Отрицание очевидного. Кто такие ВИЧ-диссиденты и чем они опасны

8624
26 березня 2018

Весной 2017 года на Общенациональную горячую линию по вопросам туберкулеза и ВИЧ/СПИДа позвонил мужчина.

Он рассказал, что у него и его жены ВИЧ-положительный статус, однако ни он, ни она не принимают антиретровирусную терапию, которая подавляет вирус и не дает инфицировать других.

При этом в семье уже есть трое детей – неинфицированных.

Мужчина также рассказал, что год назад его жена родила девочку, которая умерла почти сразу после родов. После она забеременела снова, родила мальчика – он тоже умер, прожив совсем недолго.

Общенациональная горячая линия по вопросам туберкулеза и ВИЧ/СПИДа работает круглосуточно

"Они успевают принести ребенка в семью, его увидели старшие дети, обрадовались, что у них есть брат – и он умирает от СПИДа", – рассказывает консультант горячей линии Ирина (консультанты работают под вымышленными именами и попросили не указывать свое настоящее имя в тексте, – ред.).

Мужчина позвонил на горячую линию с жалобой, что ребенок был здоров, но ему вдруг стало плохо, он начал задыхаться. Родители привезли его в больницу, где спасти мальчика не удалось. Звонивший считал, что врачи не оказали мальчику нужную медицинскую помощь, и был намерен подавать в суд.

"Это был очень сложный клиент, – говорит Ирина. – Я очень долго с ним работала, пыталась пробить эту броню. Он звонил мне, спрашивал, что делать на похоронах – старшие дети очень тяжело перенесли потерю.

Вся эта ситуация стала большой семейной драмой, потому что люди отрицали свой ВИЧ-статус и отказывались принимать терапию".

Если бы женщина в этой семье принимала антиретровирусную терапию, то вполне смогла бы родить здорового ребенка.

ПРИНЯТЬ НЕИЗБЕЖНОЕ

От СПИДа в Украине умерло 1417 человек. Это данные только за первые полгода 2017 года.

Сколько из них причисляли себя к ВИЧ-диссидентам, не знает никто – такой статистики нет.

В месяц на горячую линию звонит около 30 людей, считающих себя ВИЧ-диссидентами – это примерно 1% от общего количества звонков. Однако эти цифры не показательны – многие не пользуются консультациями специалистов.

ВИЧ-диссиденты – люди, которые считают, что вируса иммунодефицита не существует, а потому они отказываются принимать терапию и ходить к врачу.

ВИЧ-диссиденты – люди, которые считают, что вируса иммунодефицита не существует. Рисунок batenka.ru

Этому движению почти столько же лет, сколько и самому вирусу – ВИЧ открыли в 1981 году, а уже спустя три года психиатр Каспер Шмидт издал первую известную критику связи СПИДа и нового вируса. Шмидт утверждал, что "СПИД имеет психосоциальное происхождение, а гипотеза о его инфекционной природе порождена стереотипным мышлением ученых, склонных искать вирусы для неизученных болезней". Сам Шмидт умер от СПИДа в 1994 году.

Консультант горячей линии Ирина говорит, что ВИЧ-диссидентов можно поделить на несколько категорий.

Первая группа – самая многочисленная – это те, кто не может принять болезнь и поэтому отрицает ее.

"Год назад мне позвонила женщина и говорит – что мне делать, куда обращаться? – приводит классический пример таких людей Ирина. – Перечисляет кучу заболеваний, в том числе и СПИД.

Я спросила – а как давно вы знаете о том, что у вас ВИЧ? Она отвечает – семь лет назад. И ведь это не факт, что она инфицировалась 7 лет назад.

Мне досадно, я говорю – врачи вам помогут, конечно, но почему вы раньше не обратились? А она отвечает – ну я же себя хорошо чувствовала. Это классическая защитная фраза. Мне приходится разочаровывать и говорить, что это очень подлое заболевание.

Бывает, меня уговаривают, что ВИЧ не существует. Я приспособилась говорить им – вы понимаете, я ведь на вашей стороне. Меня уговорить – раз плюнуть. Одна проблема – вирус уговорить невозможно".

Ирина объясняет, что диагноз ВИЧ – это всегда шок. Поэтому человек идет в интернет, чтобы получить больше информации. И наталкивается там на многочисленные форумы, где отрицают существование вируса.

Например, там можно встретить сообщения о том, что антиретровирусная терапия убивает печень, что знакомые уже 15 лет живут с ВИЧ и отлично себя чувствуют.

Это, по словам Ирины, типичная защитная реакция. Человек ищет поддержку, он не может принять диагноз и понять, как жить дальше. Ведь чаще всего кажется, что жизнь уже закончилась.

Диагноз ВИЧ – это всегда шок. Поэтому человек идет в интернет, чтобы получить больше информации. Рисунок FB.ru

ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА

Вторая группа – это люди, у которых нет положительного ВИЧ-статуса, но которые, тем не менее, занимаются распространением информации об отсутствии вируса.

Основатель одной из крупнейших групп ВИЧ-диссидентов во "ВКонтакте" Дмитрий Скирта – один из них. В его группе, которая называется "ВИЧ СПИД - ВЕЛИЧАЙШАЯ МИСТИФИКАЦИЯ XX ВЕКА" около 18 тысяч подписчиков.

Сам Дмитрий говорит, что к контенту уже не имеет отношения, но до сих пор остается убежденным ВИЧ-диссидентом.

"Группа появилась в 2008 году. Я тогда разговорился с одним санитаром из морга, который сказал, что есть болезни, которые вызывают сомнения в том, что они существуют, и назвал ВИЧ, – рассказывает Дмитрий историю появления группы.

Я начал искать информацию, ее тогда почти не было, были только англоязычные источники. Все, что я читал о ВИЧ, во мне вызывало сомнение. Я решил создать группу с альтернативной информацией. Позвал туда 50 друзей, вывесил какие-то статьи. А потом уже в группу начали приходить люди, которым, видимо, тоже не хватало информации".

Антиретровирусная терапия подавляет ВИЧ и не дает инфицировать других

Дмитрий говорит, что не верит в существование ВИЧ/СПИД по нескольким причинам. Он утверждает, что кампания, направленная на информирование ВИЧ, слишком масштабна, а значит, она кому-то выгодна. Возможно, фармацевтическим компаниям.

Ирина объясняет, что "заговор фармкомпаний" – один из любимых аргументов ВИЧ-диссидентов.

"Эта группа просто предоставляет альтернативную информацию, – убеждал Дмитрий корреспондента "Украинской правды. Жизнь". – Я против того, чтобы государство навязывало лечение. Хочет человек делать прививки – пусть делает, а не хочет – пусть не делает".

На вопрос понимает ли он, что он отговаривает людей от лечения, Дмитрий не соглашается: "Ну, слушайте, я искренне верю, что вируса ВИЧ не существует, так что вам ничего не грозит".

Мужчина уверен, что группа не несет никакого вреда. Хотя там часто можно встретить сообщения от сомневающихся в том, стоит ли принимать терапию. Их убеждают в обратном.

"Человечество уже проходило периоды, когда думали о каких-то страшных болезнях, а их не существовало, – философствует Дмитрий. – Если через пять лет докажут, что ВИЧ есть – ну что ж, значит мы ошибались. Мы признаем свою ошибку.

А если через 20 лет докажут, что ВИЧ нет – значит мы были правы, и все делали правильно".

СПАСИТЕ ВАШИХ ДЕТЕЙ

Еще один аргумент ВИЧ-диссидентов – это кажущееся отсутствие единого мнения среди медиков о ВИЧ/СПИД.

Дмитрий в разговоре с "Украинской правдой. Жизнь" несколько раз подчеркнул существование врачей, которые отрицают ВИЧ: "Почему те врачи, которые считают, что ВИЧ есть, не встретятся с ВИЧ-диссидентами и не выскажут свои аргументы? Они никогда не ходят на подобные конференции. Я думаю, что значит им есть, что скрывать".

В YouTube есть несколько десятков видео, где люди, называющие себя врачами, говорят о том, что вируса иммунодефицита не существует.

По запросу "ВИЧ не существует" первым выбивается интервью Ирины Сазоновой, которая называет себя "врачом с тридцатилетним стажем".

Сазонова – автор книг "ВИЧ-СПИД": виртуальный вирус или провокация века" и "СПИД: приговор отменяется".

"В том, что так называемый вирус иммунодефицита человека никогда не был открыт, признались его "открыватели" – Люк Монтанье из Франции и Роберт Галло из Америки. Тем не менее обман мирового масштаба продолжается", – говорит в интервью Сазонова.

Однако Монтанье не утверждал такого – он говорил, что ВИЧ не всегда приводит к смерти, если есть соответствующее лечение. И с этим аргументом никто не спорит.

"Очень часто встречаются так называемые врачи, которые рассказывают о том, что ВИЧ/СПИДа нет. И эти люди несут больше всего вреда, – говорит консультант Ирина. – Когда человека надевает белый халат, его подписывают, как врача с тридцатилетним стажем, то он сразу внушает максимальное доверие. Врач ведь чушь сказать не может".

Пропаганда ВИЧ-диссидентов почти всегда приводит к трагичным последствиям.

Врач-инфекционист Иван Доан рассказывает, что довольно часто встречает в своей практике людей, которые отрицают ВИЧ. Чаще всего их удается переубедить – в ход идут любые аргументы, в том числе и довольно жесткие.

Иван Доан, врач-инфекционист

"Я объясняю пациентам, что их ждет, если они не будут принимать терапию. Чаще всего это помогает.

Но есть люди, которых не переубедить. С ними мы встречаемся потом, через несколько лет – только состояние их уже намного хуже. А кто-то и не доживает до второй встречи", – говорит специалист.

История семьи, которая отказом принимать терапию убила своих детей – не единственная.

В 2017 году в России было известно о минимум 10 случаях детских смертей из-за такой позиции родителей.

В Украине о подобных историях становится известно только из рассказов таких консультантов, как Ирина. Основная проблема в том, что законных рычагов давления на ВИЧ-диссидентов нет.

Точнее, они есть, но возникает правовая коллизия. Есть закон, который обязывает родителей следить за здоровьем детей, и отказ принимать антиретровирусную терапию нарушает его, но одновременно с этим законы Украины запрещают разглашение диагноза ВИЧ.

Соотвественно врачи, которые знают о том, что чьи-то дети не получают терапию, не имеют права подавать в полицию – в противном случае, их самих ждет уголовное дело.

Впрочем, Ирина рассказывает, что практика обхождения юридической коллизии, все же есть.

Врач-инфекционист, который наблюдает ВИЧ+ ребенка, видя, что родители или опекуны его не лечат, пишут официальное заявление в социальные службы, где информируют их о том, что ребенок имеет инфекционное хроническое заболевание (не указывается какое именно), которое в случае неоказания помощи может привести к потере здоровья и смерти.

Соцслужбы имеют все рычаги ­– от мотивационных бесед до судебных процессов о лишении родительских прав.

Врачи-педиатры утверждают, что писали такие обращения и не доходя до суда, родители начинали оказывать помощь ребенку в лечении ВИЧ.

"Нужно постоянно работать с такими людьми. Тогда их можно переубедить", – подчеркивает Ирина.

Юлиана Скибицкая, журналист, специально для УП.Жизнь

Титульное фото Depositphotos

powered by lun.ua

Головне на сайті