Когда граждане не молчат

18
27 квітня 2015

Однажды позвонил мне приятель-адвокат сообщить, что знакомая девушка подавала документы в новую патрульную службу, но, увы, ее зарубила медкомиссия. Она была очень не довольна тем, что во время комиссии доктор намекал, что за плату утаит недостаток то ли веса, то ли роста, чтоб она могла проходить конкурс дальше.

"Возмутительно!"- подумала я и предложила девушке встретиться, чтоб уточнить обстоятельства, и написать жалобу на этого доктора. С тех пор прошел месяц, но девушка так и не откликнулась.

Жаловаться на кухне, в базарной очереди или писать в фейсбук готовы многие, но мало кто готов вступать в диалог с системой о том, что такое "хорошо" и что такое "плохо", и как это изменить. Ворчать на якобы недобросовестного доктора в кулуарах можно, но открыто противостоять его недобросовестности в официальном заявлении – нет. 

А ведь открытое противостояние (зачастую стоящее лишь собственной смелости, листа бумаги и почтовой марки для отправки заказного письма чиновнику) часто приводит к ощутимым результатам.

Несколько лет назад моя мама проходила лечение в Институте онкологии. Каждый день она носила в больницу суммы, в несколько раз большие, чем ее пенсия за якобы бесплатное лечение: за внимание врачей при приеме, установленные и всем известные "таксы" на бесплатные анализы и исследований. 

Потратив день на изучение того, как оказывается онкологическая помощь в Украине, и какие государственные программы существуют, я изложила эти факты в письме к главврачу больницы.

Я спросила его, каким образом мама может получать все эти услуги бесплатно, перечислив документы, которые сообщали о высоким уровне финансирования государством программ по лечению онколобольных.

Ответ пришел запутанный с просьбой назвать фамилию мамы, но практически со следующего дня в больнице запретили брать деньги с пациентов за перечисленные в письме исследования.

Я никогда не забуду слов Евгения Захарова (основателя Харьковской правозащитной группы), который тогда поддержал меня в этой борьбе: "Если нет фамилии жертвы, на бюрократическом языке проблемы тоже нет".

Я не знаю, как надолго хватило их совести не брать деньги за бесплатную диагностику, но поняла одно  - грамотно составленное письмо чиновнику может менять систему за 360 градусов. Несколько часов моей работы над подготовкой письма и 3,50 грн за отправку окупились сотнями тысяч сэкономленных гривен не только моей маме, но и другим пациентам.

Входить в публичные отношения с "системой" кажется делом сложным. Можно понять страхи  – что не ответят, затаскают по инстанциям, будут угрожать.

Историй о том, что с милиционерами лучше никаких дел не иметь много, но каков процент этих историй реален, никто не знает. Как впрочем не знаем какова на самом деле глубина проблем в милиции или других госструктурах – потому что в большинстве случаев эти проблемы не зафиксированы на бумаге.

Я часто спрашиваю у милицейских начальников: "Как Вы оцениваете работу подчиненных?".

И оказывается, что один из самых типичных параметров милицейской оценки персонала "отсутствие жалоб на работу сотрудника". Система рассмотрения жалоб в милиции не идеальна. Как впрочем, и система внутренней безопасности. Их нужно менять. Но если жалоб нет, то можно давать премию и продвигать по службе.

Посему нам, как обществу, нужно учиться грамотно писать жалобы – ведь это сигнал системе о том, что у нее не все в порядке. Подписаться под жалобой (на работу милиционера, сантехника, прокурора или министра) - означает взять на себя ответственность за изменения, которые так желаемы.

Каждый раз, когда мы проглатываем обиду на несправедливость или коррупцию в отношении нас со стороны государства, мы де факто говорим "Ничего страшного. Все хорошо. Мы потерпим".

Молчание гражданина - сигнал чиновнику, что можно ужесточать контроль, брать больше и чувствовать себя еще более безнаказанными. Девушка, которая боится написать жалобу на вымогающего врача в комиссии – не жертва. Она - соучастник его преступления. Она не помогает его остановить или уволить. Своим молчанием она помогает ему остаться и вымогать дальше.

Каждый из нас это нерв тела под названием Украина.

Основная функция нервов – передавать сигналы, чтоб мозг оперативно реагировал и вовремя включал инстинкты. Если нервы на руке повреждены, они перестают сигнализировать мозгу об опасности. Ладонь с обесточенным нервом постепенно умирает. Она страдает от порезов, уколов и ожогов потому, что нерв - мертв. Он не передает сигнал об опасности выше, лишая мозг возможности включить защитную реакцию.

Каждое сообщение о беспорядке, глупости, коррумпированности чиновника или системы в целом – это сигнал о боли. Именно боль в теле мобилизует все внутренние системы для самозащиты. Если мы молчим о боли в отношениях с государством, мы лишаем себя и других возможности устранить ее источник и поддержать шаткое здоровье своей страны.

powered by lun.ua