Шедевры уличной эпиграфики. Фото

260
9 грудня 2008

Эмалированные жестяные таблички с предупредительными или информационными текстами производились в ЖЭКах и устанавливались по инициативе властей. Со временем эти текстовые сообщения превратились в уникальный источник по реконструкции языкового облика Одессы в эпоху "застоя".

Интерес к подобного рода источникам сегодня заявлен на уровне ряда научных направлений: лингвистического градоведения, уличной ономастики и лингвокультурологии. Фиксация и классификация таких табличек, граффити, лозунгов  известны на примерах Санкт-Петербурга, Риги, Москвы, Новокузнецка и других бывших городов СССР.

Однако в каждом случае социальная уличная эпиграфика отражает неповторимый пласт местной, городской культуры. Одесские настенные таблички советского периода всегда представляли коллекционный и краеведческий интерес в основном благодаря ярко выраженному колориту текстов, переполненных "одессизмами".

Так, одним из первых собирателей уличных табличек стал кинорежиссер Александр Серый, снимавший в Одессе фильм "Иностранка" в 1965 году.

Первая массовая установка настенных эмалированных табличек на домах Одессы совпадает с эпохой строительства так называемого хрущевского новостроя. В Советском Союзе она повсеместно началась в конце 1950-х.

Пик этого строительства в Одессе пришелся на 1960-70-е годы. Типовыми оказались не только проекты многоквартирных панельных и кирпичных домов без излишеств по всей стране, но и названия новых микрорайонов - Черемушки.

"Хрущевки" предназначались для временного решения жилищной проблемы и были рассчитаны на 20 лет, чтобы к 1980-му году, "когда наступит коммунизм", каждая советская семья встретила его в своей квартире. Со сменой вождя народное название новостроя 60-х не изменилось: пятиэтажки брежневской эпохи остаются теми же "хрущевками", хоть и в улучшенной версии.

В эпоху "застоя" стало ясно, что коммунизм наступит не скоро, а жилье в домах "сносимых серий" из временного превращается в пожизненное.

Местные ЖЭКи озаботились пропагандой среди населения бережного отношения к жилфонду. На стенах появились типовые эмалированные таблички с текстами на смеси из одесского уличного и государственного казенного языков.

 

Капитальные ремонты "хрущевок" при требуемом цикле в 20 лет фактически не проводились, зато ресурс "временного" жилфонда по эксплуатации пришлось увеличивать.

С этим связаны таблички следующего содержания: "Сохраняйте драгоценный жилой фонд. Своевременно производите ремонт своих квартир!" (на ценности квартир акцентируется особое внимание граждан), "Вносите квартплату ежемесячно и своевременно".

Регулировать правила пользования занимаемой жильцами жилплощади, а также их быта были призваны следующие сообщения: "Граждане! Экономьте воду!", "Родители, не разрешайте детям играть в футбол во дворе!".

 

Или такие, бесподобные: "Трусить в парадных запрещается!" (вариант: "Трусить в парадных и на балконах запрещается"). Видимо, речь идет коврах и половиках.

Призывы: "Берегите зеленые насаждения" и "Берегите тепло" - хоть и разного порядка, но разночтений среди трудящихся не вызывали.

 
Все это типовые сообщения, распространенные в пределах городской застройки 1960-1970-х годов.

Не меньшим разнообразием отличался набор правил проживания на занимаемой жилплощади в Старом городе. Судя по табличкам, регулировалось каждое движение жильцов: "Стирать под краном строго воспрещается!", "Уборная", "Не выбрасывайте мусор в уборную!" (водопроводный кран был один на весь двор и помещался ближе к его центру, уборная - в дальнем углу).

 
Особое внимание ЖЭКов уделялось чистоте. Лаконичное: "Соблюдайте чистоту!" зелеными буквами на белом фоне - самая распространенная табличка на стенах старого жилфонда.

Реже встречается: "Соблюдайте чистоту, берегите труд дворника" с изображением скомканной пачки папирос "Север", летящей в жестяную урну.

К слову, в табачной табели о рангах папиросы "Север" занимали среднее положение между так называемыми "гвоздиками" для бедных, и более престижным "Беломором", над которым гордо возвышался "Казбек". Популярная табачная марка "Север" исчезла в конце 70-х, когда страна не справилась с "пятилеткой качества".

 

Тотальная забота ЖЭКов о чистоте родного города была вызвана ее отсутствием.

В престижных, центральных кварталах старой Одессы водружали даже такие таблички: "Выливать помои без мусора", "Урна для пищевых отходов", "Выброс мусора и сбор пищевых отходов в подъезде запрещен!" (под словом "сбор" тогда еще имелось в виду не собирательство, а накопление), "Окурки, спички и бумажки бросайте только в урну!" (словарь русского языка Ожегова толкует слово "бумажка", как "бумажный денежный знак").

 
Не исключено, что все это - отголоски борьбы со знаменитой эпидемией холеры, которая "разразилась" в Одессе в 1970 году.

Предупреждение пожаров - тоже залог сохранности жилфонда: "Охрана общественной социалистической собственности от пожаров - обязанность каждого гражданина СССР", а "О пожаре звоните 01", буде таковой случится ("о пожаре" в Одессе звонили в 70-х, несколько позже стали звонить "при пожаре").

 
В Красноярске мне довелось видеть совершенно замечательное сообщение: "Главный способ защиты от пожара - самому не стать его причиной". И еще одно, из той же серии: "Не разогревайте лаки и краски на газовой плите, не стирайте в бензине, не сушите белье над плитой!".

Большинство таких сообщений составлены по принципу прецедента и не являются изобретением чистого разума какого-нибудь заместителя отдела по работе с населением. Так, в "Памятках пассажирам" РЖД строго запрещалось "нарушать конструкцию вагона", "отрывать от вагона металлические части" и "снимать огнетушители без прямой необходимости".

Новые общественные отношения по всему Союзу прорезались в виде таблиц типа: "Дом коммунистического быта", "Дом образцового технического состояния" и т.п. Как правило, эта категория эпиграфических сообщений не отличается выразительностью и лексическим разнообразием.

 
В Одессе несколько разбавляют эту группу сообщений некогда многочисленные тимуровские жестянки с надписью: "В нашем доме нет второгодников", в обязательном сопровождении красной звезды.
 
Заметное творческое разнообразие в данной группе вывесок демонстрирует Тирасполь. Город военных просматривается в развернутом призыве: "Уважаемые тираспольчане и гости нашего города! Жители орденоносного Тирасполя! Идет борьба за звание "город высокой культуры и образцового порядка". Наш девиз: "Не там чисто, где метут, а там, где не сорят"!

В следующую категорию выделяются таблички рекламного содержания: "Накопив деньги в сберегательной кассе, можно купить ценные вещи", "Ремонт телевизоров. К.Либкнехта, 25, тел. 2-28-29", "Касса Аэрофлота. К.Маркса, 17, тел. 2-23-00", "Бюро трудоустройства Жовтневого района".

 
Выделяется, также, серия табличек, которые носят в себе индивидуальные информационные сообщения: "Вас и Ваших детей обслуживает книгой Библиотека №5 по ул. Водопроводной, 2", "Звонок к дворнику", "Дворник", "Дворник проживает в доме №...", "Уполномоченный по дому, тов. ....", "Парадная №..." (в Петербурге - "Парадный", в Киеве - "Парадное"), "Ваш адрес для писем и телеграмм - Одесса-центр", а также списки аварийных служб города, указатели фамилий жильцов дома.
 
Таблички предупредительного содержания: "Граждане! Запомните: всюду и везде будьте осторожны на воде. Шутить с водой - играть с бедой. Учитесь плавать. ОСВОД", "Внимание! Во дворе злая собака", "Ночью район обслуживает аварийная Приморского района", "Продажа с рук на улицах пром. и продтоваров запрещена! Штраф - 200 руб. с конфискацией товара; ст. 160/2 Коб АП УССР", "Ключи от убежища №56403 з-да "Строммашина" находятся на проходной завода тел. 33-57-05".

К слову, указатели бомбоубежищ - норма 1970-х. Это время активного строительства в городе военных бункеров и командных пунктов, рассчитанных даже на случай ядерных ударов.

Особой производственной спецификой обладают таблички на крупных предприятиях, заводских территориях, где до сих пор можно встретить реликты агитационного содержания (например, "Партия - ум, честь, совесть нашей эпохи"), выполненные на недолговечных материалах.

Таблички в таких маргинальных зонах городского пространства пестрят малопонятным для широких масс профессиональным жаргоном: "Без кошек не влезать!" (с изображением каски и искры, на столбе ЛЭП), "Завал ПРУ", "Наркологический пункт депо им. Ленина. В кабинет более 5 человек не входить!", "Инструментально-пластмассовый участок", "В грозу к столбу ближе, чем на 4 м. не подходить!".

Зачастую, профессионально-технический жаргон выплескивается за пределы ограниченной среды использования и становится достоянием масс (посредством разного рода агитации, информационных сообщений).

При контакте с повседневной, бытовой культурой, такие тексты поневоле превращаются в гротеск. Классические примеры: "Наша сила - в наших плавках!" (лозунг металлургов).

Рекордсменом по числу подобных сообщений является Железная дорога, вынужденная по роду деятельности, регулярно обращаться к массам посредством разного рода памяток, плакатов и табличек.

Вот наиболее яркий и свежий пример из собственной коллекции:   

"Уважаемые родители! Железная дорога - это зона повышенной опасности, где главным травмирующим фактором был и остается наезд подвижного состава. Из этого вытекает требование, что нахождение на пути граждан воспрещается.

Однако, пренебрегая существующим запретом, некоторые дети самостоятельно находятся на железнодорожных путях, цепляются за автосцепки и подножки вагонов. Шалость не остается безнаказанной: дети получают травмы различной степени тяжести и, как правило, остаются инвалидами!

В последнее время на железной дороге участились случаи детского травматизма. Это происходит потому, что детям не объясняют, что игры на железнодорожных путях приводят к трагедии. Каждый гражданин, попавший на железную дорогу должен помнить о своей безопасности и защитить себя и ребенка, помня основные правила нахождения на пути: переходить пути в строго отведенных для этого местах; не подлазить под вагоны; не залазить на вагоны...".

В лингвистическом градоведении принято выделять особую категорию надписей, которые появились в качестве реакции на официальные сообщения.

Так, самой распространенной дворовой надписью старой Одессы, возникшей вопреки табличке "Уборная", является: "Туалета нет!", адресованное случайным и нежелательным посетителям двора.

 
В антисообщение превращена одна из табличек "Кассы Аэрофлота", на которой замазана заглавная буква "А".

Малоэффективная табличка ЖЭКа с пространной просьбой: "Соблюдайте чистоту!", в одном из старых двориков, дублирована самодельным, более конкретным обращением: "Пидарасты! Не бросайте, пожалуйста, мусор". Или еще одно, такое: "Мусор не выбрасывать! Прокляну".

В свою очередь, традиционной реакции со стороны читающих, подвергаются и неформальные тексты. В частности, надписи: "Туалета нет!" нередко исправляют на: "лета нет!". Или граффити на заборе: "НАТО - нет!" идет с припиской другого автора: "Какой ужас!" (вариация: "И счастья тоже нет").

В подъездах многоэтажек: "исправленное": "Бегите, лифт!" вместо: "Берегите лифт!". В парковых беседках для свиданий: "А я никого не люблю!"...

С каждым годом таких эпиграфических "мелочей", становится все меньше. Жаль? Безусловно. Но жизнь, похоже, не меняется, и на месте старых табличек появляются новые. Как, например, виденная мной на углу Осипова и Базарной, где некогда располагалась районная библиотека. Алым цветом на дверях пестрел анонс очередной тематической лекции: "Восстание на броненосце "Потемкин" (к 60-летию со дня начала)".

Действительно, все только продолжается...

Все фото автора

powered by lun.ua