В кругу братьев по джазу

8
16 грудня 2008

Продолжение. Первую часть Чистое искусство джаза читайте здесь.

Если проект инструментальных сборных "Джаз кола", о котором шла речь раньше, и по замыслу, и по формату являет парад индивидуальностей (джаз - искусство по преимуществу индивидуалистическое; особенно, что касается малых составов, где все вращается вокруг сольной импровизации, и музыканты, как правило, солируют по очереди), то на концерте "Братьев" можно было услышать джаз иного характера, с центром тяжести на едином, мощном ансамблевом звучании.

И это не просто фраза, ведь группа была основана еще в 1992 году (!) братьями Мирославом и Олегом Левицкими. Достойно, как минимум, удивления и то, что удалось сохранить (с небольшими заменами) начальный состав: Мирослав Левицкий (клавишные, композитор), Олег Левицкий (альт-саксофон и вокал), Сергей Тафтай (бас-гитара), Андрей Винцерский (барабаны), к которым позже присоединились Виктор Савенко (бас-гитара) и Захар Валага (скрипка).

После первого признания (гран-при на фестивале "Червона рута" в 1994 году) было множество концертов не только в Украине, но и зарубежом: в США, Франции, Канаде, Австрии.

На счету у ансамбля четыре альбома. Примечательно, что нынешний концерт был также частью проекта - ряда концертов, каждый из которых имел свое название, свою концепцию, драматургию, при этом каждый раз к старым композициям добавлялись новые, ранее не исполнявшиеся: "Club", "Phylarmony", "Lounge", "Rock-jazz".

Музыка "Братьев блюза" - это фьюжн, хотя последний альбом уместнее отнести к world music. Доминирующее звучание группы - электрическое, и их стиль заставляет вспомнить таких исполнителей, как "Weather Report", "Yellow Jackets", иногда Пэта Метини.

Однако о фьюжн "Братьев блюза" не приходится говорить как о сознательном наследовании готовой традиции или просто по необходимости подвести это под какой-то жанр. Это оригинальный "сплав" в полном смысле слова, в который, кроме привычной для фьюжн джазроковой, или "рокджазовой" (эта инверсия стала названием одной из композиций - "Rock-Jazz"), составляющей влились присущие только этому ансамблю компоненты.

С одной стороны, сказываются западноукраинские корни музыкантов. Эпизодически в композиции врывается - и весьма органично - колорит гуцульских мелодий и тембров прежде всего благодаря скрипке Захара Валаги и вокалу Олега Левицкого. Да и саксофон последнего иногда напоминает звучание трембит.

С другой стороны, это классические музыкальные пристрастия Мирослава Левицкого. Иногда слаженный мотор группы вдруг на полном ходу затихает, и музыканты оставляют Мирослава один на один с публикой.  Тогда он пускается в фортепьянные соло в чисто классической манере, когда только внезапные перебои ритма, обрывы мелодии и новые приступы к ней заставляют вспомнить о том, что мы все же находимся на джазовом концерте, а не на вечере из цикла "музыкальный абонемент" в филармонии.

Впрочем, здесь скорее стоит говорить о пристрастии к чистому фортепьянному звуку, поскольку  в клавишных соло присутствует немало других стилевых реминисценций, например, регтайм.

Уже из перечисления этих музыкальных компонентов очевидно, что их гармоничное сочетание было бы невозможно без тонкого искусства композиции и аранжировки. И здесь нельзя не отдать должное Мирославу Левицкому, который является автором и аранжировщиком всех тем.

Как я уже сказал, "Братья блюза" - именно единая команда. Если стандартный джазовый формат определяется индивидуалистическим принципом и строится из кирпичиков: представление темы, затем импровизации солистов по их числу, затем вновь итоговое исполнение темы, то в звучании "Братьев блюза" доминирует ансамблевое звучание.

Мирослав Левицкий из "Братів блюзу" 
Каждая вещь строится как индивидуальное развитие темы от первой ноты до последней - через изменение тембров, сочетание солирующих инструментов и прочее, - но так или иначе каждый переход, смена солирующего инструмента здесь найдена как единственное решение и отшлифована.

Я бы даже сказал, что импровизация здесь не является самоцелью как представление, прежде всего индивидуальности солиста, его виртуозности, музыкальной фантазии и т.п. (импровизации Сергея Тафтая, Олега Левицкого, Виталия Савенко не раз "ставили публику на уши"), но выступает всего лишь моментом развертывания темы.

Любопытно, что поначалу публика не решалась поощрять  аплодисментами отдельные импровизации (что для джазовых концертов - норма), как я думаю, именно в силу ощущения единства каждой композиции. Впрочем, еще и потому, что первую часть концерта составили композиции преимущественно лирически-медитативные.

О цельном композиционном мышлении как специфической черте музыки группы говорят еще два фирменных момента. Нередко композиции заканчиваются не кульминацией, а тихим схождением музыки "на нет", иногда через постепенное "выключение" инструментов одного за другим, так что слушатели порой не сразу догадываются, что "уже все" и можно аплодировать.

Наконец, весь концерт строится как некое развитие сверхтемы. В частности, Мирослав Левицкий любит прибегать к приему интерлюдии, в качестве которой используется та или иная тема (одна из них именно так и называется), которая лейтмотивом "возвращается" в измененном виде в течение концерта. (Тот же принцип используется и в последних двух альбомах Мирослава)

Сказанного, думаю, достаточно, чтобы оценить, сколько таланта, мастерства и изобретательности, словом, оригинального искусства вложено в то, что можно было услышать в скромном зале Дома архитекторов. Остается лишь посетовать, что этим концертом под названием "Un-plugged" музыканты завершили свой проект, и надеяться, что "Братья" ненадолго прощаются с киевской публикой.

Зайдя после концерта к музыкантам, чтобы поблагодарить за выступление, я снова стал свидетелем неохотного переключения с созданного немалыми усилиями ощущения парения к послеконцертным заботам.

(И хорошо бы продлить, да надо что-то решать с аппаратурой и с отъездом, устраиваться на ночь, ведь почти все специально съехались для концерта из разных городов (!), а завтра - рабочий день...)

И как естественна мысль о несоразмерности короткого праздника музыки и объема затраченных усилий исключительно, так сказать, из любви к искусству.

Остается находить утешение в том, что джаз - это, пожалуй, истинный пример чистого искусства, которым занимаются сугубо по внутренним мотивам. Не для заработка (во всяком случае, у нас).

Джаз вне коммерции, вне идеологии, вне политики (хотя, увы, не вне экономики). Для власти он бесполезен. Это искусство счастливым образом бесхозное, а потому свободное. Он просто призван дарить радость "нашему брату".

powered by lun.ua