Хроники оккупации. Эрозия полуострова

27
24 вересня 2014

Вы никогда не замечали, что подводный рельеф берега моря всегда очень похож на надводный? Я замечал. Он как бы продолжает его. Что, впрочем, и неудивительно. Ведь морское дно и есть "продолжение" суши. Только в другой, более плотной и агрессивной среде.

Море всегда затапливает те участки суши, которые поддаются ему. И за это их обзывают "низменностями". А те, которые устояли перед натиском волн наоборот – называют "возвышенностями". Очень символично, правда?

И с этого момента их судьбы, хоть и неразрывно связаны, но все-таки – разные.

Над возвышающимися над водой кручами теперь господствуют ветры. Ветры свободы. За долгие годы они с помощью дождя и солнца снимут со скал все лишнее, наносное. Останется суть. И она проявится во всей своей красоте.

К таким берегам приезжают потом люди со всех концов света, чтобы посмотреть на эту красоту. И глядя на нее, у них замирает от восторга сердце.

Правда, прибрежные скалы при этом довольно сильно пострадают. Их линию причудливо изрежет морской прибой, который никак не может смириться с их гордыней. Он так и будет пробовать осилить их. Но тщетно.

А их поверхность со временем вся покроется шрамами и уступами, что сделает их особенно красивыми. И позволит поселиться прямо на них многим самим отважным их обитателям. Взамен на их отвагу они отдают им единственное, что у них есть – ночное тепло, которым их щедро одаривает за долгий солнечный день жаркое южное солнце. Их часто можно увидеть на этих отвесных стенах, беспечно греющихся над холодными, бурлящими волнами прибоя.

А прямо за ними начинается бескрайняя плодородная степь. Здесь и кипит жизнь, которую защитила прибрежная твердыня.

А что же с нашей "низменностью"?

Она теперь вся во власти течений. Эти течения не терпят неровностей и будут старательно засыпать их донными илом, который они терпеливо будут сносить сюда. Часть этого ила, кстати говоря, нанесет ветром и с берега. А кое-что наоборот – выбросит волнами прибоя на берег.

Правило состоит в том, что если вы видите на берегу высокий каменный мыс – обязательно ищите его продолжение и под водной гладью.

И вы найдете его. Он уже мало будет похож на своего надводного брата. Молчаливый, в полумраке весь гладкий и только сильно поросший водорослями. Но, тем не менее – это он. Море будет стараться стереть эту похожесть. Оно так делает всегда. Правда, для этого ему понадобится много времени.

Стоя на прибрежной скале и любуясь бескрайней морской гладью, не забывайте о том, что там, под этой видимой гладью, скрыта и часть иного мира – до сих пор очень похожего на наш.

И так будет еще очень долго – пока море окончательно не засыплет его песком и илом.

И так было миллионы лет на нашей земле. Таков был установившийся порядок. Пока на этих берегах не появилось очень странное существо – человек настоящий. Он назвал отметку, где море соединяется с сушей, нулевым уровнем. И с тех пор так и повелось, что там, где уровень низменности падает уж совсем "ниже нуля" – настоящие люди не живут.

Но что же нам делать? Как вернуть те наши любимые части суши, которые мы называли нашими пляжами, а море теперь называет своим дном?

В том и состоит "странность" этого существа, которого зовут человеком. В способности верить. Трудиться и бороться. Укрепить берег. Волнорезами. Рыть каналы. Насыпать дамбы.

И море отступит. Обязательно. Оно так делает всегда.

Не верите? Спросите у прибалтов. Они знают это точно. Они верили в это и трудились для этого 45 лет.

*   *   *

Теперь, как всегда коротко, о странностях нашей оккупационной жизни.

Море остается верным себе. Оно выбрасывает на берег кусочки янтаря и охотно слизывает с берега разный хлам и мусор.

Уезжают лучшие. Самые деятельные. Мыслящие. Искренние. Это одна из главных примет этого времени.

Когда-то, еще в советские времена, наш город в шутку летом называли "маленький Ереван". Сейчас его называют "маленький Донецк". Правда, веселого в этом мало. Но всем уже объявили, что жить здесь они могут только до 31 декабря. Дальнейший статус – только на материке. И теперь для них, похоже, все, что дальше Крыма – Сибирь. Такая вот познавательная география.

Сходили на "выборы". Ну, вот, по явке можете сделать выводы об истинных результатах "голосования" на референдуме.

По итогам. Партия регионов Украины в Крыму благополучно переехала в "Единую Россию", а Жириновский сменил в умах и сердцах Симоненко. Похоже, болезнь обостряется. Переходит в стадию лихорадки.

Проклятые "бендеровцы" опять перехитрили всех. Подло и подспудно понаехали в Херсон и Запорожье. И теперь это все – "бендеровщина". Ну, не от братского же украинского народа, в самом деле, нас защищают теперь на Перекопе и Чонгаре минные поля с колючей проволокой и очереди со "шмоном" длиной по 5-10 часов.

Похоже, кто-то хотел "как лучше", а получилось как всегда. По старой русской традиции. Только что с этим всем теперь делать – не очень ясно.

Теперь в Крыму главная – Самооборона. Она и милостыню в палатках на площадях под российским флагом просит. И автостанции отжимает, и за порядком в лесах следит. Всевидящее око. Одного не пойму: зачем человеку в камуфляже и фуражке нагайка из китайского кожзама? Пришпоривать свои китайские мопеды, на которых они все так лихо ездят?

...А лето уходит. Вода в море уже гораздо теплее воздуха. Особенно по утрам и вечерам. И это значит, что кефали и скворцы сбиваются в огромные, шумные стаи – и скоро мы останемся тут совсем одни.

И мне очень грустно от этого. Но будем ждать. Ждать весны и надеяться.

Слава Украине!

Денис Елишев, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua