FutureGenerationArtPrize: "хороший художник - молодой художник"

11
25 жовтня 2014
Джеймс Брайдл. "Радужный самолет 002", 2014
Джеймс Брайдл. "Радужный самолет 002", 2014
Жанна Кадырова. Серия «Опыты», 2014
Жанна Кадырова. Серия «Опыты», 2014
GCC. «Экзосфера», 2014

На открывшейся выставке номинантов, по уже сложившейся традиции, представлен 21 проект, комментирующий положение вещей в современном мире.

Очередной срез самого что ни есть актуального искусства по версии PinchukArtCentre предлагает зрителю прощупать болевые точки глобального сообщества в начале ХХI века. Если вам интересно думать о современности, принимая во внимание новые мнения и факты - эта выставка гарантированно даст вам пищу для новых размышлений. Художественные работы в этом смысле идеальные собеседники, они "говрят" ровно столько, сколько вы готовы услышать. 

Останавливаться на содержании каждого из представленных проектов кажется мне бессмысленным, вдумчивый зритель обязательно увидит в них гораздо больше, чем я способна рассказать.

Во всем же, что касается особенностей "смотрения", я готова повторить свои слова двухгодичной давности.

За прошедший период базовые принципы остались неизменными. Даже темы с которыми работают художники очень сходны с предыдущим конкурсом: ментальные табу и стереотипы (Карлос Мотта, Кудзанай Чиурай), проблемы стирания исторической памяти (Аслан Гайсумов, Никита Кадан, Хэ Сяньюй), протестные настроения (Адриан Мелис, Химена Гарридо-Лекка), взаимопроникновение материальной и виртуальной среды (Сесиль Б. Эванс) и прочие коллизии. 

Я же предлагаю остановиться на двух важных, на мой взгляд, наблюдениях.

Первое, что невозможно оставить без внимания - заметно выросшее присутствие украинского контекста в тематическом репертуаре авторов.

Шесть проектов на выставке: Карлоса Мотта (Колумбия), Розеллы Бискотти (Италия), Маурицио Лимона (Мексика), Пилар Кинтерос (Чили) а таже Никиты Кадана и Жанны Кадыровой (Украина) в той или иной степени являются комментарием к нашей с вами социальной действительности.

В одних случаях это связано с личными стратегиями художников, которые всегда работают с тем контекстом в котором оказываются, в других - является прямым следствием возросшего за последний год внимания со стороны международного сообщества. Так или иначе, эта тенденция к заинтересованности в Украине, выглядит очень обнадеживающе, но насколько она окажется стабильной покажет только следующий конкурс 2016 года.

Следующее важное, но не слишком утешительное, наблюдение касается самого феномена молодого искусства. 

Премия FutureGenerationArtPrize в этом году будет вручена в третий раз. Каждая из трех выставок, будучи собранной по принципу "самых-самых" молодых, энергичных и подающих надежды художников, указывает на важнейшую характеристику существующего художественного проецесса, которую можно свести к формуле: "хороший художник - молодой художник". 

И эта формула говорит нам как много изменилось в искусстве за последние 30 лет. Тогда, сентенция, определявшая положение вещей в художественном мире, была примерно следующей: "хороший художник - метртвый художник". Звучит цинично, но это так.

В восьмидесятых повестку дня формировал рынок, всем заправляли расчетливые галеристы и арт-дилеры, а система искусства работала в основном на капитализацию имен и произведений. Факт смерти художника превращал его искусство в эксклюзивный товар, сулящий хороший заработок.

Некоммерческое институциональное движение возникло как реакция на диктат рынка. В средине 2000-х оно превратилось в настоящий бум на волне которого открылся и киевский PinchuckArtCentre.

Сегодня ключевую роль в мире искусства играют именно институции - музеи, галереи, выставочные площадки, фонды, платформы культурных инициатив и прочие центры современного искусства. У каждой есть своя программа и идеология, которая как прокрустово ложе подгоняет художника под свой формат. Это настолько кофортная для многих ситуация, что ей никто не противится, а те кто способен это делать, обречены на безвестность. 

Художественный мир все больше профессионализируется, в нем почти не остается места спонтанности и такому, как всегда казалось, естественному для искусства беспечному авантюризму художников.

Институциональный ограничитель становится чем-то вроде воздуха, которым все дышат или закона всемирного тяготения, с которым нужно просто смириться.

Искусство, созданное по институциональному весьма гибкому, но все-таки канону, должно быть выверенным, просчитанным, заранее спланированным и тщательно задокументированным на сайте художника или галереи, которая его представляет. 

В связи с этим в последнее время гораздо уместней стало говорить не о творческом пути, а о карьере [успешного] художника, обязательным условием которой является необходимость состояться до 35 лет: стать узнаваемым, обрести свой голос и метод в искусстве.

В большинстве случаев по достижению указанного возраста это делат художников предсказуемыми, управляемыми и до зевоты скучными (выставка патронов премии из коллекции как раз прекрасно эту тенденцию иллюстрирует).

Таким образом, само название премии FutureGenerationArtPrize, отсылающее к поколению будущего, на мой взгляд перестает соответствовать своему содержанию. Понятно, что о будущем речь больше не идет, мы имеем дело с вечным самовоспроизводящимся настоящим по версии еще способных быть интересными художников до 35 лет. 

powered by lun.ua