Арт-итоги года. Часть 1

40
26 грудня 2013

В самом начале 2013 года мы попытались сделать свои прогнозы и озвучить ожидания относительно наметившихся тенценций в сфере современного визуального искусства в Украине.

Некоторые из них оказались несколько преувеличенными, но многие получили реализацию.

Несомненно, главным событием уходящего года стал #Евромайдан, продемонстрировавший острую потребность украинцев в изменениях и потрясающую способность к самоорганизации.

Далее речь пойдет о том, как обе этих тенденции нашли отражение в самых разных аспектах культурной жизни уходящего года, а также что вызвало самые жаркие споры и обсуждения в художественном поле Украины в 2013 году.

Школа года

Одним из важнейших итогов года стал образовательный бум в области современного искусства. Хотя разномасштабные образовательные инициативы нарастают как снежный ком последние несколько лет, этот год был отмечен существенным нововведением.

Если раньше программы различных художественных институций были направлены на попытку расширить свою аудиторию и ответить на вопрос "как понимать искусство?", то весь нынешний год художественное пространство генерировало ответ на вопрос "что значит создавать искусство сегодня?".

Таким образом, акцент с того, кто воспринимает искусство переместился на того, кто его создает.

Не секрет, что отечественная художественная среда переживает период бурного роста: год от года становится все больше заинтересованных в художественной практике людей, все полнее и профессиональнее пытаются осветить это поле для своих зрителей и читателей различные СМИ.

Появляются новые институции современного искусства и люди, готовые участвовать в процессе его производства. Но образование, предлагаемое в художественных ВУЗах по всей стране, все еще развивается по стандартам, разработанным в СССР и потому переживает катастрофическую стагнацию.

Возникший вакуум попытались заполнить частные инициатиивы.

Наиболее активная просветительская организация "Культурный проект" по инициативе куратора Янины Пруденко впервые за годы своего существования создала образовательный проект для практиков. Он получил имя "Новой художественной школи", и был посвящен подготовке художников в области новейших технологий.

 Просмотр дипломных работ выпускников Новой художественно школы. Фото - "Культурний проект"

На протяжении четырех месяцев группа молодых людей со всей Украины получала уникальные знания и навыки работы с самыми разными технологиями - от фотографии и видео, до робототехники из первых рук.

Еще одна инициатива, заслуживающая внимания - курс по обучению художников современному искусству "Школы визуальных коммуникаций", созданная специально для тех, кто хотел бы овладеть современными подходами к созданию художественных произведений, а также повысить уровень своей теоретической подготовки в этой области.

Отчетная выставка первого выпуска ШВК состоялась в Национальном Музее Тараса Шевченко в октябре этого года и продемонстрировала довольно интересную трансформацию мышления художников с академической подготовкой в сторону критического мышления. Настораживает довольно однообразный подход к решению художественных задач, но ведь обучение - лишь первый этап в развитии художника.

Kyiv AIR

Еще одна частная инициатива - первая киевская резиденция Kyiv AIR инициированная кураторской группой Kadygrob&Taylor. 7 художников в течении полугода получали альтернативное образование, штудируя тексты и новейшие художественные теории, расширяя свои представления о таких художественных медиумах, как рисунок, инсталляция, видео, фотография и пр.

Выставка выпускников Школы визуальных коммуникаций

Образовательный формат резиденции возник не случайно. Это была реакция на невозможность традиционного художественного образования ответить на вызовы, стоящие сегодня перед молодым художником. Тот факт, что итоговая выставка прошла в стенах НАОМА и вызвала там бурные обсуждения, позволяет с надеждой думать о назревшей реформе традиционного художественного образования.

После прошлогоднего скандала с выдворением из стен Киево-Могилянской академии ЦВК 2013 год обозначился сотрудничеством другой инициативы в области визуального искусства с вузом - на этот раз с КНУ имени Тараса Шевченко.

Куратор и арт-критик Константин Дорошенко создал на базе Национального университета визуальную лабораторию, призванную стать платформой для коллаборации молодых ученых-гуманитариев и художников.

Первым проектом новой платформы стала довольно невинная выставка радикального художника Владимира Кузнецова "Прошивая опыт". Интересно, смог бы "переварить" этот консервативный ВУЗ более радикальные высказывания?

Как бы хороши не были все представленные инициативы они могут только на время стать субститутом государственному образованию, которое никак не поспевает за своим времененм, отказываясь принимать его вызов.

Арсенал года

Музейный комплекс "Мыстецкий Арсенал", публичный статус которого варьируется в диапазоне от "стройплощадка" до "главный музейный проект страны", в уходящем году сумел расшевелить даже такое мертвое для культурных событий время, как конец июля – начало августа.

Возвращаясь из своих facebook-free отпусков, художники, критики и культурные менеджеры сталкивались с лавиной сенсационных новостей, транслируемых лентой ретроспективно: "главный редактор журнала Art Ukraine Екатерина Стукалова и часть команды написали заявление об уходе", "заместитель директора МА и его бессменный куратор Олександр Соловьев подал в отставку", "художник Владимир Кузнецов обвинил директора МА Наталью Заболотную в цензуре и вандализме" и наконец, "Наталья Заболотная собственноручно закрасила мурал Владимира Кузнецова за день до официального открытия выставки, назвав это собственным перформансом".

Выставка "Великое и величественное" готовилась кураторской группой МА на протяжении последнего года и должна была стать кульминацией арсеналовских амбиций сконцентрировать в своей экспозиции все самое лучшее и самое большое в украинском искусстве.

Идея централизации шедевров из региональных коллекций в новой столичной институции долгое время озвучивалось как стратегическая задача Арсенала, за что его команда заслуженно подвергалась критике профессионального сообщества, но в итоге реализовала задуманное пусть не в музейном, но в выставочном формате.

 Работа Владимира Кузнецова "Страшный суд"

А поскольку официальный статус комплекса рассматривается не иначе как стройка, бюджет на величественный проект его директору пришлось искать в альтернативных источниках.

В конечном итоге фокус выставки "Великое и величественное" был слегка смещен в сторону "цивилизационного влияния христианства на развитие культуры в Украине", что позволило реализовать проект в рамках официальной программы празднования годовщины Крещения Руси и даже "При поддержке президента Украины".

Но Арсенал не оставил идеи работы с современными украинскими художниками.

Уже на этапе переговоров большинство авторов, способных произвести критическое высказывание в отношении набирающей обороты тенденции сращения церкви и государства, отказались от участия в проекте, а те, кто согласился, сделали нейтральные монументальные работы.

Исключением стал Владимир Кузнецов, который предложил кураторской группе создать мурал из цикла "Колиивщина" с подзаголовком "Страшный суд".

Одно только название, не говоря уже о содержании предыдущих работ автора, могло подсказать опытному куратору, какого рода персонажи окажутся в котле. Но руководителя кураторской группы в этот момент больше занимала развеска шедевров, что позволило Кузнецову написать значительную часть задуманного – с продажными священнослужителями, чиновниками, милиционерами и мажорами в густом красном вареве.

За день до официального визита президента единоличным решением директора МА мурал символично закрасили черной краской и завесили баннером. Комментируя свое решение цензурировать работу, Заболотная настаивала на том, что "родину критиковать нельзя", а работа Кузнецова – это "оплеуха" и "провокация против посетителей выставки".

 Акция протеста против "перформанса" Натальи Заболотной с закрашиванием работы Кузнецова

Непрофессионализм куратора в данной ситуации сработал в двух направлениях. С одной стороны, была уничтожена работа художника, что скорее свидетельствует об отсутствии цивилизационного влияния на украинскую культуру чего бы то ни было.

С другой – это позволило состояться другой, возможно, более важной работе по проговариванию базовых понятий современной художественной практики и ее институционального (политического) функционирования. Незавершенный мурал Кузнецова трансформировался в коллективный медиа-перформанс активистского толка.

Объявление бойкота МА и его структурам участников ИСТМ, обращение к международной профессиональной среде бойкотировать Вторую Киевскую биеннале, отказ Марии Линд ("без комментариев") и Бориса Гройса ("украинская художественная сцена полностью сконцентрирована на своих внутренних проблемах, и поэтому я не вижу возможности организовать серьезную интернациональную дискуссионную программу в таких условиях") – наиболее видимые следствия общественного участия в обсуждении вопросов цензуры и вандализма.

Обещанный шаг навстречу художнику и бойкотирующим был предпринят в начале октября уходящего года, когда на территории МА при участии всех заинтересованных сторон была проведена Вторая ассамблея творческих работников. Три часа дискуссий были подытожены уже ставшей крылатой фразой г-жи Заболотной "Вы у меня в гостях".

А в ноябре были объявлены имена кураторов 2-й Киевской биеннале, которыми стали Георг Шёльхаммер и Гедвиг Саксенхюбер из Австрии. Продолжение следует…

Юбиляр года

В 2013 году гуру современной фотографии Борису Михайлову исполнилось 75 лет.

Один из зачинателей так называемой Харьковской школы фотографии, сегодня Михайлов является, пожалуй, наиболее именитым украинским художником со всеми атрибутами признания международной художественной системы: серьезными премиями, солидными альбомами-монографиями и персональным проектом в нью-йоркском Музее современного искусства (МоМА).

Фото экспозиции ретроспективы Михайлова в Ермилов центре. Фото - Ермилов Центр

"Официальное" признание творчества Михайлова в Украине незаслуженно вялое, однако же, большая дата не осталась незамеченной и в наших краях.

В ноябре в родном Харькове проходила ретроспектива фотографа, включившая большинство его знаковых серий. Несмотря на все почести, возданные этим проектам в мире, сам Михайлов не превратился в закостенелого музейного метра, но остается актуальным художников, активно путешествует, дает язвительные интервью для СМИ, издает книги, и, конечно, снимает.

 Работа Бориса Михайлова

Искусство Михайлова, прежде всего, о времени. Материя эта переменчива, проявления ее непредсказуемы, и зафиксировать их под силу художникам с обостренным и даже болезненным мироощущением. Именно таким художников и является Михайлов.

На днях он, кстати, был замечен нашей редакцией в гуще #Евромайдана. Естественно, с камерой в руках.

Премия года

Всевозможные Премии и Конкурсы по-прежнему остаются в Украине основной и чуть ли не единственной формой поддержки художника. И все бы ничего, но такой тип поощрения предполагает совершенно особую оптику на практику художника – грубо говоря, как и в спорте выигрывает тот, кто быстрее-выше-сильнее, а попросту – лучше.

Но "лучше" для искусства – далеко не релевантный критерий, поскольку практика художника важна в ее целостности и цельности, а отсутствие привычного "качества" зачастую является важным содержательным элементом. Для искусства это ни сколько ни умаляет значения художника (как и для авторитетных жюри), но когда дело доходит до присуждения наград, достаются они все же "лучшим".

 

В уходящем года самую значительную (по крайней мере в денежном эквиваленте) премию для молодых художников PinchukArtCentre Prize предсказуемо выиграла Жанна Кадырова – самая заслуженная и титулованная из молодых украинских художников.

Работа Жанны Кадыровой

Сам факт вручения Премии Жанне (а она также является лауреатом Первой cпециальной премии PAC в 2011 году; премии Сергея Курехина, главного приза Kyiv Sculpture Project и премии имени Казимира Малевича в 2012 году) не вызывает ни у кого вопросов – ее работа "Монументальная пропаганда", как и в целом практика, заслуживают подобного признания.

Речь идет скорее о том, что украинским институциям стоит внедрять и другие типы финансового поощрения художника – микро-гранты, стипендии, резиденции, что позволит обращать внимание и на менее значительные (но не менее значимые), а иногда и вовсе необязательные художественные эксперименты. Но именно из таких, часом провальных, высказываний и складывается ткань живого искусства.



powered by lun.ua