Шираз. Две стороны одной медали

25
21 вересня 2012

Сира прекрасен в Тоскане, интересен в Чили, а у себя на родине, во Франции, просто неподражаем. Неповторим шираз и в Австралии, которая во многом благодаря этому сорту сформировала себе имя в винодельческом мире.

Так сира или шираз? Смотря о какой стране идет речь. Если во Франции сира – это местный корифей, то в Австралии шираз - новая "суперзвезда".

А ведь речь идет об одном и том же сорте винограда. Два названия – не слишком ли много для одного сорта? Все очень просто — за разными названиями скрываются два противоположных взгляда на вино. Сегодня около 45% посадок этого винограда приходится на Францию, порядка 40% - на Австралию, остальное – на страны Нового света.

Однако, где бы не культивировали сира (шираз), вина из него всегда будут отличаться пряностью и экспрессивностью, зачастую со сладковато фруктовым  оттенком. При этом они не становятся вульгарными, сохраняя действительно какую-то по-восточному утонченную бархатистость, чувственность, а лучшие из них - еще и глубину.

Подобная "восточность" сира не случайна. Ведь по одной из ранее распространенных версий происхождения этого сорта он родом с Востока. История этого сорта просто таки овеяна легендами. Существовало несколько гипотез, по которым его родиной считали то город Шираз на северо-востоке Ирана, то древнеримские Сиракузы.

Но генетическая экспертиза, проведенная в 1998 году, положила конец легендам и домыслам. Сира оказался автохтонным французским сортом винограда, полученным путем скрещивания сортов мондез бланш из Савойи и старинной и почти неизвестной разновидности дюреза из региона Ардеш.

 

Сегодня в мире существует 16 клонов сира, но только 2 из них позволяют получать маленькие гроздья винограда, способные рождать великие вина.

Ествественно, что самые впечатляющие результаты этот виноград показывает у себя на родине во Франции. Однако он не сразу приглянулся французским ценителям благородных напитков. В ХIX в. сира пришлось пойти в "услужение" винам из окрестностей Бордо. Он ощутимо улучшал качество последнего. После принятия системы аппеллясьонов данная манипуляция оказалось незаконной. До ХХ в. сира пребывал в забытьи. Его возрождение началось в Австралии, где он был переименован в шираз, о котором речь пойдет ниже.

В конце 90-х годов прошлого столетия, сира вплотную занялись и во Франции. Тогда сира из северной части долины Роны зазвучал во весь голос. Теперь в качестве основного сорта его культивируют в пяти апеллясьонах Франции – Эрмитаж, Корна, Кот-Роти, Сен-Жозеф и Кроз-Эрмитаж.

Самым титулованным из указанных аппеллясьонов считается Эрмитаж. Участки земли в этом регионе значительно отличаются по составу почв, что породило два подхода к виноделию. Некоторые виноделы пошли по пути "изоляционизма" — производства вин, из винограда с конкретных участков. Другие являются сторонниками ассамбляжей. Тем не менее, и те, и другие вина созданы из винограда сира и заключают в себе все, что присуще этому сорту.

Сегодня стоимость великих вин из Эрмитажа неуклонно растет, что вполне объяснимо. Ведь престиж апеллясьона возведен на фундаменте особого терруара, а это значит, что вина производятся на очень небольшой площади, которая никогда не будет увеличиваться.

 

Австралийский подход

Австралия — страна, ставшая второй родиной для сорта, который носит здесь имя шираз. Несмотря на французское происхождение сорта вина из шираза здесь получаются совершенно другими по стилю, чем французские вина из сира.

Сегодня около 40% австралийских красных моносортовых и 20% кюве изготавливается из этого винограда. А ведь до середины XX века Шираз использовался только для производства крепленых вин. А в 70-х правительство Австралии вообще чуть было не издало указ о выкорчевывании старой лозы шираза. Его планировали заменить популярными и более производительными шардоне и каберне совиньон. Но к счастью для сорта, не все виноградари охотно шли на поводу местных властей.

Сегодня существует 4 основных стиля австралийских ширазов. Мощный, плотный и чувственный стиль вообще характерен для австралийских вин, но чаще всего он представлен в винах Долины Баросса, на северо-западе от Аделаиды. Прибрежные виноградники в долинах Кунаварра и Клэр дают мягкие, более свежие вина с ментоловыми оттенками. Вина из Хантер Вэлли выделяются мощными нотками кожи с земляными оттенками. Вина, подобные тем, что можно встретить в Долине Роны — с нотками специй производятся в Центральной и Южной Виктории.

Не так давно некоторые из производителей решили отказаться от использования названия Шираз, чтобы вернуться к исконному Сира и тем самым подчеркнуть свой особенный стиль.

Но кроме сложных мощных вин, которые и создали стране репутацию на мировой арене, здесь производится множество ординарных вин из шираза — легких, похожих на фруктовый сок и, естественно, недорогих. Эти вина, как и у нас, пьют на пляжах из пластиковых стаканчиков или продают в картонных упаковках. Они занимают на рынке те места, которые еще не заняты божоле, и это еще одна реалия рынка.

Как уже упоминалось выше, в свое время многие виноделы Австралии отказались от выкорчевывания шираза, поэтому сегодня в этой стране можно найти одни из самых старых лоз этого сорта. Ведь некоторые из них уже отметили свое столетие.

Подобным виноградным наследием может похвастаться одно из старейших винных хозяйств Австралии, винодельня d’Arenberg. Самые старые лозы сорта шираз на виноградниках хозяйства были посажены в начале XX века. Как и все другие красные вина d’Arenberg класса "премиум", это вино производится по классической технологии. Сусло ферментируется в открытых чанах из нержавеющей стали, а для отжима мезги используются старые традиционные прессы "Coq" и "Bromley & Tregoning". Прежде чем попасть в бутылку и поступить в продажу, молодое вино выдерживается в бочках из американского и французского дуба в течение года.

Сегодня вина хозяйства с "красной полосой" (red stripe), в том числе и из шираза, завоевывают самые престижные премии. Так, в винном гиде Australian Wine Companion (2013 Edition) известного австралийского критика Джеймса Халлидея винодельня d’Arenberg была удостоена высшей оценки, набрав максимальное количество звезд – 5, и вошла в число лучших винзаводов Долины МакЛарен.

"Чего хочет мир? Мир хочет отличного шираза!", - примерно с такого утверждения началась история другой австралийской винной компании -Two Hands. Собствено говоря, этот вопрос адресовали друг другу два будущих винодела Майкл Твелфтри и Ричард Минц, случайно познакомившиеся на вечеринке в 1999 году. При этом оба имели весьма отдаленное отношение к виноделию, какое могут иметь строитель и экономист. Вечеринка закончилась, а идея создания винного бизнеса осталась. И через три недели бизнес план будущей винодельни был готов.

 

Смелые, нетривиальные решения, необычный дизайн и, конечно, качество вин, признанное винными критиками по всему миру, быстро ввели Майкла Твелфтри и Ричарда Минца в высший круг австралийского виноделия. Опубликованный рейтинг Wine Spectator Top-100 в 2007 году уже подтвердил это: за семь лет "две руки" прошли путь от никому не известных новичков до авторов Bella’s Garden 2005, пятого в списке ста лучших вин года.

Еще в самом начале становления винодельческого бизнеса Майкл Твелфтри и Ричард Минц решили, что выращивание винограда должно происходить с ограниченной урожайностью. Это хоть и уменьшает итоговое производство вина, однако делает его более качественным. В конечном итоге, производимые вина получаются очень танинными и насыщенными. Они прекрасно развиваются в дубовых бочках и со временем приобретают глубину.

Большую часть винограда компания закупает у австралийских виноградарей, которые расположены в долине Баросса, Макларен и других местностях. Новые дубовые бочки в хозяйстве используются с осторожностью. По мнению владельцев, вино должно быть не столько танинным, сколько фруктовым. В настоящее время флагманская линейка вин компании Two Hands представлена винами, которые названы в честь греческих богов Aphrodite, Ares и Aerope.

Кроме Австралии сегодня шираз с успехом культивируют в других странах Нового света: Новой Зеландии, США, Южной Америке и ЮАР. Сира удалось то, что удавалось мало какому другому сорту в мире — он расширил границы вкуса. Где бы ни рос Сира — на граните, сланце, известняке, глине или на аллювиальных почвах, результат все равно будет на уровне. Сира приспособится ко всем ограничениям и запретам, ко всем прихотям производителей, чтобы возродиться вновь — всегда разным, но сохранив родовые черты. 

Фото Mike the Mountain, Nicholas Heasman-Walsh, jadeashleychelsiefoty

powered by lun.ua