Великое и Ужасное

19
26 липня 2013

Сегодня в 12.00, в присутствии президента Виктора Януковича и множества правительственных и церковных сановников состоялось торжественное открытие выставочного проекта "Велике та Величне", приуроченного к празднованию 1025-летия крещения Руси.

Днем ранее работу киевского художника Владимира Кузнецова - роспись на стене размером 11х5 метров, которую автор создавал на протяжении 5 дней - была закрашена по указанию директора "Мыстецького Арсенала" Натальи Заболотной.

Мне посчастливилось увидеть работу Владимира Кузнецова "Страшный суд. Колиивщина" вживую в процессе ее создания, вечером накануне ее устранения. С размахом написанные остроактуальные образы и сюжеты производили сильное впечатление, а сама монументальная роспись считывался как мощный аккорд в размеренной и степенной экспозиции "Великого та Величного". На месте закрашенной черной краской работы теперь размещен баннер.

Баннер на месте, где была картина. Здесь и далее фото Ларисы Абрикосовой

"Страшный суд" продолжил уже известную серию муралов Кузнецова, объединенных общим названием "Колиивщина". Аналогичные работы были представлены ранее в PinchukArtCentre и, совсем недавно, в варшавском Центре современного искусства "Замок Уяздовский", в рамках большой групповой выставки "Украинские новости".

Факт уничтожения работы Кузнецова вынуждает рассматривать выставку "Велике та Величне" под определенным ракурсом, перечеркивающим ее масштаб и потенциальную важность, а также, усилия, положенные командой "Арсенала" на то, чтобы собрать в таком количестве музейные экспонаты со всей Украины.

В проекте действительно представлено множество важных с точки зрения истории украинского искусства работ. Впрочем, концептуально представленные экспонаты не объединены ничем, кроме факта их внеположной "шедевральности" и принадлежности к национальному культурному достоянию.

Характеризовать все эти работы как доказательства "цивилизационного влияния христианства на мировую и украинскую культуру" (высказывание Заболотной из комментария для lb.ua) значит существенно упрощать их значение.

Смысловая и идейная сторона всякого произведение искусства организованна гораздо сложнее, чем предлагает зрителю его очевидный сюжетный уровень. Работы чуткого к окружающей действительности художника принадлежат своему времени и "говорят" от имени этого времени, со всем присущим ему трагизмом и историческими сложностями.

Рассматривать творчество художников, принадлежащих к религиозному обществу (как, скажем, скульптора Иоганна Георга Пинзеля и иконописца, известного как Федуско из Самбора) как исключительно транслирование принятых в их время церковных догм средствами искусства – значит, интерпретировать их заведомо плоско, в далеком от обязательного для любого музея осмысленном историко-культурном ключе.

 

В этом свете "Велике та Величне" представляется как показательное выступление в поддержку политизированного празднования 1025-летия Крещения Руси, кроме прочего, поглотившего невероятный для Украины бюджет на восстановление памятников, которые можно (и нужно) было отреставрировать уже много лет назад.

Молниеносно набравшая колоссальную медиа огласку новость о запрете и уничтожении работы Владимира Кузнецова становиться в ряд с множеством других событий, так некстати омрачивших торжественную атмосферу празднования (пожар в краеведческом музее, голодовка ветеранов ликвидации аварии на ЧАЭС, новый оборот истории во Врадиевке), и переносит этот прецедент в дискуссионное поле, выходящее за пределы исключительно художественного сообщества. 

powered by lun.ua