Остров тишины. Как Крым перешёл на российские законы

78
20 січня 2015

– Вот познакомьтесь, это наша крымская бандеровская семья, – весело сообщает жительница Симферополя Виктория (сообщать журналистам фамилии проукраинских активистов здесь уже не принято – такое себе позволяют разве что члены Меджлиса, которые не боятся преследований).

В небольшом домике в центре города она живет с мужем и двумя детьми.

– Знаете, как у нас теперь? Я русская, муж – украинец, и чтобы нам тут хоть как-то жить, он пойдет получать российский паспорт, а я останусь со своим украинским. Дим, ты же в вышиванке в паспортный стол пойдешь, да?

Дима радостно кивает.

– Проблемы у таких, как мы, тут на каждом шагу, – продолжает Виктория. – Вот, например, Крым полностью перешел на российское медицинское страхование, а получить страховку может только тот, кто взял российский паспорт.

А у меня сестра должна скоро рожать, и хоть мы с ней не хотим, чтобы ее ребенок считался гражданином России, она вынуждена получить паспорт, чтобы ее допустили к врачам. А врачи, даже знакомые, отказывают принимать без страховки – боятся.

И вот в такой ситуации нам, конечно, обидно слышать, что Порошенко называет тех, кто взял российский паспорт, врагами. Он совершенно не понимает, что здесь происходит.

– Кстати, знаете, почему здесь нотариусов практически нет теперь? – Бодро интересуется Виктория. – Их заставляют писать Порошенко официальный отказ  от украинского гражданства, чтобы работали только с российским. А они, естественно, отказываться от нормального паспорта не хотят.

*   *   *

С 29 декабря Крым остался без железнодорожного сообщения с материковой Украиной.

Добраться на полуостров теперь можно всего тремя путями: самолетом из России (до 30 рейсов каждый день), паромом из российского порта "Кавказ" и машиной или автобусом через два оборудованных пограничных пункта в Чонгаре и Армянске.

Первое время, когда запрет железнодорожных рейсов только вступил в силу, людям приходилось переходить необорудованную для пешеходов границу на своих двоих, а дальше идти около пяти километров.

Теперь, через границу перевозят частные извозчики и автобусы, следующие из Севастополя и Симферополя в Новоалексеевку, откуда ходят два поезда до Киева. Многие, в том числе и те, кто причисляет себя к украинским патриотам, оказались раздосадованы таким решением правительства: на материк все-таки ездили в основном как раз те, кто был связан с Украиной родственными, культурными, идеологическими связями, а тут вдруг и для них контакты оказались затруднены.

– А я считаю – все правильно сделали, давно пора было так, – говорит молодой крымский татарин, таксист и мелкий предприниматель Осман. – Украина слишком либеральна в отношении России, она должна была сразу перекрыть и свет, и воду, и транспорт. А теперь даже поздновато как-то.

Сам Осман в последнее время неоднократно отправлял свою машину в ремонт: представители "Самобороны Крыма" регулярно бьют ему стекла и двери, спускают шины – из-за того, что он придерживается "проукраинских" взглядов.

 Салон типичной крымской маршрутки 

Небольшой магазинчик мобильной техники в Симферополе ему недавно пришлось закрыть, но уже по другой причине: покупателей стало критически мало, а налоговая система поменялась не в пользу таких, как он, мелких частников.

С 1 января в Крыму частично вступили в силу российские законы и стандарты, и первыми, кто ощутил это на себе, оказались те крымчане, которые работают не в бюджетной сфере.

Именно на них в первую очередь сказываются скачки доллара и евро, рост цен на бензин (в Крыму он постоянно дорожает из-за проблем с логистикой) и продукты питания, повышение тарифов на коммунальные услуги (с нового года тарифы выросли в целом на 65%).

Кроме того, по действующим теперь российским правилам, налог с предпринимателей-продавцов взимается в соответствии с метражом торговых площадей. Арендовать большие пространства для торговли стало невыгодно: многие компании уходят в интернет либо переезжают на небольшие площади в торговых центрах.

В новых условиях вести честный бизнес практически невозможно.

– Я свое предприятие закрыла еще год назад, сразу же после того, как в Симферополе появились "зеленые человечки", – рассказывает местная активистка Гульнара Аметова.

Раньше она с мужем, русским по происхождению, держала небольшой магазин одежды в крымской столице.

– Мне было противно осознавать, что мои деньги будут отправляться в российскую казну. А вскоре я официально отказалась и от российского паспорта, так что сейчас, по сути, никакого бизнеса вести не могу – зарабатываю на разных "халтурах", да и тех становится все меньше.

По новым законам, крымчане, официально отказавшиеся от российского гражданства, переходят в статус иностранцев, и для того, чтобы работать на этой территории либо вести свое дело, нужно получить специальный патент на работу стоимостью 1200 рублей в месяц.

Правда, на весь Крым в этом году власти выделили всего 1900 разрешений на временное проживание для иностранцев и лиц без гражданства.

Украинские граждане в таких условиях просто вынуждены принимать второе гражданство либо жить и работать нелегально.

Уже несколько месяцев Гульнара работает волонтером в Комитете по защите крымскотатарского народа (на самом деле его деятельность шире и распространяется на всех крымчан, нуждающихся в правовой помощи), который координируют члены Меджлиса Эскендер Бариев, Синавер Кадыров и Абмеджит Сулейманов.

"Горячая линия" комитета ежедневно принимает сотни звонков от граждан, чьи права на полуострове нарушаются. Самый распространенный тип обращений, говорит Гульнара, – ошибки в новых российских паспортах.

– Федеральная миграционная служба России постоянно нарушает права крымчан. У одной из женщин, которая к нам обращалась, больше десятка раз делали ошибки в российском паспорте. Таких случаев очень много, и складывается впечатление, будто новые власти не хотят выдавать документы крымчанам либо затягивают этот процесс для того, чтобы по новым законам уже брать с них за это деньги.

Публикация газеты "Крымский телеграф"

Всего же, по данным начальника УФМС РФ по Крыму Петра Яроша на 19 декабря, оформлено более 1,56 миллиона российских паспортов.

В Крымской полевой миссии по правам человека, куда входят представители правозащитных организаций из стран СНГ, сообщают, что права жителей полуострова массово нарушаются с тех самых пор, как на его территорию пришли "зеленые человечки" и политтехнологи из России.

Особенно опасной полевая миссия называет в своем последнем отчете "крымскую самооборону", которая не только систематически нарушает права людей в Крыму, но и становится центром милитаризации общества.

"К концу 2014 года можно четко проследить попытки легализации данного парамилитарного формирования. Имеются свидетельства причастности представителей "крымской самообороны" к наиболее тяжким нарушениям прав человека, а именно к похищению и убийству Решата Аметова (тело обнаружено 15 марта); похищению и пыткам боле 20 украинских активистов (среди них Андрей Щекун, Анатолий Ковальский и другие)", –  говорится в отчете.

За последнее время "самообороне", которую с самого начала прозвали "армией Аксенова", удалось легализоваться и из добровольческого формирования перейти на официальную службу правительству Крыма.

Теперь "Самооборона" получает зарплату из республиканского бюджета, а значит, – из карманов крымчан.

Все действия командиров этого формирования полностью согласовываются с лидером оккупационных властей республики Сергеем Аксеновым и органами внутренних дел.

Они же периодически участвуют, например, в рейдерских захватах.

Так, 23 декабря сотрудники рыбоконсервного завода "Интерфлот-Продукт"  в Севастополе заявили о том, что на территорию проникло 150 человек, которые незаконно удерживали сотрудников, а одному из них нанесли телесные повреждения.

Такие прецеденты сейчас – не редкость.

*   *   *

На днях в Симферополе был задержан Эдем Османов – сын Мустафы Османова, того самого крымского татарина, который в декабре прошлого года кормил всех пловом на Майдане.

Эдема задержали за то, что он якобы применил насилие в отношении полицейского 3 мая, во время митинга по поводу встречи крымскотатарского лидера Мустафы Джемилева на въезде в Крым.

Участников той громкой акции до сих пор вызывают на допросы в ФСБ. Это "черный список" крымских татар.

Именно эту часть жителей Крыма в Украине и в мире привыкли считать главным активом на полуострове, который раздражает российские власти и является живым напоминанием о том, что Крым вышел из состава Украины незаконно.

И именно крымские татары подвергаются наиболее серьезным преследованиям и лишениям, а это заставляет многих из них задуматься, а стоит ли вообще продолжать активно выступать в поддержку Украины.

С некоторых пор высказывания лидера нации Мустафы Джемилева и руководителя Меджлиса Рефата Чубарова о том, что Крым скоро вернется в состава Украины, начали раздражать некоторую прослойку крымских татар.

Такие заявления кажутся резкими и небезопасными для тех, кто остался на родной земле.

– Джемилев с Чубаровым нацелены на Европу, поэтому они могут заявлять что угодно: что батальон "Крым" вернется с Донбасса и отвоюет Крым, например, – говорит местный журналист, крымский татарин Ринат (имя изменено по просьбе собеседника). – Но это же бред: весь Крым напичкали новой техникой, поставили "Искандеры", истребители самые крутые привезли.

Не знаю, какая нужна армия, чтобы освободить полуостров. Не батальоны же будут воевать при поддержке волонтеров.

Они просто подпитывают людей обещаниями и провоцируют, говоря, что крымчане должны выходить на акции протеста. Но завтра любого из нас могут загрести в тюрьму или лишить работы и средств к существованию. И кто тогда поможет? Кто защитит?

Журналист с печалью констатирует: постепенно крымские татары интегрируются в новую действительность и отдаляются от Украины, особенно в свете принимаемых украинским правительством решений о закрытии транспортных сообщений, например.

– У всех, кто жил при Советском союзе, в том числе и у крымских татар, есть уникальная черта – приспосабливаться ко всем неудобствам, – говорит Ринат. – Получили паспорта, оформили пенсии, зарплаты – нашли себя в новой действительности. Да, флаги сменились, юрисдикция поменялась, но жизнь продолжается.

Тут у людей логика в основном такая: слава Богу, что у нас нет войны.

Но мне все-таки как крымчанину жалко, что Крым превращается в такую зону, где не летают самолеты и не плывут корабли, в военную базу, где уже ничего путного не будет.

Акценты в отношении происходящего сместились и у официальных представителей крымских татар.

Главный вектор, который избрал в новом году Меджлис, – борьба за соблюдение прав крымскотатарского населения Крыма.

– Наш народ сейчас живет ожиданием и надеждой, – говорит замглавы Меджлиса Ахтем Чийгоз. В его голосе слышится раздражение, как-будто все, что он будет говорить дальше, сильно накипело за последнее время. – Но они должны быть все время востребованы Украиной, и в ответ украинские власти должны предпринимать действия, демонстрирующие и укрепляющие эту связь.

Когда мы раньше, задолго до референдума, обосновывали свои страхи по ситуации в Крыму, нас никто не слушал.

А что касается сопротивления крымских татар, то поймите: мы вернулись на Родину и заплатили за это очень большую цену. Мы никому не предъявляли претензий в том, что когда наш народ умирал в местах депортации, когда все остальные народы развивались.

 Заместитель главы Меджлиса Ахтем Чийгоз

Мы без чьей-либо помощи смогли встать с колен и вернуться домой, а после распада СССР мы объявили, что поддерживаем территориальную целостность Украины. Тогда же наш национальный лидер Мустафа Джемилев заявил, что наше сопротивление – ненасильственное, и что мы всегда будем двигаться в рамках международных правил и норм.

Это был наш выбор, поэтому сейчас протест идет против несправедливости, против нарушения правил и норм, и это сопротивление есть в каждом крымском татарине. Но в первую очередь мы здесь будем думать о будущем своей нации, поскольку речь идет о ее безопасности.

Мы не готовы быть под российской оккупацией, но готовы делать все для того, чтобы жить у себя на Родине.

Позицию Чийгоза разделяет большинство крымских татар, поддерживающих Меджлис. Рассчитывать на то, что они поднимут восстание и вернут полуостров в состав Украины, – из области фантастики.

– На самом деле Меджлис сейчас выполняет только одну функцию – политическую, – считает Гульнара Аметова, – а самое важное делает Комитет по защите прав крымскотатарского народа и Крымская полевая миссия. Потому что людям сейчас нужно активно помогать решать массу насущных проблем, а это сложнее, чем заниматься популизмом.

– Моя бабушка, отсидевшая при Союзе 25 лет в тюрьме, говорила так: делай доброе дело и кидай его в воду, – продолжает Гульнара. – Когда кидаешь его в воду, оно дает круги, а круги рано или поздно дойдут до берега и коснутся твоих ног.

Так что мы тут потихоньку бросаем добро в воду и смотрим, когда же оно дойдет до берегов.

Екатерина Сергацкова, УП



powered by lun.ua