Кира Муратова: Мои фильмы – не проповеди, я – не гуру и не священник

161
27 вересня 2013

3 октября в украинский прокат выходит фильм Киры Муратовой "Вечное возвращение". К массовому зрителю последняя работа режиссера пришла только через год после мировой премьеры на Римском кинофестивале и на фестивале в Одессе.

В пятницу картину показали журналистам, после чего они имели возможность пообщаться с ее автором и членами съемочной группы. 

"Вечное возвращение" – это ирония Муратовой над постоянным повторением избитых сюжетов в искусстве и человеческих отношениях, а также – горькая правда об отношениях режиссера и инвестора.

Продюсер фильма Олег Кохан, сыгравший эпизодическую роль в картине, признался, что найти деньги на очередную работу Муратовой было непросто:    

"Государство нам отказало, в силу объективных и субъективных причин. Удалось найти частные инвестиции. Этот фильм для меня был самым тяжелым в плане обеспечения финансирования... Вот вы приходите к инвестору и говорите: "Дайте нам 2 миллиона, мы снимем кино". Он спрашивает: "Вернете деньги?", а мы – "Нет".

"То, что снято в последней сцене – это ирония в первую очередь над самим собой, над тем, чем я занимаюсь и как работаю. С одной стороны вы видите красивую картинку – искусство, разговоры об искусстве – а с другой, есть внутренняя кухня…", - добавил Кохан.

 Кира Муратова на предпоказе 

В последней сцене также ощущается усталость самой Муратовой от своего "вечного возвращения" в кино – с теми же актерами и похожими сюжетами. Недавно Рената Литвинова призналась, что "Вечное возвращение" может стать последней работой Муратовой.

Кажется, фильм пытается ответить и на этот вопрос: долго ли Кира Муратова будет "отдуваться" за все украинское кино, каким оно будет после ее ухода? Сама режиссер уверяет, что об украинском кино думает в последнюю очередь:

"Знаете, мы, режиссеры, очень эгоистичны – каждый думает о себе или о каком-то еще режиссере, которого он любит. А вообще об украинском кино… нет".

"Украинская правда. Жизнь" записала самые интересные ответы Киры Муратовой на пресс-конференции перед премьерой фильма.   

О новом фильме

Картина задумывалась как альманах короткометражных фильмов. С одной стороны, казалось, что это дорого, с другой стороны, мне говорили, что сейчас не любят альманахи. В общем, так он и лежал.

Но мне уже давно хотелось разрушать сюжетные, драматургические стереотипы. Знаете, всегда в картину нужно втиснуть любовную пару и в конце так "пирком да на свадебку", а между делом, чтоб там был детектив или еще что-нибудь более оригинальное.

Я это называю: "Паша любит Машу, Маша любит Сашу, Саша любит Толика, Толик глядит в пространство".

В конце все пристроены, а кто не пристроен, того автор как-нибудь аннулирует – кидает под машину или со скалы. И так все кругленько заканчивается.

Что-то мне надоедают эти стереотипы, хочется сделать совсем другую конструкцию – сюжетную, драматургическую. В этом фильме получилась такая полная реализация. Так что можно сказать, что я им довольна.

 Рената Литвинова. Кадр из фильма "Вечное возвращение"

Некоторые называют этот фильм концептуальным. Да, он концептуальный, но на самом деле – это игра слов, потому что любое произведение искусства концептуально. Хочешь – не хочешь, а все равно оно проистекает из какой-то концепции, осознанной или неосознанной…

Эта картина подчеркнуто концептуальна, в ней виден ее скелет, схема. Но при этом, при наличии таких прекрасных актеров, она прелестна не своей концепцией, а исполнением, которым они ее наполняют.

О символизме в фильме

Можно впасть в ужасную пошлость, если все анализировать – "веревки в фильме символизируют запутанность человеческих отношений, их невозможно распутать", "а приведение в кресле – это призрак, который живет в душе у героини, героя".

Да, такие намеки существуют. Но помимо намеков, которые имеют десятистепенное значение, эти вещи должны иметь внешнюю интересность, привлекательность, забавность, загадочность.

Также и с названием. Спрашивают, что такое вечное возвращение? Я долго могу рассказывать об этом, начинать с Ницше, с Томаса Манна, некоторые даже с Пифагора начинают или с французского фильма Деленнуа про Тристана и Изольду "L'éternel retour". Да, это все касается существа фильма, но не всем это ясно. Ну и не важно, зато красиво звучит.

Это вообще термин, который означает бесконечное возвращение сюжетов, сказок, литературы, сценариев. Все это повторяется в истории искусств и человечества. И в разных формах нам выдается.

 

О кино

Больше всего на свете я люблю кино и им заниматься. Я всегда в него влюблена. Без кино я себя чувствую, как девочка, затерявшаяся в лесу – сразу начинаю искать юбку, а юбка – это и есть кино. Нужно обязательно ухватиться за нее и дальше брести по этой жизни. 

Съемки - это, с одной стороны, состояние ужаса (а вдруг, сорвется!). С другой – состояние восторга, когда идут замечательные репетиции, актеры попадают точно, куда нужно. Наверно, это можно назвать состоянием влюбленности.

Когда я не работаю, не снимаю, я замкнутый, закрытый, необщительный человек.

 Олег Табаков

О себе и о зрителях

Иногда я пытаюсь представить, что я – первый зритель этого кадра, этой сцены. Понимаю ли я ее? Но попытки мои тщетны, я не могу себя представить первым зрителем, я же все знаю.

Снимая картину, я в первую очередь хочу понравиться себе. Я мечтала бы понравиться всем людям, но не в ущерб моему собственному мнению. Я вообще не верю, что есть такие режиссеры, которые думают: "Ну, вот этот – чистоплюй, а я делаю для людей". Это значит, что ты себя считаешь чем-то высшим, а для зрителей намешаешь какое-то пойло, чтобы им угодить. Это некрасиво. Я так не делаю не потому, что вдалбываю себе такую позицию, а потому что так не чувствую.

Вообще я убеждена, что все люди делают все для собственного удовольствия. Просто удовольствие у разных людей разное. Вот, говорят, это – развлекательное кино, а если оно меня не развлекает, мне скучно? Значит, развлекательное не для всех.

Я всегда надеюсь, что найдется еще какая-то группка, кучка, категория людей, которая разделит мое удовольствие.

 Последняя сцена фильма. Одна из ролей досталась продюсеру Олегу Кохану

О своей миссии в творчестве

Я никогда не делала проповедей, не считаю себя в праве. Я – не гуру, не священник. Даже фильм "Астенический синдром" – это не проповедь, а горестная констатация того, что есть в реальности. А уж остальные фильмы…

Какие это проповеди?

Мне кажется, что проблемы решаются персонажами фильмов, а режиссер… Бывает, в чем-то и исповедь, но в основном это анализ, наблюдение, любование, но никак не проповедь. Извините, это не из моей сферы. Я такого не люблю. 

Фото Sota Cinema Group

powered by lun.ua