Хроники оккупации. Весна полуострова

16
12 квітня 2015

Вам приходилось наблюдать, как в море приходит весна? Мне приходилось. Я крымчанин, а Крым – это украинский остров. Да-да. Остров, со всех сторон окруженный морем. С материком его соединяет только узкая полоска земли. 

Иногда кажется, что это ничего не значит. Но это только на первый взгляд. Просто нужно присмотреться внимательно.

Вода в море всегда прогревается от суши, и очень постепенно. Всегда. 

Это на материк весна врывается стремительно и часто неожиданно. Еще вчера дул пронзительный северный ветер, а холодный моросящий дождь срывался из несущихся на этом ветру серых мрачных туч – если не каждый день, то по два раза за ночь.

Но однажды утром все кончается. Вы просыпаетесь, неожиданно рано, из-за оглушительной тишины. А в окно вам уже вовсю светит ослепительный веселый шар. Он моментально прогревает землю, и остатки зимы стремительно исчезают – как роса на солнце.

Для Крыма это все немного по-другому. Ослепительное солнце с востока – часто еще ничего не значит. Потому что море, окружающее его со всех сторон, еще совсем холодное. Особенно хорошо это заметно именно утром. 

Белые утренние лучи пронизывают эту синюю ледяную толщу, и только отражаясь от дна, подсвечивают его снизу красноватым цветом.

Солнце не может сразу нагреть море. Оно сначала греет берег. Всегда. Терпеливо и трудолюбиво. Изо дня в день неутомимо и настойчиво оно целый день трудится, посылая ему свои спасительные лучи. Они постепенно прогревают морское дно – сначала у берега, на пляжах и отмелях. Но каждый день все дальше и глубже. 

И только тогда картина мира в море начинает меняться. Море "парит", и в этой парящей дымке все еще совершенно не ясно и не очевидно. Теряются и "плывут" привычные ориентиры. Так будет продолжаться до тех пор, пока море окончательно не прогреется. И у его берегов опять появляются живые существа.

Сумрачный и холодный бело-синий сверху и красноватый у дна подводный мир, наконец, тоже неохотно начинает прогреваться – и, уступая, начинает превращаться в веселый и теплый. Песчаный и от этого желтый у дна – и ослепительно голубой сверху. До самого неба. Самого красивого в мире. 

Понемногу, но каждый день, отодвигается холодная стена все дальше и глубже. 

Место, где эти массы холодной донной воды, встречаясь, смешиваются с теплой прибрежной, называют границей термоклина. Это граница миров. 

Точнее, для теплого мира – это граница. А для холодного – это клин. Здесь все клубится, расплывается и бурлит. Отделяет понятное от привычного, новое от живого и настоящее от увиденного...

Иногда, пользуясь "северным ветром", холодные течения сгоняют с берега теплую, прогретую воду. Чаще всего – вместе с множеством его обитателей. И тогда море снова становится понятным, прозрачным, бело-голубым, с привычным красноватым донным оттенком. 

Но пустым. Потому что жить в нем нельзя. Слишком холодное. И тогда солнцу приходится начинать все сначала...

Есть в нашей жизни вещи, которые нас соединяют – но при этом не связывают. Например, мосты.

А есть те, которые кажутся настолько маленькими, что ничего не в силах изменить. Вроде той узкой полоски суши в море на Перекопе. Но если ее терпеливо греть, то весна обязательно придет. 

Так миллионы лет каждую весну делает Солнце, согревая ее своими лучами и нагревая через нее весь полуостров.

Люди могут сделать это только своей любовью. Только любовью. И тогда это рождает связь, которую не разорвать.

Слава Украине! 

*   *   *

А теперь как всегда, коротко о странностях нашей оккупационной жизни.

Куры в Крыму теперь – плодоносят. Именно так выразился, а точнее, спросил один из новых директоров от крымской "Самообороны" одной "национализированной" крымской птицефабрики на представлении трудовому коллективу. Как, говорит, у Вас тут, товарищи, куры плодоносят? 

Хорошо плодоносят – ответил зоотехник. И, говорят, прикрыл при этом лицо рукой… 

Вот Массандра что-то плохо плодоносит последнее время. Точнее – просто лежит. Все надеются, что – "пока".

Суды в Крыму тоже плодоносят: по искам бывших владельцев этих компаний, изыскивая в российском законодательстве то, чего нет даже там – правовую основу оправдания грабежа.

А российских флажков на машинах стало меньше. И проявилась при этом одна интересная особенность. Чем приличнее автомобиль – тем реже на нем можно увидеть такой флажок. 

Лиха беда начало?..

Поживем – увидим.

powered by lun.ua