Майк Стерн бэнд: джазовая жара

10
14 липня 2011

13-е июля оказалось счастливым числом для киевской джазовой аудитории, которая, несмотря на жаркий сезон отпусков, сконсолидировалась и почти заполнила зал Октябрьского дворца, чтобы услышать концерт группы американского фьюжн-гитариста Майка Стерна в составе бесспорных звезд мирового джаза: Майк Стерн - гитара, Дидье Локвуд - скрипка, Дэйв Векл - барабаны. Пожалуй, только имя басиста Тома Кеннеди мало известно, но его игра на концерте не оставила никаких сомнений в отношении высочайшего уровня мастерства.

Майк Стерн, для которого это уже далеко не первый визит в Украину, давно и прочно обосновался на джазовом Олимпе. Начав свой путь в группе Blood, Sweat & Tears, он затем играл вместе с Билли Кобэмом, Майлсом Дэвисом и другими, а, перейдя к сольной карьере, быстро добился высшего признания. В 1993 г. Стерн получил от критиков и читателей самого авторитетного журнала Guitar Player звание лучшего джазового гитариста года.

Майк Стерн 

В игре Майка Стерна, помимо технической виртуозности, поражает, прежде всего, неистощимая фантазия. Первая же его импровизация длилась более десяти минут! Столько же, сколько импровизации всех остальных участников вместе. И вряд ли дело здесь в праве лидера, поскольку на сцене находились равные партнеры, да и демократизм - почти непременная норма джазового музыкального сотрудничества.

Дело именно в неуемности энергии и богатстве возможностей. Кажется, Стерн способен импровизировать не останавливаясь. Он умеет быть стремительным и лиричным, меланхоличным и жестким.

Дидье Локвуд 

Как правило, его импровизация делится на две части, которые четко разделены между собой изменением тембра: от мягкого звучания джазовой гитары Стерн переходит к тембру рок-гитары, и соответственно меняется характер музыки. Доводя одну линию импровизации до завершения, он тут же органично начинает другую, и его репертуар музыкальных идей для импровизации не иссякает.

 Майк Стерн бэнд 

Имя Дидье Локвуда сразу же вызывает в памяти двух других выдающихся джазовых скрипачей французов Стефана Грапелли и Жана-Люка Понти. Локвуд - младший из трех "мушкетеров" джазовой скрипки, и на сегодня один из двух-трех лучших джазовых скрипачей мира. Хотя Локвуд так же, как и Стерн, исполняет фьюжн, все же несколько нетрадиционный для джаза состав - сочетание двух разноплановых солирующих струнных, гитары и скрипки, при отсутствии клавишных и духовых, рождал некоторую музыкальную интригу.

 Майк Стерн бэнд

Этот ход замечательно себя оправдал. Локвуд добавил к синтезу лиризма и энергичного рока Стерна ряд интонаций, мотивов, привнесенных из классической музыки, фолка и расширивших звучание группы в сторону world music. Но едва ли не более всего впечатлили в исполнении Локвуда трудноопределимые долгие ноты, фразы, которые можно было бы назвать "беседой китов" ввиду неизбежно возникающих визуальных образов. Еще одна особенность игры Локвуда - склонность к диалогам-дуэлям, т.е. обмену музыкальными фразами, которые он вел поочередно со всеми партнерами и которые создают высочайший эмоциональный накал.

Барабанщик Дэйв Векл добился известности благодаря семилетней работе с Чиком Корией (1985-1991). После этого началось его уже почти двадцатилетнее сотрудничество с Майком Стерном. Векл - поистине фантастический барабанщик, впечатляющий неистощимым разнообразием. Один пример. Соло на барабанах - это обычно постепенное (и желательно нескучное в своей постепенности) заполнение тишины, сначала скупыми ритмическими "фразами", которые, ускоряясь и усложняясь, переходят в почти сплошной грохот без пауз.

Максимальный драйв. Одно из своих самых впечатляющих соло на концерте Вейкл выполнял на фоне рифа, т.е. короткой музыкальной фразы из четырех тактов (сыгранной на басу и гитаре), которая повторилась раз двадцать пять или тридцать (сто или сто двадцать тактов). Напротив, каждая фраза, сыгранная Веклом на барабанах, звучала неожиданно и в то же время вызывала ощущение преемственности, постепенно добираясь до вышеуказанного результата.

 Том Кеннеди

Неудивительно, что по окончании концерта зрители в неподдельном восторге стоя благодарили музыкантов. В самом деле, было за что.

В каждой области культуры и искусства есть своя более или менее отчетливая иерархия и свои вершинные проявления, свои "звезды". Они не всегда близки, и по географическим и иным причинам чаще "светят" издалека. Думаю, без особого риска можно утверждать, что в нашей культурной ситуации именно в джазе, как ни в одной другой области культуры, мы имеем возможность регулярно соприкасаться с предельными достижениями мастерства и, пожалуй, творческого гения.

Завершение джазового сезона оказалось жарким, как в метеорологическом, так и в музыкальном смысле.

Фото Максима Верного

powered by lun.ua