Новые украинцы

8
5 грудня 2014

"Крым должен захотеть вернуться. Крымчане должны увидеть, что в Украине лучше, что Украина меняется. Что в ней царят не коррупционеры и жулики, а прогрессивные политики и госслужащие.

У крымчан должно быть то ощущение, какое бывает у девушки, расставшейся с без пяти минут миллионером, но не знающей об этом, а потом увидевшей его в глянцевом журнале в списке завидных женихов", - пишет блоггер-крымчанка Настя Дрозд.

Сходные аргументы можно услышать от многих, как в отношении Крыма, так и в отношении Донбасса.

"Там было все разрушено задолго до Майдана, - говорит уроженка Горловки, - там эта реальность била так, что понимаешь и осознаешь: брошен край. И когда им пообещали свет в конце туннеля - ДА, черт побери, поверили и захотели жить лучше. А потом уже все остальное".

Сразу оговорюсь – и в Крыму, и на Донбассе такой позиции придерживаются не все их жители. Большая ли, меньшая ли – но только их часть. Но речь – именно об этой части.

В их аргументах все правда, кроме одного: кроме понимания того, что коррупционеры и жулики, брошенность и нищета – это была общая трагедия всей Украины. Что жители брошенных разоренных сел полтавщины и хуторов в окрестностях Трускавца (да что говорить! - как и жители самого Трускавца или Яготина) тоже всем сердцем жаждали увидеть свет в конце туннеля.

И глубоко безответственной, если не безнравственной, представляется мне позиция тех корыстных "невест на выданье", которые за одну только свою неземную красоту желают заполучить жениха-миллионера, сошедшего со страниц глянцевого журнала. 

Кто ждет, что свет в конце тоннеля им зажгут другие люди – богатые и добрые, которые  "тоже заплачут" над их несчастьями и возьмут на себя заботу об их благополучии и покое.

Да, помилуйте, отчего вы уверены, что Украина должна бороться за то, чтобы купить кого-либо грядущим благополучием, оплаченным кровью и страданием ее детей?

Что Украина должна торговать собой, привлекая кого-то выгодами, как на ярмарке?  И ждать, когда ее выберут "в женихи" ради пользования плодами ее крови и трудов, а не ради совместной, долгой и тяжелой работы по созданию достойной жизни для всех ее граждан – и в Одессе, и в Херсоне, и в Черкассах?

Никогда не бывают счастливы и самодостаточны потребители. Счастливыми бывают только творцы.

Никогда не бывает прочным союз потребителя и потребляемого. Прочными бывают лишь союзы тех, у кого общая цель.

Украина не откажется ни от Крыма, ни от Донбасса. В сколь угодно долгосрочной перспективе, но украинцы не позволят захватчикам отрывать куски от своей страны.

Самым главным делом государства, восстановившего свою целостность, станет работа по обеспечению возможности для формирования украинской идентичности на бывших временно оккупированных территориях. Никакая идентичность не может сформироваться по принуждению.

Но тем, кто хочет создать единое мирное государство, нужно дать его гражданам возможность выбора, кем себя считать. У Донбасса и Крыма этот выбор был сознательно ограничен. Пропаганда, образование, насаждаемая система ценностей ("Крым всегда был Российским", "Донбасс никогда не пустит к себе бандеровцев") не оставляли места для приобщения и солидарности ни с чем украинским.

Недаром часто говорят бывшие "донбассцы" – "уехав оттуда, мы здесь изменились, а они (те, кто всю жизнь прожил на Донбассе – Л.Д.) – нет".

Уехавшие получили более широкий доступ к разносторонней информации, к иным образцам ментальности, к другим, нежели, скажем прямо, бывшие советские и имперские, ценностям. 

Сегодняшняя украинская идентичность базируется на осознании себя, прежде всего, гражданином Украины, готовым отстаивать ее независимость, готовым участвовать в ее возрождении – экономическом, правовом, культурном, военном.

Для него – нового украинца – нормально быть частью гражданского общества. Он считает себя ответственным за события в своей стране, за направление ее развития, считает необходимым  оказывать влияние и контролировать правительство.

Сегодняшняя украинская идентичность базируется на постулате ценности человеческой жизни, необходимости гражданских, демократических прав и свобод. Сегодня быть украинцем – это означает действовать как свободный и ответственный гражданин своей страны.

Такие граждане и составляет политическую нацию государства, основанную на развитом гражданском обществе.

Не все примут эти ценности, эту ментальность и после оккупации. Те, кто не примет их, – вправе эмигрировать, выбирать себе ту самоидентификацию, ту страну и ту жизнь, которую они посчитают своей. Так происходит в демократическом мире. Но главное – дать каждому эту возможность свободного выбора - кем ему быть.

Доступ к этой информации, к этому складу ментальности, к пониманию этих демократических и гуманитарных ценностей и будет необходимо обеспечить, после восстановления целостности страны, всем крымчанам и жителям Донбасса.

Это будет работой СМИ и школьных учителей-гуманитариев. В первую очередь – преподавателей истории, но также и преподавателей литературы и языка. Здесь очень важна ненасильственность, и – да! - соблюдение прав русскоязычного населения.

Но любовь к стране, вопреки мнению Ирины Фарион и иже с нею, не определяется только языком общения.  Это явление намного более многогранное, основанное на чувстве "сродства" с людьми, которые все вместе любят свою землю, ощущают эмоциональную связь с событиями прошлого и настоящего, разделяют ценности, которые совместно приняты гражданами страны, и – непременно! – уважают отличия других людей, тоже являющихся ее гражданами. 

Работа по обеспечению возможности самоидентификации как украинцев для жителей Крыма и Донбасса и не только им должна быть рассчитана на долгое время, и, конечно, она требует подготовленных специалистов и разработанных программ.

Готовить и разрабатывать их нужно уже сейчас.

Автор - Лилия Дубинская, детский и семейный психолог, член Украинского союза психотерапевтов.

powered by lun.ua