Альфа Джаз Фест 2017: учиться быть свободным

2806
12 липня 2017

В этом году Альфа Джаз Фест снова сделал невозможное, снова превзошел самого себя.

Начнем с того, что впервые фестиваль длился пять дней. Это еще не джазовый марафон, но уже – длинное дыхание, средняя дистанция. (А может быть, и заявка на марафон?)

Почти тридцать концертов на трех фестивальных сценах: площадь Рынок, возле Дворца Потоцких (бесплатные) и главная – им. Эдди Рознера в парке Богдана Хмельницкого.

Как известно, билеты на главную сцену раскупаются уже в день открытия продажи. Однако сцена окружена тремя фан-зонами, которые (пока) в состоянии вместить всех желающих в реальном времени увидеть концерты выдающихся исполнителей на большом экране.

А еще уличная музыка, утренние мастер-классы, кинопоказы, ночные джем-сейшн и что-то еще. Фестивальная жизнь начинается в 10 утра и заканчивается глубоко за полночь.

Словом, за семь лет фестиваль оброс множеством событий, которыми управляет уже не единство замысла, а энергия идеи, продолжающей увлекать и вовлекать все большее количество людей в это особое пространство и время, вписавшиеся в пространство и время жизни замечательного города.

Некоторые из моих знакомых приезжают на фестиваль, вовсе не стремясь увидеть события на главной сцене, а ради того, чтобы окунуться в это большое событие, так сказать, воспользоваться эффектом гармоничной смежности и даже сопричастности этих двух пространств – фестиваля и города.

И в самом деле седьмой год продолжаю по многу раз – но как в первый раз, просто привыкнув к собственному удивлению – наблюдать на себе эффект "выныривания" из фестивальной жизни и затем "погружения" с переходом между ними в жизнь города, но как в родственную среду.

Big Phat Band Гордона Гудвина. Фото: Юрий Яцкулич

Но все-таки сердце фестиваля бьется на его главной сцене, и не только в том смысле, что каждый день, насыщенный разнообразными событиями, все равно проходит в ожидании вечерних концертов, и даже не только в том смысле, что ради нее все изначально и придумывалось.

Это происходит потому, что на главную сцену выходят музыканты, которые сами являются живым воплощением джаза и чье творчество, собственно, "пробудило" некогда дух музыки во многих из тех, кто теперь выступает на других сценах. И продолжает пробуждать.

Вот пример: мой товарищ, сам известный львовский музыкант и тоже участник этого фестиваля прошлых лет, был решительно настроен, если не удастся найти свободное место перед сценой, просидеть хоть на полу весь концерт одного из хедлайнеров. Для него было жизненно важно, чтобы между ним и живой легендой джаза не было никого.

Еще пример из разговора о том же концерте между одним из журналистов и одним из музыкантов, участником фестиваля. Отвечая на жалобу первого собеседника по поводу использования непривычных и даже неприятных тембров, музыкант возразил: Ты не понимаешь, у меня сразу появляется масса новых идей.

Поэтому фестиваль – не только хорошо или даже замечательно проведенное время, но и генератор идей для музыкантов, а также камертон вкуса для любителей музыки.

Десять хедлайнеров, десять концертов на большой сцене в течение пяти дней. Не каждый можно назвать эпохальным. Но некоторые (три-четыре, у каждого свой выбор) – без всякой натяжки – рождают ощущение, словно бы жизнь делится на до и после. Как экзистенциальное событие, новый, поистине новый опыт, который в дальнейшем становится внутренним камертоном. И так каждый год.

Конча Буйка. Фото: Юрий Яцкулич

Однако к фактам.

По поводу первого концерта арт-директор фестиваля Алексей Коган сказал просто: "Я всегда считал, что джазовый фестиваль должен открывать биг-бенд". Впервые на Альфа Джаз Фесте их биг-бенд – Big Phat Band Гордона Гудвина. Нет, о нем не говорят как о легенде джаза, но он заслуженно пользуется славой одного из лучших.

Биг-бенд Гудвина – эталон сыгранности, когда секция духовиков дышит в унисон, как одни легкие, и весь оркестр (восемнадцать человек) свингует как один инструмент. Свинговать – это значит увлечься ритмом, переживать его не  физически, а эмоционально. Это радость игры с ритмом.

А еще импровизации, диалоги-дуэли между солистами: свинг, фанк, латина, киномузыка, а еще – наш "Щедрик". Специальный сюрприз для публики фестиваля, который, надо думать, отправится из Львова по миру в свинговой версии в постоянном репертуаре бенда.

Существует такой довольно таинственный феномен, как разница между записями и живым исполнением – разная у разных музыкантов (иногда вовсе неощутимая, просто визуализация записей). В случае с испанской певицей Кончей Буйкой она колоссальна. Только живьем можно ощутить ее личную силу – эпическую или даже мифическую.

В музыке Буйки сочетаются разные начала – испанское фламенко (солеа), карибское регги, кубинская румба, бразильская самба, а еще какие-то черты африканского пения: то ли африканский племенной праздник, то ли похоронный обряд.

В надрывном, даже надорванном, причитающем голосе Буйки словно звучит боль самой Земли, которая тут же мгновенно преображается в радость бытия. И словно оживают книжные сведения о матери богов древних мифологий. Не помню другого такого "голоса глубокой древности".

Авишай Коэн. Фото: Юрий Яцкулич

Хотя израильский контрабасист Авишай Коэн уже третий раз в Украине (и второй на фестивале), его новый проект с оркестром INSO-Львов п/у Кристиана Шумана в самом деле не лишен эпохальных притязаний – и небезосновательно.

Музыка Коэна – сочетание джаза. еврейской и ближневосточной музыки. Сочетание с ветхозаветным привкусом и эпическим потенциалом, для раскрытия которого симфоническое расширение (60 человек) джазового трио очень уместно. На одну из лучших, судя по эмоциональному отклику зала, пьес концерта Коэна вдохновила ливанская певица Самира Тофик. Израильское джазовое трио, арабское попурри, украинский симфонический оркестр во главе с немецким дирижером. Нельзя не поразиться явному символизму это сочетания.

В отношении фьюжн-группы Yellowjackets определение "легендарная" вполне применимо. Первый альбом группы был выпущен еще в 1981 году. И хотя от первого состава группы остался только клавишник Расселл Ферранте, но найденный группой стиль – сочетание ритм-энд-блюза с фьюжн, отчасти во вкусе знаменитой группы Weather Report – оказался столь плодотворным, что группа прошла через ряд замен в составе (последняя – приход нового басиста, австралийца Дейна Элдерсона).

"Джекеты" по-прежнему бодры, их музыка жизнерадостна, но отнюдь не бездумна, она зовет в дорогу, к движению, к открытиям. Кстати, самый известный хит группы называется Revelation. Опять символ.

Чайна Мозес. Фото: Юрий Яцкулич

Концерт певицы Чайны Мозес, дочери выдающейся джазовой вокалистки Ди Ди Бриджуотер (памятное выступление во Львове в 2014), единственный, который лично меня не тронул. Для концерта на фестивале певица выбрала стиль мюзикла или кабаре – броский, развязный, "шикарный". Она, похоже, стремилась нравиться публике, доставить ей удовольствие, как это говорится, зажечь. К сожалению, за рамками концерта осталась другая ипостась – блюзовая, в которой Чайна Мозес, на мой вкус, проста, но очень выразительна.

Зато концерт другого вокалиста, Грегори Портера по-настоящему задел, хотя уже дважды приходись его слышать в Киеве, еще до того, как его звезда взмыла на международную орбиту. И, как оказалось, Портер тепло вспоминает свое выступление в Украине как первое за пределами США, так что его международная карьера началась здесь.

Тот же и другой Портер. Все так же лиричен и проникновенен в балладах, так же неистов и могуч в блюзе. От его пения-крика натурально мороз подирает по коже. Но все чаще в его голосе звучит интонация умудренной отстраненности. Я бы сказал, его голос создает образ мудрого наблюдателя.

Грегори Портер. Фото: Андрей Олифиренко

Портер – автор всех прозвучавших на концерте песен. И все с месседжем: о доверии, любви, о духе человека, свободе и препятствиях, которые их не должны погубить. Своеобразная разговорная интонация Портера превращает концерт в беседу с залом: то исповедь, то советы. И тогда кажется, что это уже больше, чем музыка.

Выступление шведско-французско-итальянского трио Mare Nosrtum незапланированно превратилось в дуэт трубача Паоло Фрезу и аккордеониста Ришара Гальяно. Накануне приезда в Украину пианист Ян Лундгрен пережил сердечный приступ.

Гальяно и Фрезу перестроили программу буквально за несколько часов, остававшихся перед концертом. Ушла шведская холодность и созерцательность, осталось больше места для итальянской романтичности и французской живости, и немножко сентиментального лиризма, свойственного обоим партнерам. Выступление вышло на редкость проникновенным. И не от одного человека я слышал оценку этого концерта как лучшего на фестивале.

Паоло Фрезу и Ришар Гальяно. Фото: Андрей Олифиренко

 Нынешний Альфа Джаз уникален еще и в том, что на нем в течение трех вечеров подряд выступили трое из пяти-семи самых выдающихся из ныне живущих джазовых пианистов, три легенды джаза – Чучо Вальдес, Херби Хэнкок и Чик Кориа.

Если оркестр Гордона Гудвина – эталон сыгранности, то Чучо Вальдес – основатель легендарной кубинской группы Irakere – вершина джазового пианизма, или воплощенное представление о нем. Это предельная техническая и музыкальная свобода.

Вальдес может переходить от любого стиля или ритма к любому другому, от любой ноты или аккорда к любым другим, цитировать Баха, Шопена, Рахманинова, Beatles, Гершвина, но любой ход импровизации, любой хаос звуков, который может вызвать к жизни маэстро, всегда возвращается к афрокубинским или латиноамериканским ритмам. Чучо – неистощимый праздник в музыке. И весь концерт как одно мгновение.

Чучо Вальдес. Фото: Юрий Яцкулич

Чик Кориа не впервые в Украине, но впервые на фестивале и впервые со своей звездной командой Elektric Band. Дейв Векл (бар), Френк Гамбале (гит), Эрик Мариентал (сакс), Джон Патитуччи (бас) – каждый из участников бенда сам мог бы быть хедлайнером фестиваля (а Патитуччи уже был им).  Виртуозные соло всех участников бенда и "испанское" направление лидера: испанские и латинские танцевальные ритмы, барочные по сложности узора мелодии плюс интеллектуализм в импровизациях, исток которого в классической музыке. Словом, гонки на виражах.

Второе явление Херби Хэнкока на фестивале, и оба неповторимы. Два года назад мне казалось, что это лучший концерт, который слышал в своей жизни. И снова то же чувство. Оба лучшие. Слушая Хэнкока, растешь в понимании джаза вообще. Великий музыкант – это возможно большее число вариантов продолжения.

Клавишник, саксофонист и продюсер  Террас Мартин и новый член команды говорит, что всегда считал себя генератором идей, но обнаружил, что у 77-летнего Хэнкока идей еще больше. Импровизация Хэнкока рождает ощущение огромного числа развилок, возможностей из которых музыкант (его интуиция) выбирает одну, но вскоре покидает ее ради другой, как бы зная, куда она приведет и предпочитая неизведанное.

Херби Хэнкок. Фото: Андрей Олифиренко

А вот что говорит (пишет в своей автобиографии) сам Хэнкок: "Импровизация – подлинное присутствие – это исследование того, чего ты еще не знаешь… Импровизировать значит словно бы открывать чудесную шкатулку, и все, что ты вынимаешь оттуда, всегда ново". И этому Хэнкок не устает учиться всю жизнь.

К сожалению, это далеко не весь Альфа Джаз, и даже просто назвать всех не получится в небольшом репортаже.

Но не могу не поделиться еще одним открытием. Удивила горячая, даже неистовая реакция публики на некоторые концерты на площади Рынок – концерты сугубо акустических составов. 

Это фортепианное трио Реми Панассьена, квинтет Criss Cross All Stars, совсем камерный проект Наталии Лебедевой Quests, швейцарский квартет Карила Бейкера и Чико Фримена и некоторые другие. Замечательная, но отнюдь не "площадная" музыка. Единственное, имеющееся у меня объяснение: рост квалифицированного большинства среди слушателей джаза. Пока только среди них.

Иначе фестивалю не пришлось бы менять свое название, как об этом объявлено на следующий год. Но не меняется суть.

А суть в том, что джаз – абсолютно живая музыка в том, чтобы быть в это самое мгновение. Не могу себя представить, чтобы джаз можно было использовать для чего-то другого, кроме этого ощущения свободы.

Александр Юдин, специально для УП.Культура

Титульное изображение на странице: квартет Yellowjackets (Фото Юрий Яцкулич)

powered by lun.ua

Головне на сайті