Как мы выходили из Иловайского котла

384
21 серпня 2015

Встал. Выплюнул грязь изо рта, бежишь дальше. Зигзагом бежишь или винтом, черт его, как это назвать. До следующего заборчика, бетончика, чего угодно, абы только скорее спрятаться. Абы перестали стрелять.

Вы знаете,  даже уже спустя год войны не верю в то, что люди на войне не боятся. Боятся все и всегда.

Отдышался чуть-чуть. Воды во фляге нет уже часов 6, жара адская, бронежилет на правом креплении начинает распадаться, разгрузка натерла плечи. Опять очередь поднимает столбики пыли прямо перед носом.

Джиксер кричит. Не слышу совсем, что кричит. Пинает сзади Юрист. Говорит, беги к командиру.

Ползу к Джиксеру, говорит, что зовут медика в кукурузу за зеленкой. Какой я к черту медик, думаю. Я ж пулеметчик. Оказывается, ни у кого нет аптечки с собой, кроме меня. Да и вообще, как это можно назвать аптечкой. Так, подсумок, там 2 жгута, прокладки, целокс, бинт и вата.

 

Через зеленку, падаю, ползу. Свистит все везде, взрывы, вой летящих снарядов. Страшно. Сердце колотится. Страшно. Но пацана надо вытащить. Встаю бегу в зеленку. Падаю в зеленке. Она плотная, все заросло кустарником и ветками... Цепляюсь, рву форму, пролезаю.

Растяжки?

Да к черту, лезу дальше. Вылезаю. Получаю очередь поверх головы, где-то справа. Падаю, переползаю дорогу, доползаю до этой чертовой кукурузы.

Там Моня, держит на руках Адвоката. Подползаю, спрашиваю, что случилось. Адвокат стонет. Ясно куда прилетело, говорит, в ногу. Пытаюсь рассмотреть, не вижу ничего, даже толком крови нет. Еще одна очередь скашивает кукурузу у нас над головой. По ходу, засекли нормально. Моня хватает Адвоката за руки, я делаю носилки из двух ремней. Тащим. Он тяжелый, килограмм сто. Еле дотаскиваем до зеленки. Еще несколько очередей скашивают все вокруг нас.

Над головой пролетает несколько снарядов. Рядом взрывается несколько мин, нас засыпает землей, осколки шуршат и встряют в деревья. Среди шума летящих снарядов и взрывающих мин пытаюсь докричаться до своих. Слышит Рэм, переползает зеленку. Ползет к нам. Теперь тащим Адвоката втроем.

 

Опять через дурацкую зеленку. Все запутано, срываю с себя аптечку. Подбираю. На спине, помимо РПК, теперь еще и автомат Адвоката.

Визг мины, упала где-то рядом. Упали мы, встали тащим. Вытащили на поле. Бежит Корчинский, кричу ему, чтобы позвал коробочку, вывезти. Залегли. Начали отстреливаться. Справа напирают, пули все чаще ложатся рядом.

Едет старенький бус посреди поля. Мы с Рэмом начинаем тащить Адвоката к бусу. Он стонет. Походу, перебита кость.

Тяжело. Пот заливает глаза, ноги подкашиваются, периодически приходится падать. Подъезжает бус, кладем Адвоката, в бусе Док разрезает ему штанину и делает укол. У него 2 пули в ноге и 1 в тазе.

 

Подбегает Бармен. Начинаем вместе прикрывать. Справа начинают показываться бородатые морды чеченов, глаза как будто в пелене, но их очень отчетливо видно. Плотность огня увеличивается.

Запрыгиваем в автобус, высаживаем несколько магазинов прям из буса. Гильзы засыпают все в автобусе. Несколько туловищ в зеленке подкосились и упали. Пот заливает глаза. Едем, кричу до хрипоты, кричу, скорее едем.

Бус выезжает из поля на дорогу. Я перекладываю "свою" гранату из кармана обратно в подсумок.

Так мы выходили из Иловайска. Через 15 минут контузило Бармена, мина упала ему почти под ноги. Спустя 2 месяца Адвокат умер в больнице, у него оторвался тромб.

powered by lun.ua