Жемчужина Крыма. Кулачный бой

40
14 березня 2014

"Пожалуйста, приезжайте в Ялту, и всех зовите. Кажется, тут будет жестко", – говорил мне утром активист Евромайдана Антон. Вечером он уже звонил и рассказывал, как за ним гнались байкеры, а завтра же он собирается с семьей выезжать из Крыма. До лучших времен.

Ялта, главный курортный город страны, внешне выглядит как прежде: пальмы, горы, солнце.

Но что-то в этой картине не так.

Под пальмами кучкуются люди в сером, на фоне гор реет российский флаг, а солнце мерцает на начищенных до блеска мотоциклах "Ночных волков".

Перед памятником Ленину появилась сцена, увешанная лозунгами "За народное единство". Выступают женщины в кокошниках. Поют: "С Россией будет лучше". Здесь должен был проходить проукраинский митинг, но внезапно планы поменялись. На месте, где должны были обосноваться активисты, появились суровые ребята в спортивной одежде и необъятные русские байкеры.

Пожилая женщина рассказывает, как покупала украинскую ленточку, а ей сказали, что лучше не рисковать. Ленточку она все равно купила. Серая шапочка, старенький плащ. Улыбается.

"Я родилась на Дальнем Востоке, папа мой был белорус, а муж – украинец, – говорит она. – Я люблю Украину, с ней бог, а бог не хочет войны". Продолжая улыбаться во все – сколько у нее их осталось? – зубы, добавляет, как бы про себя: "Не убивайте! Не лгите! Украина голосистая, музыкальная, талантливая..."

Через полчаса эту женщину собьют с ног мужики с русским акцентом. Она будет скандировать, улыбаясь, "Слава Украине" и теребить ленточку, а ее повалят на асфальт.

Эти же мужики растопчут украинский флаг, столкнут с фонтана "проукраинских" активистов и будут скандировать: "Фашизм не пройдет!"

Такой же лозунг выкрикивают и те, кто вышел "за мир".

О каком же фашизме идет речь?

"Да вы бандеровцы все, едьте отсюда на свою Украину!" – стандартно говорят женщины, подошедшие на заварушку. Мужчины менее разговорчивы: закрывают рукой камеру и обещают "навалять". Один из них без лишних предупреждений просто врезал мне в нос и попытался вырвать планшет. Не удалось: планшет чужой, отдавать жалко было.

После этого еще успела снять, как бугаи напали на пожилого мужчину, а потом, как-то по странному вежливо, усаживали его, побитого, с поврежденной головой, на плетеный стульчик на летней площадке местного кафе.

Митинг закончился. Кто-то ищет свою камеру, отнятую то ли "самообороной", то ли байкерами, кто-то продолжает визгливо обсуждать геополитическую обстановку.

"Вы нам тут не нужны, понятно? – надрывается женщина. На ней шуба и парик. – Вас там на Майдане пичкали наркотиками, а вы и сюда добрались. Вот сколько вам заплатили?"

По набережной двигаются люди с георгиевскими ленточками. Невольно сворачиваю на безлюдную тропинку, беспрестанно оглядываюсь, говорю тихо. В это время Антон пытается скрыться от агрессивно настроенных мотоциклов. Каково ему, коренному ялтинцу, бежать от иностранцев, считающих, что эта земля теперь принадлежит им?

До референдума еще два дня.

За набережной виднеется море. Только не ласковое оно какое-то. Не ялтинское.

Увидит ли оно этим летом туристов? Порадует ли кого-то?..

powered by lun.ua