Как не раствориться в материнстве. 10 аспектов, которые проговаривают психологи

5061
27 грудня 2020

Многим современным мамам сейчас приходиться нелегко.

Общество со всех рупоров транслирует им всевозможные ожидания, которые зачастую еще и завышены.

"Вернись в форму за пару месяцев после родов, будь супер-мамой, уделяй 100% внимания ребенку..."

А рядом с этим другой запрос: "Не становись "курицей-наседкой", развивайся, будь успешной, работай на крутой работе 24/7..."

Так ли важно не раствориться в материнстве?

Этот вопрос мы задали психологам Марии Фабричевой и Екатерине Гольцберг. Наш выбор пал на них не случайно – они сами мамы.

Надеемся, после этого текста хотя бы у нескольких мам страхов и фобий поубавиться.

Всем ли надо не раствориться в материнстве

Екатерина Гольцберг: Сейчас существует тенденция хейтерства мам.

Есть какие-то условно правдивые представления о том, какой должна быть женщина, и они навязываются и обществом, и иногда даже психологами, к моему сожалению.

Даже появились такие мемы, достаточно обидные: слишком заботишься о ребенке – "яжемать", не слишком заботишься – "кукушка".

Совершенно чужие люди почему-то считают возможным иногда сказать такое матери. Любое какое-то отклонение от представляемой человеком нормы является поводом для вторжения в личное пространство.

Есть еще блогерство псевдо-позитивное, которое мы принимаем за чистую монету, но за этим прячется 8 нянек, много денег и еще что-то, иногда совсем не хорошее.

Екатерина Гольцберг

Мария Фабричева: Мне вообще резануло слух слово "раствориться". Для некоторых быть только матерью – естественное состояние, и они в этом счастливы.

Например, есть мамы, которые посвятили себя развитию ребенка, занимаются с ним и это их делает счастливыми.

А есть такие, которых только материнство не удовлетворяет, и они хотят пойти работать и развиваться в других областях, но попали в ловушки сознания.

Например, что нельзя радоваться и наслаждаться жизнью, пока ребенок не сделал домашнее задание, а ты его не проконтролировала.

Или что нельзя работать на более перспективной работе и быть хорошей мамой, тут не разорваться и надо выбрать что-то одно.

Или, когда внутренний ребенок мамы начинает конкурировать с реальным: "Я хочу себе новую кофточку, но надо что-то купить ребенку".

Этого очень-очень много в обществе, это какое-то постоянное приглашение в "культ страданий". Нужно так усложнить свою жизнь, чтобы всегда оставалось место страданию.

Внутренний родитель-свин говорит: "Нельзя радоваться, иначе это тут же у тебя заберут. Говори, что у тебя все плохо – тогда тебя будут жалеть и, глядишь, не тронут".

Мария Фабричева

Екатерина Гольцберг: Мне кажется, что социум иногда специально как будто бы делает маму тревожной и уязвимой. Тогда ее легче использовать и ей легче продать всякую фигню, которая "улучшает жизнь".

Это тоже часть маркетинга: "Ах, у тебя есть проблемы. Давай мы тебе продадим то, что эти проблемы решает. Ты не можешь заниматься своим ребенком, мы тебе продадим тьютора или аниматора".

В этом слишком много выгоды. Поэтому нужно понять это, отключиться от него и пытаться понимать и принимать свои чувства. Мне грустно – я грущу, мне весело – я веселюсь, мне хочется побыть одной – найти такую возможность, хочется поделиться фотографиями своего ребенка – я поделюсь.

Не устанавливать слишком жестких каких-то рамок и не давать себя хейтерить.

Чем опасно "растворение"

Мария Фабричева: Человеческая жизнь так устроена, что мы очень часто находимся в ситуации выбора. Если ваш выбор никому не мешает, то это норма.

Но иногда выбор хорош на определённом этапе, а потом надо меняться.

Например, новорожденный действительно сильно нуждается в маме, но в районе трех лет он уже сепарируется от нее, у него начинается вербальный период развития, он нуждается в ранней социализации, в общении со сверстниками, в изучении мира вне семьи.

Если ребенок очень плотно связан с мамой, долгое время до 3 лет он был в сцепке с ней, она его ни на миг не отпускала от себя – понятно, что для ребенка такой момент сепарации будет весьма травматичным. Он будет плакать, кричать, переживать очень серьезный стресс. Иногда детки начинают заболевать, чтобы подчинить родителя.

Поэтому полезно иногда по чуть-чуть оставлять ребенка либо с другими людьми, либо в ясельки приводить, либо на какие-то кружки.

Даже если вы пересидите момент садика, ребенку все равно важно потом пойти в школу, потому что человек – существо социальное.

И если у мамы к этому времени вырос мощный клубок симбиоза с ребенком, то отпускать его, доверять чужим людям (например, воспитателям, учителям) будет очень сложно.

В ее голове может происходить подмена. Неосознанно она начинает транслировать ребенку либо запрет "не расти, не будь взрослым", либо "не принадлежи никому, кроме меня". На психологическом уровне мама словно не отпускает ребенка.

А не отпускает она, да простят меня ваши читатели, исключительно из эгоистических соображений. Хотя на социальном уровне это обрастает моментами страха, "мир жестокий, небезопасный, что-то случится, никто не будет так любить, ценить и понимать, как я". Это все супер, но это мешает человеку становиться отдельной личностью.

Родителям важно безусловно любить свое дитя и при этом быть готовым его отпустить.

Родителям важно безусловно любить свое дитя и при этом быть готовым его отпустить.
Фото VitalikRadko/Depositphotos

Второе, со временем мама все равно начнет чувствовать дискомфорт, потому что начнется та или иная степень фрустрации.

Это очень радостно – заниматься ребенком, это новый опыт и эмоции, но есть элементарная потребность в одиночестве, во сне, в том, чтобы хоть один день не был похож на все предыдущие.

Человек, который забывает о своих потребностях, фрустрирует сам себя. Он становится нервным, раздражительным, плаксивым – так или иначе, начинает не совсем здоровым способом реагировать на происходящее.

Третье, ребенок "считывает" маму. Если мама говорит "мой сладкий", а внутри ее колотит до нельзя, она закипает или чувствует, что не справляется, то ребенок слышит не слова, а ее эмоциональное состояние, и сам становиться тревожным и плаксивым.

"Вы не знаете, как я живу" и разные реальности

Мария Фабричева: Понимаю, что на мои замечания может пойти такая реакция. Я к такому готова и часто сталкиваюсь с таким в работе с клиентами.

Когда ты предлагаешь посмотреть, как бы иначе повернуть бюджет или распределить время, чтобы найти возможности, человек начинает злиться, сопротивляться и говорить: "Вы просто не знаете, в какой я ситуации, как все сложно".

Начинается игра "Да, но…", которая говорит мне, как специалисту, что у человека есть какая-то определенная вторичная выгода не менять что-то в своей жизни, а оставаться в этих обстоятельствах и брать свою важность и грандиозность таким образом.

Иногда правда в том, что "Я могла бы пойти на перспективную работу, но либо меня не зовут, либо я боюсь, что не справлюсь, либо мне просто нравится находиться в состоянии постоянной тревожности и внутреннего дискомфорта".

Тут такой-то психологический крючок и надо задать себе вопрос: "Почему мне выгодно страдать? Почему выгодно смотреть на свою жизнь со знаком минус?".

Чего часто не хватает матерям? Рефлексии.
Фото agnadevi/Depositphotos

Екатерина Гольцберг: Часто мамы слышат непрошенные советы "сочувствующих", которые говорят: "А у меня было…".

Да не было у другого так никогда! Было что-то похожее, но так не было. Потому что это другой ребенок, другая мама и ее чувства, ее жизнь.

Чего часто не хватает матерям? Рефлексии, где ее отразят в зеркале и скажут: "Все нормально. Ну, прикольно, ну, бывает". Не будут давать тут же советы.

Не надо давать совет там, где его не требуют. Но всем почему-то этого очень хочется. Это уровень желания быть компетентными: "Я-то справилась, смотри, какая я молодец".

Наиболее сложно с бабушками. Вот этим "А я троих вырастила", "А в наше время памперсов и стиральных машин не было". Потому что у нас в анамнезе есть ощущение, что они правы.

Надо понимать, что да, другое было время, у них были свои сложности, у нас есть свои сложности.

Мы не можем прикладывать эту реальность, которая была 20 лет назад, на нашу. Наша реальность другая.

Да, у нас есть памперсы и мультиварки, но не факт, что мы высвобожденное время потратим на детей. И это тоже правильно. Раньше мама выварку тащила на кухню, стояла над ней и крутила там щипцами белье, а сейчас мама сидит втыкает в Instagram.

И то, и другое зачем-то нам нужно. Это признаки времени, какого-то измененного материально-технического пространства. Оно есть как есть.

Если мы будем наказывать себя за то, что мы отвлеклись или что-то не сделали – наверное, мы будем только менее счастливыми.

До рождения ребенка

Мария Фабричева: Когда даю интервью на такие темы, то у меня всегда есть опасение, потому что человек – это природа крайностей: либо раствориться, либо сепарироваться с самого момента рождения.

"Я тогда вообще не буду подходить близко, нечего привязываться, все равно отпускать" – это тоже не ОК шаблон.

Важна золотая середина.

Я за то, чтобы будущие мама и папа договаривались о распределении обязанностей еще в момент планирования или беременности. Это, правда, очень важно.

У нас это не принято, считается, что: "Ну, потом. Все живут, все справляются. Моя мама троих вырастила, твоя четверых, все как-то справлялись". Это ошибочная стратегия.

Есть такой мем: "После появления ребенка ваша жизнь никогда не будет прежней". Это важно понимать. Привычный уклад жизни, который был до появления ребенка, изменится полностью.

И, с одной стороны, это большая радость, а с другой – невероятный шок. От чего-то надо будет отказаться, поменять ритм дня, сна, часто питания и т.д. И к этому важно себя готовить заранее.

Первый год жизни

Мария Фабричева: В первый год жизни ребенок нуждается в заботе, в частом контакте с мамой, но это вовсе не говорит о том, что мама должна забыть саму себя и свои потребности.

Понятно, что это идеальная картинка – договорились, разделили обязанности, кто и когда с ребенком.

Но бывает такое, к сожалению, что девочки остаются сами с детьми. Возможно на весь день, а иногда навсегда, и тогда важно понимать, что первый месяц ребеночек, если все в порядке, больше дремлет и меньше бодрствует. И надо дать себе отдохнуть, спать вместе с ним, не загонять себя бытом.

Потом малыш начинает набирать обороты – бодрствования больше, сон выходит в какой-то ритм. И здесь на помощь приходит режим дня.

Я знаю, что многие специалисты говорят кормить "по требованию", но тогда это как бы подчиняет маму полностью ребенку, приглашает раствориться. Вот тогда от "новеньких" мам можно услышать: "Я не могу отойти принять душ, сходить в уборную, причесаться, покраситься и т.д., потому что я с ребенком". Этого не должно быть.

И здесь речь не о базовых потребностях. Женщина должна иметь время – час, полтора или полдня в воскресенье, раз в месяц – побыть с собой, почитать книгу или сделать то, что она хочет.

И тут задача мужа, родственников, мамы, свекрови, няни или каких-то нанятых людей на какое-то время "перехватить" ребенка.

Задача отца на какое-то время "перехватить" ребенка у матери.
Фото IgorVetushko/Depositphotos

Екатерина Гольцберг: У очень многих мам есть ощущение, что делегировать ничего невозможно. На самом деле это не так.

До года действительно важно быть с малышом часто и близко. Мы так, например, формируем привязанность у ребенка.

Но дальше мы можем все-таки эти вещи структурировать уже под себя, под конкретный свой запрос.

Например, сейчас действительно остро стоит вопрос работающей мамы. Многие выходят в первые месяцы и нанимают нянь, чтобы содержать семью.

И в такой ситуации находятся комментаторы: "Я бы тебе не советовала оставлять ребенка на няню". Извините, иногда бывает, что кушать нечего.

Если у вас нет помощников

Мария Фабричева: Если нет помощников, то крайне важно выстраивать режим дня ребенка. И тогда будет освобождаться вот этот часик для себя.

Вплоть до того, что берете ручку и линейку или компьютер и планируете график дня, которого стараетесь придерживаться так, чтобы в этом графике был хотя бы час в день для отдыха.

Когда ребенок спит, вы принимаете душ, читаете... Если хотите вот это самое "упала на кровать, лежу и ничего не делаю".

В это время важно помнить о том, что это абсолютно нормально. Особенно если мы имеем дело с ситуацией, когда муж очень занят на работе, поздно приходит, обесценивает или считает, что не мужское это дело – заниматься детьми.

Где-то к полугоду, к 8 месяцам, детки начинают сидеть, играться погремушками, кубиками и развивалками. И проводят очень интересно время сами с собой. Это тоже вариант, который можно внедрять мамам, которым никто не помогает.

У детей, кстати, тоже есть потребность в одиночестве. Иногда они могут начинать плакать не потому, что у них что-то болит или что-то не нравится, а потому что они хотят побыть наедине со своими игрушками. Это называется "мама, уйди".

Сделайте мир вокруг ребенка безопасным – пусть это будет манеж или детский коврик, какое-то место в комнате, чтобы были закрыты розетки, острые углы – и разрешите себе 10-15 минут перерыва.

Не помогают родственники? Есть друзья, подруги.

Найдите такую же маму в песочнице и пусть иногда ваш ребенок побудет у нее, а потом ее – у вас. И детям будет веселее.

Может рядом живет добродушная соседка. У меня такая была, она помогала мне забирать дочку из садика. 

Вы имеете право обращаться за помощью, за поддержкой, искать себе союзников, единомышленников, создавать какие-то женские альянсы и группировки для того, чтобы помогать и поддерживать друг друга.

Время для пары и секс

Екатерина Гольцберг: У пары должна быть личная жизнь отдельно от малыша. Ребенок может знать, что папа с мамой любят друг друга, что у них есть какое-то время, когда они хотят побыть вдвоем, и уважать эти интересы.

Ребенка не надо все время развлекать. У многих родителей создается впечатление, что с детьми надо находиться постоянно, быть им какими-то аниматорами или учителями.

Нет, ребенок прекрасно развивается без аниматорства, если ему предоставить для этого достаточно инструментов – каких-то развивающих пособий, игрушек, и даже телевизор в этом смысле может быть развивающим инструментом.

А вы в это время можете с мужем пообщаться или сериал посмотреть.

В сексе важна определенная периодичность, но у всех она разная.
Фото photographee.eu/Depositphotos

На вопрос о сексе нет универсального рецепта.

Часто приходят на консультацию пары в которых женщина не хочет секса. Ребенок для нее в этой ситуации может являться таким щитом, которым она защищается – "Я не хочу быть с мужем, мне комфортнее с ребенком". Она ложится с ребенком спать и т.д. Тут надо разбираться в личных отношениях мужа и жены, что там испортилось.

Ежели это желание присутствует и есть чувство вины, "я нужна сейчас больше ребенку", то тут надо иногда позволить себе получать удовольствие.

Конечно, в сексе важна определенная периодичность. Иногда называется число, что два раза в неделю надо, но у каждого своя норма.

Когда кто-то испытывает дискомфорт, кому-то нужно чаще, кому-то – реже, тогда возникают разногласия и проблемы. Но если обоих устраивает какая-то периодичность и никто от этого не страдает, значит, это норма конкретно этой пары.

Как преодолеть чувство вины и стигму "я плохая мать"

Екатерина Гольцберг: Я для себя, как для матери, выделила несколько основ.

Первое – это безопасность ребенка. Если ребенок тепло одет, он может лежать на земле, сколько хочет. Всего лишь нужно терпение, чтобы это выдержать.

Часто именно терпение нужно где-то взять. В частности, для реагирования на "доброжелателей" с "Ай-яй-яй, какой невоспитанный ребенок".

Вот этих людей нужно сразу научиться выключать. Иногда надо сказать: "Это не ваше дело", а может и фразу покрепче.

Второе – понимание, что надо контролировать, а что можно делегировать.

И третье: занятая мама – это счастливый ребенок.

Если у мамы есть увлекательная работа или занятия, которые она любит – это не предательство ребенка, это счастье. Знаете, как в том анекдоте: "Мама, что ты делаешь?" – "Делаю тебе счастливую маму".

Довольная мама, которая пришла с любимой работы, где у нее все получалось, более классная, чем та же, которая целый день провела с ребенком и к вечеру уставшая от бесполезности и непродуктивности дня.

Вторая якобы физически присутствует рядом с ребенком, но ее ментально рядом с ним нет, она никак не взаимодействует с ним.

Мама после работы провела с ребенком полчаса, но это крутые полчаса, они поиграли, пообщались, поделились впечатлениями за день. Это и есть энергетический обмен, именно он важен.

Занятая мама – это счастливый ребенок.
Фото Nomadsoul1/Depositphotos

Мария Фабричева: Многие мамы переживают это чувство вины, когда отдают ребенка в садик. Это обычно делают чтобы либо выйти на работу, либо заниматься какими-то домашними, социальными вопросами и т.д.

Садик для ребенка – это социальная адаптация, новый этап развития ребенка. Это абсолютно нормальный процесс.

Но, что делать, если это не успокаивает? Наверное, задать себе вопрос – что вам дает ощущение чувства вины? Оно вам помогает, оно вас вдохновляет?

Когда вы действуете из чувства вины, вы точно заботитесь о своем ребенке или же вы пытаетесь посредством каких-то действий (не факт, что полезных для ребенка) избежать вот этого чувства вины?

Чувство вины – это ложный помощник. На самом деле, оно ведет нас к тем или иным сценарным тупикам.

Когда вы действуете из чувства вины, вы не находитесь в реальном контакте со своим ребенком, вы пытаетесь заглушить этот внутренний дискомфорт.

На чувстве вины люди очень часто совершают достаточно серьезные ошибки, которые потом приводят к тому, что эту вину хочется переложить на кого-то.

Например, на ребенка, когда он станет постарше, не захочет смотреть кино с мамой, а скажет: "Я пошел гулять с друзьями", так и захочется закричать: "Я на тебя положила лучшие годы, а ты с друзьями гулять?!".

Тут нужен определенный рациональный подход, самоанализ и задавание себе вопроса – что этот мой внутренний критик защищает и точно ли он помогает мне, когда я чувствую себя плохой мамой? Зачем мне чувствовать себя плохой мамой, кому это выгодно?

Как отогнать мысль "Я что-то пропускаю в жизни ребенка"

Мария Фабричева: Когда мама очень переживает на тему: "Боже, мой ребенок начал читать без меня", скорее всего, она хочет услышать: "Слушай, ты – классная мама".

Через минус иногда мы берем себе "поглаживание". Так мы устроены: я начинаю говорить какие-то плохие вещи о себе, а на самом деле хочу услышать опровержение этих вещей, чтобы меня начали успокаивать; потому что напрямую мне, по каким-то моим внутренним причинам, сложно.

Есть социальная оценка, какой-то шаблон, что ребенок должен первый раз смеяться, начинать ходить, читать и кучу еще всего делать именно на глазах у мамы.

Обратите внимание, что чаще всего на отцов такой стереотип не распространяется. Вы когда-нибудь видели отца, который говорит: "Боже, ребенок сделал первый шаг без меня! Я прямо не знаю, как мне с этим жить!"?

И я не видела. Он говорит: "Блин, мой малой начал ходить!". Это совершенно другой акцент.

И мамы тоже могут себе позволить делать такие оценки: "Вау, крутяк, мой ребенок начал читать! Я супер-мама, потому что я наняла супер-няню, которая прекрасно помогает мне развивать моего ребенка! Я наняла эту няню, я оплачиваю ее услуги, суперский прогресс, и теперь я горда тем, что мой ребенок умеет читать в 3-4 года". Разве это не повод радоваться?

А когда вы сидите и страдаете: "Боже, я ужасная мама, потому что мой ребенок начал читать без меня", важно понимать, что вы обесцениваете здесь двоих – успех ребенка… Не важно, что ребенок начал читать, важно то, что он начал это делать без меня.

Ольга Сытник, редактор УП.Жизнь

Титульна світлина VitalikRadko/Depositphotos

Вас також може зацікавити:

Принципи щасливого материнства. Особистий досвід

7 міфів про материнство, в які ви вірили

Бути мамою – це… 5 коміксів про материнство

Вся суть материнства – в одному змінку. Жінка-фотограф підкорила інтернет

З дитиною вхід заборонено! Про дискримінацію за ознакою… материнства

Ми хочемо тримати з вами зв'язок. Будемо раді бачитися і спілкуватися з вами на наших сторінках у Facebook та у Twitter.

А якщо хочете бути в курсі лише новин та важливої інформації про здоров'я, підписуйтесь на нашу Facebook-групу про здоров'я та здоровий спосіб життя.



powered by lun.ua