих резидентов, и олень на терриконе. Правда, Роман Лягин утверждает, что боевики не тронут фонды. Но в это сложно поверить.

Первое, что увидели боевики, зайдя на территорию "Изоляции", - гипсовые фигуры обнаженных женщин с отбитыми руками авторства женатой на шведке художницы. Вероятно, они, не привыкшие к современному искусству и вряд ли когда-нибудь с ним сталкивавшиеся, удивились. Жаль, момент никто не заснял – получился, наверное, на редкость живописный перформанс.

Искусство способно говорить с сердцем и менять сознание. Интересно, сколько дней потребуется, чтобы "Изоляция" уговорила боевиков распрощаться с оружием?

powered by lun.ua