Зачем активисты каждый месяц проводят пикеты под Посольством РФ в Киеве

1212
27 жовтня 2017

В офисе общественной организации "КрымСОС" идут дискуссии о формате акции под Посольством Российской Федерации в Киеве по пропавшим без вести гражданам Украины в Крыму с начала аннексии полуострова.

– Давайте сделаем конверты и туда насыпем песок. Это будет символизировать пустые отписки властей России и время, которое сыпется сквозь пальцы, а людей все никак не могут найти, – говорит Эмма, предлагая разные форматы акции, чтобы привлечь как можно больше внимания к проблеме.

В ее пучок черных волос завязан карандаш, он всегда на подхвате записать какие-либо новости из Крыма.

Эмма считает на пальцах количество ежемесячных проведенных акций под Посольством. Их уже 16.

Шестнадцать месяцев активисты проводят пикеты с требованиями найти пропавших в Крыму.

– Мы не можем не делать эти акции. Когда мы говорим с некоторыми родителями пропавших, они рассказывают, что специально смотрят выпуски новостей, когда мы стоим под Посольством. Они смотрят на нас, на наши плакаты, где написаны имена их детей, – продолжает Эмма, теребя подол своей юбки, как ребенок, который комкает одежду, когда говорит что-то очень важное.

Уже три года в Крыму исчезают люди. Число пропавших и похищенных пошло на десятки, а если быть точным – 45 человек. Сорок пять семей, сорок пять кем-то любимых людей, сорок пять граждан Украины.

Сухая статистика говорит о 19 освобожденных, 16 не найденных, 7 мертвых, 2 были обнаружены в местах лишения свободы и один экстрадирован в Узбекистан.

А что остается за цифрами?

– Я ждал его вчера, – говорит отец Эрвина Ибрагимова Умер Ибрагимов, в одном из своих интервью, записанных уже почти год назад.

Где Эрвин Ибрагимов? Пока никто не может дать ответ на этот вопрос.

Ибрагимов был похищен 24 мая 2016 года. На видео одного из магазинов, рядом с его домом, видно, как Эрвина посадили в машину и увезли.

Мотивом похищения могла стать его активность в региональном Бахчисарайском Меджлисе. После ареста недавно освобожденных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза, он фактически начал исполнять их функции.

По факту похищения Ибрагимова прокуратура Крыма в Украине открыла уголовное дело по ст.115 КК. В России тоже открыли дело по ст.126, ч.2 КК "похищение человека". Дела не двигаются, бумаги передаются в разные следственные управления.

Судьба еще одного крымчанина остается неизвестной. Тимур Шаймарданов пропал 26 мая 2014 года. Тимур помогал заблокированным украинским военным частям. В один из дней он просто не вернулся домой.

Мать Тимура насобирала целый пакет документов по делу о пропаже сына. Но, с ее слов, расследование не дало никаких результатов, а следователь, который занимается делом, не знает базовых вещей по кейсу и не особо заинтересован в самом расследовании.

В Европейский суд по правам человека была подана жалоба против Украины и России, поскольку юристы уверены, что оба государства не проводят эффективного расследования дела Шаймарданова.

15 октября этого года Тимуру Шаймарданову было вручена награда – знак отличия от Военно-морских сил Украины. Вместо отца ее получил сын Тимура – Марк Шаймарданов. Вместе с мамой они приехали из Львова в Одессу, где и проходило вручение. На Марке вышиванка, а его детский взгляд – смущенный, но очень ответственный.

Хватит ли у нас сил не забыть о всех историях и делах?

Не потеряются ли акции с требованиями расследовать похищения крымчан среди всех новостей, которые не успевают даже осесть где-то в память, как сразу же уступают место новым?

Кажется, у нас просто нет другого выбора, потому что сдаться – означает смириться. Но очень нелегко смириться с тем, что тебе болит.

В КрымСОС определились с тематикой акции. В этот раз это будет обращение с помощью специалистов по жестовому языку.

– Мы будем писать, говорить в мегафоны, показывать жестовым языком и выступать на международных конференциях по правам человека, рассказывая о пропавших в Крыму и требуя надлежащего внимания РФ к этому вопросу, – говорится в заявлении организации.

Главное не забывать, на нас смотрят родители похищенных и пропавших без вести в Крыму.

Татьяна Безрук, журналист, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua