4 мамы о том, как и почему их дети не ходят в школу

10729
3 серпня 2017

Несколько тысяч детей в Украине выбрали не ходить в школу. Такие подсчеты провела одна из героинь этого текста, общественная активистка в сфере хоумскулинга Рина Леон.

С некоторыми детьми занимаются родители, с кем-то репетиторы или тьюторы – но все хоумскулеры должны проходить аттестацию в школах, чтобы перейти в следующий класс.

По словам Рины, обучение дома в Украине предполагает, что родители обязуются обучить ребенка в соответствии с программой и выполнить государственный стандарт, который определяет, что должен знать ученик на том или ином этапе обучения.

Юридически в Украине есть несколько форм обучения, позволяющих учиться дома: экстернат, индивидуальный график (домашнее обучение), заочная форма обучения и дистанционное образование.

Последнее, как говорит Рина, полностью реализовано только в четырех частных украинских школах. Другие школы на самом деле только аттестуют детей, но не уделяют внимания процессу обучения.

Хотя закон Украины "Об образовании" позволяет свободно выбирать форму обучения, у хоумскулеров есть возможность проходить аттестацию всего в нескольких лояльных к ним государственных и частных школах по всей Украине.

Вы можете жить на западе Украины, а проходить оценивание, например, в Киеве – потому что рядом с вашим домом просто нет школы, которая принимает хоумскулеров, или же аттестация там проходит так часто, что легче раз в год приехать в Киев.

О том, почему дети переходят на хоумкулинг и как происходит обучение, рассказали их мамы на семейном лагере "Освітній експеримент".

 

АНАСТАСИЯ ЛЕУХИНА,

Киев-Чернигов

Мой сын Клим ходил в школу, и первые пару лет ему там даже нравилось. Мы перешли на хомскулинг в 4 классе, и уже три года так учимся.

Почему перешли? Есть две истории.

У меня был хороший опыт образования: пять лет я училась во Львове в первом экспериментальном классе Эзры Щебальского, и для меня это было нестандартное школьное образование.

Потом я училась в американской школе, в американском и канадском университетах, Киево-Могилянской Академии.

Я понимала, что есть разное образование, разное качество и разные учителя – и не обязательно мириться с тем, что тебе предлагают. Особенно, если предлагаемое не совсем подходит.

В Климиной школе меня не устраивало то, что я вижу – шаблонность, коллективность, порядок принятия решений; тебя считают кошельком, стадом, которое ни на что не влияет, и мне не нравилось быть в этой роли.

Несколько лет мы пытались работать с этим, задавать хотя бы вопросы администрации и учителю. Пока это не влияло на отношения Клима с учительницей, мы продолжали посещать школу.

Вторая история – про Клима. Он сидел на последней парте и считал себя худшим в классе, и я так понимаю, что эта идентичность поддерживалась учителем и негативно влияла на самооценку ребенка.

Был случай, который меня очень задел. В 3 классе ребенка не выпустили в туалет во время урока. Я спросила Клима: "Почему ты все равно не вышел?" – "Ты понимаешь, учительница ушла в столовую на 20 минут, и мне не у кого было спросить во второй раз…".

Анастасия Леухина: "Он сидел на последней парте и считал себя худшим в классе, и я так понимаю, что эта идентичность поддерживалась учителем"

Это культивация системы угнетения – когда ты обязан подчиняться правилам, которые тебе задает старший в иерархии, причем собственно правил не существует. Детям коммуницируют ложные правила и заставляют подчиняться.

Я решила, что не хочу, чтобы в моем ребенке культивировалось подчинение несуществующим правилам, придуманным для удобства взрослыми.

Отчасти я перевела Клима на хоумскулинг не только в его интересах, но и чтобы не тратить свою жизненную энергию на то, что, как я поняла, не могу изменить – на постоянные переговоры со школьной администрацией. Но я честно пробовала.

Еще когда Клим был в детском садике, я проявляла себя как нерв (у меня есть теория, что важно быть нервом проблем, говорить о них и стараться их решать) и вступала в переговоры с администрацией, чтоб навести порядок.

Я не очень хотела этим заниматься в школе. Но моя подруга сказала: "Я вижу много взрослых, у которых есть травма с детства из-за того, что у них не было опыта школы – им кажется, что их чего-то лишили".

Мне понравился ее совет: надо попробовать, а вдруг все будет хорошо? Я довольна, что мой сын был в школе – он понимал, что ему там нравится, и что нет. И сейчас осознанно выбирает оставаться вне ее.

Но, если честно, я бы с радостью отправила его в хорошую школу.

Я работающая мама, живу на два города – Киев и Чернигов. Когда нужно было идти в школу, мы решили переехать в Чернигов – это маленький и безопасный город, по которому Клим может передвигаться сам.

Он живет с бабушкой, и до этого года каждый день работал с тьютором по скайпу. Моя задача была в начале семестра организовать ему рабочий график.

"Если честно, я бы с радостью отправила его в хорошую школу", Анастасия Леухина

Первый год они работали по 4 часа в день, потом перешли на 2 часа индивидуальной работы и часть – самостоятельной.

Сначала занимались вне школьной программы, потому что тьютор – прекрасный специалист во многих сферах. Но потом она пришла к тому, что, поскольку школьная программа и без этого дается туго, нужно фокусироваться на сдаче контрольных.

Но сейчас тьютор выгорела, и перед нами встал вопрос перехода на какую-то другую форму обучения.

Клим не хочет идти в школу, и я думаю, что в следующем классе мне придется глубже во все это окунаться.

Кроме школьной программы, Клим ходит на тяжелую атлетику, плавание, греблю, корнет, оркестр, фортепиано и сольфеджио. У него достаточно возможностей общаться с детьми. Но это не волшебная палочка. Ему было трудно в школе находить контакт со сверстниками и поддерживать его долгое время, и он продолжает испытывать трудности. Хотя дважды в год мы ездим в туристические лагеря от семейного центра "Мацьопа" – и это помогает.

Я бы не сказала, что хоумскулинг – это дешевое удовольствие, но это стоит дешевле, чем частная школа в Киеве. Эти деньги я инвестирую не в тетради, кроссовки, форму, материальные вещи в школе, которые на самом деле не влияют на качество образования. Я инвестирую в качество взаимодействия учителя и ребенка и в качество знаний, которые он получает.

Время – это жизнь. И то, что у нас на школьную программу уходит не более 4 часов в день, а не по 8-9, – окупает всё.

 

ЕЛЕНА АРБУЗНАЯ,

Ужгород

У меня трое детей – двое старших учатся дистанционно (один – первоклашка, второму – 11 лет), а младшему только 4 года.

Когда я была беременная первым ребенком, мне постоянно попадалась информация о домашнем образовании. Пока ребенок еще не родился, мы уже думали, что было бы круто учить его дома.

Когда он подрос, мы подумали: "Он такой умный, надо его побыстрее в школу, может, даже сразу во 2 класс".

Мы поехали в Симферопольскую школу, куда принимали хоумскулеров. Думали сразу сдать программу первого класса. Но учительница была настолько фантастическая, что мы решили дистанционно учиться у нее.

Два класса отучились в Симферополе. Но в 2014-м пришлось искать школу на материке. Тогда у 500 "симферопольских" родителей появился большой запрос – поэтому начали появляться школы, где можно проходить аттестацию.

Прошел слушок, что под Киевом появится еще одна школа. И 29 августа нам сказали, что можно подавать документы в Переяслав-Хмельницкую школу (сейчас там нет набора), на базе которой проходит эксперимент по семейному образованию.

Чтобы пройти аттестацию, нам надо было распечатать с сайта контрольные, сделать и отправить. Больше ничего.

Каждый год старший – 11-летний – сын смотрит количество контрольных и количество недель до отправки – и определяет: на этот предмет нужно столько, на этот – столько. Первых полтора месяца он в графике, но потом мы страшно заваливаем сроки сдачи.

У Елены двое старших учатся дистанционно (один – первоклашка, второму – 11 лет), а младшему только 4 года

Он занимается мало; бывают дни, когда он вообще ничего не делает. И мне бы хотелось, чтобы занятий было больше.

Первоклашка рано начал читать, ему было легко все сдавать. Когда посмотрел математику, то сказал: "Тю, что там считать!". С ним получилось легко – потому что мы, зная, что он будет учиться дома, постоянно что-то ему давали.

Организация учебного процесса у нас слабенькая, но при этом дети сдают все хорошо. ДПА по математике старший сдал на 12, но ему поставили 10, потому что он начеркал.

Мы, родители, понимаем, что ответственность за это обучение лежит на нас, поэтому стараемся показывать прикладную сторону. Если я шью "гнездо" для чтения книг, то говорю: "У меня такое количество ткани, я могу высчитать длину окружности по такой формуле". Они потом не помнят формулу, но видели, что я ее использовала. Когда мы режем торт малышу – говорим о дробях.

Мы живем за городом, и старший сын сам ходит на маршрутку, чтобы доехать на свои кружки. Где-то во втором классе он уже начал самостоятельно передвигаться по городу. Первокласснику я буду возить по кружкам, пока он со всеми не познакомится.

Хоумкулинг обходится нам дешевле. Нет затрат на новые тетрадки, фломастеры и карандаши. У меня они еще не стесались – зачем? Не надо покупать модные наклейки, которые "все купили".

 

ДАРЬЯ РАК,

Харьков

Моя история про крайне некомфортного ребенка для системы.

Уже в садике начались вопросы: почему нельзя идти в лужу? (А моему ребенку можно, и на стенах рисовать тоже можно). И он не смог соединить то, что можно дома, и что нельзя там. Он начал болеть – дала о себе знать психосоматика.

Когда сыну было 6 лет, я наконец-то уволилась и забрала его. Мы год счастливо жили, у ребенка был познавательный интерес.

Мы искали школу. В последний момент моя приятельница захотела стать учительницей, набрала свой первый класс и пригласила нас. Мы счастливо с ней прожили два года. Хотя приятельница – человек не режимный, на второй год (она сама говорила) это уже была не она. Она еле-еле дотерпела до конца учебного года и уволилась.

Я повела сына в школу рядом с домом. Через два дня ребенок мне звонит: "Мама, срочно меня забери". Я прихожу и вижу, что он стоит в кругу детей и несколько из них пытаются его ударить. Я спрашиваю учительницу – а она: "А что?..". Как оказалось, она говорила Егору, что я плохая.

Тогда мы перешли в частную школу, то нас хватило на две недели. Все закончилось тем, что я не смогла доказать, что пить воду во время урока – это нормально.

Когда я предложила хоумскулинг, сын согласился. Мы уже два года так учимся, закончили 4 класс – и ребенок говорит, что счастлив. Этого достаточно и для меня, и для него.

Когда я забрала ребенка из школы, его нужно было "расшколивать" (подробное объяснение, что это, читайте внизу – ред.), чтобы восстановить естественный интерес к знаниям.

Дарья Рак: "Мы уже два года так учимся, закончили 4 класс – и ребенок говорит, что счастлив"

Считается, что расшколивание занимает месяц на каждый год жизни ребенка в школе. Он и расшколивался по этим параметрам. Я же – нет. У меня постоянно происходил откат к школьной системе.

Я человек крайне неорганизованный, ребенок точно так же. Но знания, которые он берет из своих интересов, пересекаются со школьной программой. Времени на занятия в целом уходит меньше – легче научить ребенка изначально чему-то новому, чем справиться с тем, что у него не получилось в школе.

Мы не ответственные, но оценками по ДПА я довольна – 8 по математике (мы занимаемся по Академии Хана – американской открытой платформе).

Но в случаях, когда у мамы ребенка нет проблем с самоорганизацией, ей может быть интересно идти по программе. Если так, как у нас, то анскулинг (хоусмскулинг без программы, стандартов и системной работы) – это более комфортно, нет выгорания.

Но это выглядит не так, что он делает, что хочет. У ребенка в 6-7 лет очень силён познавательный интерес. В 1-2 классе мой сын мало обучался – но всех знаний, полученных за год, когда я не работала, хватило. Мы даже сейчас иногда "едем" на этом дальше.

Хоумскулинг – это дешевле. Одно то, что не приходится покупать форму, освобождает от многих затрат. Подарки учителям, шторы, ремонты – это все нас не касается. Считать ли в расходы литературу, которую мы покупаем – я не знаю. Если бы он учился в школе, мы бы все равно покупали книги. Еще есть затраты на кружки – но это я тоже не считаю.

Репетиторами мы не пользуемся. Возможно, пока что. Но мне встречались люди, которые говорили: "У тебя ребенок анскулит? Можно, я буду ему историю преподавать бесплатно?".

 

РИНА ЛЕОН,

Харьков-Киев

Я задумалась о школе, когда дочке было 3-4 года – она тогда захотела учиться читать, считать и писать.

Тогда обошла школы рядом с домом в двух городах (Киеве и Харькове), и меня мучил вопрос: почему дети там так орут? Почему они выходят с урока – и как будто пружины разжимаются?

Я причислила это к особенностям классно-урочной системы. Но сейчас понимаю, что в традиционных школах есть и другие факторы напряжения. Мне не хотелось держать ребенка в состоянии зажатой пружины – и стала искать дальше.

В поисках натолкнулась на информацию про хоумскулинг. К пяти дочкиным годам я решила, что мы будем учиться дома. Я уже объездила школы, которые обеспечивали хоумскулинг в Украине, и остановилась на Симферопольской.

Когда дочке было пять с половиной, мы поехали показать себя, сдали первый класс экстерном и стали учиться по одному классу в год.

Сегодня я бы не торопилась оформлять ребенка в школу до обязательных 6/7 лет – а училась по способностям. Сейчас дочке 10 лет, и она перешла в 6-й класс.

Когда она стала посещать кружки, я поняла, что в Киеве мне нужно превратиться в водителя, а ей – поселиться в машине. Поэтому мы решили больше времени проводить в Харькове, где я выросла. Там концентрация качественного образования на квадратный километр выше, и жизнь спокойнее.

На кружки можно добираться пешком, и до 8 лет мы ходили вместе. А потом она настояла, чтобы добираться без моей помощи. Я волновалась за каждый ее шаг, но старалась не показывать виду.

 Сейчас дочке Рины 10 лет, и она перешла в 6-й класс

А в этом году я стала больше работать, и дочке захотелось больше моего внимания. Она снова попросила ее сопровождать. Не потому, что не может – а потому что выбирает в это время пообщаться со мной. И для меня ценна возможность близко проживать этапы ее взросления.

С самого начала мы договорились с моей мамой, что на ней будет лежать наработка основных навыков – письма, чтения, счета, а на мне – естественные науки и иностранные языки.

У нас было много споров о подходах к обучению. Мама, как человек системный, тяжело воспринимала просьбы не воспроизводить школу дома – не обращать внимания на оформление тетрадей и поведение во время занятий. Но тяжелее ей далось осознание несовершенства школьных программ и низкого качества учебников.

Сейчас бабушка живет далеко, и обучением занимаюсь только я.

У меня все происходит спонтанно. Мы можем учиться наскоками, а можем делать перерывы. Я стараюсь сгладить этот процесс, ведь для формирования глубоких знаний требуются регулярные занятия.

В начальных классах на учебу тратилось полтора-два часа в день. В 5 классе я практически не тратила времени на преподавание, только подсовывала нужные книжки и максимально вовлекала дочь в свою жизнь.

Внутри меня жило сопротивление тому, чтобы нагружать ее большим количеством учебы. Я ей дала свободу наполняться не сухими текстами учебников, а творчеством.

За счет того, что ее познавательный интерес не подавлен, она умеет быстро собраться, и обладает хорошей базой – аттестация в пятом классе прошла хорошо.

Ріна Леон розповідає про хоумскулінг на мистецькому хуторі Обирок

Проблем с мотивацией к обучению не возникало. Для меня очень важно сохранение пытливости.

Но бывали моменты, когда у нее не было ресурса делать нужные, но нелюбимые вещи. В каждом таком случае мы поступаем по-разному. Если предмет или способ его преподавания я считаю неподходящим, мы можем отложить его до аттестации.

Например, учебник природоведения она читает за пару недель до аттестации, чтобы освоиться в определениях, а сам предмет постигает на природе или через эксперименты. Основы здоровья не приходится учить, потому что мы много внимания уделяем здоровому образу жизни.

Когда меня спрашивают, как долго мы собираемся хоумскулить, я отвечаю: "Как пойдет…".

Я всегда советуюсь с дочерью и готова в любой момент отпустить ее в школу. Многие ее друзья по-доброму завидуют: "Как, твоя мама позволяет тебе не ходить в школу? Ты высыпаешься? Ты ходишь гулять утром и днем?".

Она гордится своим статусом, но я думаю, что годам к 12-ти это пройдет: как и все взрослеющие хоумскулеры, она перестанет хотеть казаться "другой".

РАСШКОЛИВАНИЕ И С ЧЕМ ЕГО ЕДЯТ

(пояснение от Рины Леон)

Расшколивание – это американская теория.

Ее авторы говорят, что для того, чтобы восстановить у ребенка естественную пытливость и жажду к познанию, если она была утрачена – нужно отпустить ребенка в свободное познание.

Перестать пихать в ребенка знания, но одновременно обеспечить среду, в которой не будет пассивного восприятия информации, и при этом ребенок сможет активно ее достать.

Условно: в вашем доме должен быть выключен телевизор, и у ребенка не должно быть круглосуточного доступа к планшету – но при этом должны быть полная открытая книжная полка и уютное место для чтения, прогулки на природе и условия для творчества.

Родители должны зашить рот с фразой "а давай-ка возьмемся за книгу, когда ж ты возьмешься за ум и начнешь учиться?".

Американские источники говорят, что нужен один месяц расшколивания на каждый год, проведенный в школе. Один месяц на год школы нужно не предлагать ребенку учиться. Можно предлагать проекты, прогулки, лагеря – но ничего, что бы ему напоминало о насильственной учебе.

Но в наших реалиях сначала нужно делать родительское расшколивание, потому что большинство родителей хоумскулеров вначале начинают на кухонном столе делать парту, чтобы ребенок садился и поднимал ручку, отступал четыре клеточки в тетрадке.

Лучше в школу вернуться, чем пытаться сделать это дома…

Виктория Топол, специально для УП.Жизнь

Титульное фото photographee.eu/Depositphotos

powered by lun.ua

Головне на сайті