Талибан по-украински, или В чем Украина похожа на Афганистан

5469
3 серпня 2017

"Если б люди так же рвались строить школы, дороги или чистить речку от мусора, то за год Пакистан превратился бы в райский уголок... Но единственный благой жест, который они знают, – это давать деньги на мечети и медресе (прим автора – религиозные школы для изучения Корана)".

Так повествует Малала Юсуфзай, автор книги "Я – Малала: історія незламної боротьби за право на освіту", историю о долине Сват, которая была захвачена и долгое время пребывала под контролем и террором талибских отрядов.  

Малала боролась за образование для детей, особенно девочек, в Пакистане и которую чуть не пристрелили талибы за ее открытую гражданскую позицию.

Читая ее описания условий жизни в долине Сват во времена неформального правления там Талибана, радикально исламистского движения с религиозными корнями, я подумала о нескольких параллелях с современной украинской реальностью.

Мы кажемся себе такой развитой цивилизацией в сравнении с талибами, но на самом деле не так далеко ушли от них, если посмотреть в корень.

Уничтожение инакомыслящих

Талибы тайно и явно преследовали всех, кто был не согласен с их идеологией, и кто боролся за секулярное, а не религиозное, государство.

Они отрезали людям головы, публично казнили и просто выслеживали и пристреливали или взрывали не согласных.

К сожалению, в Украине это тоже происходит. Начиная от разного вида травли инакомыслящих по разным параметрам, и заканчивая взрывами и обезглавливанию журналистов.

Чрезмерное распространение религии и ее узкая трактовка.

Одна из стратегий талибов – уничтожить образование в принципе, а его место заполнить изучением Корана.

Да и то для мальчиков.

Девочкам полагается рождаться и умирать безграмотными. Как сказал отец Малалы, "если б мы деньги, вложенные в строительство мечетей, инвестировали в строительство школ, наша страна уже была бы совсем другой".

В Украине тоже за последние десятилетия городские пространства заполняются храмами, церкви ведут очень агрессивную публичную политику и влияют на нее.

И я смею сказать, что если б хотя бы часть средств, идущих на строительство новых церквей шла на образование, наша страна была бы совсем другой.

И да, привет инициаторам сумасшедших идей типа обязательного чтения православной молитвы в парламенте или тем, кто блокирует ратификацию Стамбульской конвенции или развитие трансплантологии по религиозным соображениям. О позиции церкви по биометрическим паспортам уж умолчу.

Уничтожение инфраструктуры образования

Одной из основных мишеней талибов были общеобразовательные школы.

Они угрожали, физически наказывали и создавали разного рода давление на школы, а потом их просто взрывали, чтоб люди не водили туда своих детей, и чтоб оставлять себе в подчинение миллионы не образованного населения – им легче управлять.

По большому счету то, что происходит в украинской системе образования, тоже ее уничтожает.

Коррупция и некомпетентность подрывают ее, а миллионы населения остаются не образованными, не смотря на свои аттестаты и дипломы – потому что вся эта извращенная система заточена на выдачу документов, а не на образование.

Хотя, конечно, ситуация с уровнем грамотности в Украине несравненно лучше пакистанской.

Угнетение женщин и изгнание их из публичной среды в традиционное немецкое 3К – кухня, дети (киндер) и церковь (кирхен)

Талибы боролись за то, чтоб женщины оставались лишь в приватной части общественной жизни, чтоб полностью прикрывали тело и закрывали лицо, чтоб оставались безграмотными и всю свою жизнь посвящали уходу за семьей и не имели права жить или работать самостоятельно. В политику, профессиональную или общественную жизнь их тоже не пускали. И неповиновение наказывали смертью.

Уровень сексизма в Украине, пропаганда так называемых традиционных семейных ценностей и ограниченный доступ в публичное поле для женщин хоть и не напрямую, но все же концептуально очень похож на требования талибана к пакистанским и афганским женщинам – закрыть их дома и ограничить возможности влияния на принятие решений.

Безразличие населения и пассивная позиция

Во многих главах книги Малала повествует о том, как тихо вели себя люди, когда в их деревни приходил талибан или когда они рушили школы или убивали местных лидеров.

Она и ее отец часто делятся тем, что молчаливое принятие дикости и жестокости как реакция населения на угнетение – не просто проявление инстинкта самосохранения.

Эта стратегия убивает государство, и в итоге позволяет удерживать контроль над населением через страх и физическое насилие. И на самом деле именно молчаливое согласие и смирение позволяет таким людям, как талибы, заполнять своей идеологией и своими дикими правилами публичное пространство.

Ключевая проблема Украины та же – молчаливое принятие и смирение с коррупцией, незаконными действиями и жестокостью ведет нас к тому, что все чаще и чаще на высокие политические или государственные посты попадают собственные "талибы".

Они используют страну в своих целях, выставляют свою идеологию насилия и коррупции как рамку общественного договора и своими действиями разрушают инфраструктуру и препятствуют ее развитию.

Талибан для всего мира – это синоним отсталости, насилия и терроризма.

Там, где правит талибан, нет развития, нет цивилизации, нет роста технологий или других признаков прогресса. Там есть средневековые условия жизни и смерти.

Нам нужно приложить все усилия к тому, чтоб наш собственный "талибан" в виде необразованных, жестоких и коррумпированных людей не попадал во власть и не устанавливал в нашей стране свои средневековые порядки.

И к этому есть единственный путь – не оставаться в стороне и становиться нервом своей страны.

Анастасия Леухина, экс-глава аттестационной комиссии Национальной полиции Украины, член экспертного совета по реформированию при МВД, со-инициатор кампании #пуститевреанимацию

powered by lun.ua