Выгодная благотворительность. Как компании жертвуют на нужды общества

1057
23 квітня 2015

Уже 4 года я помогаю онкобольным детям. Наш фонд "Таблеточки" ежемесячно собирает около 3 миллионов гривен помощи от неравнодушных людей. Но все эти поступления нестабильны: у нас нет ни одного крупного корпоративного спонсора и партнера, на деньги которого мы можем рассчитывать.

На всех наших переговорах с украинскими корпорациями я постоянно слышу, что детским раком должно заниматься государство, что благотворительность не дает большого PR-эффекта и что сейчас "не время" для наших проблем.

Это все отговорки.

Западный бизнес уже не первое десятилетие доказывает обратное: помогать другим – выгодно. Корпоративная благотворительность повышает лояльность как среди клиентов и партнеров компании, так и среди ее сотрудников, которым очень важно знать, что их фирма не просто зарабатывает деньги, а спасает жизни людей.

Никакие PR-бюджеты такого эффекта не достигнут.

И на каждый аргумент нашего бизнеса, "почему нет" – я приведу сотни контраргументов, "почему да" – в виде успешных кейсов от таких гигантов, как Starbucks, Lavazza, Google, IKEA, Bulgari и сотни других компаний.

Поспорим?

Это делают ВСЕ

Ни в одной стране в мире детский рак не лечится одним только государством. Государству и семьям, которые столкнулись с этой ужасной, тяжелой и дорогостоящей болезнью, помогают фонды и корпоративные компании. И это касается не только онкологии. Социальные проблемы настолько огромны, что ни одна экономика мира не справится с их решением.

Именно поэтому существует благотворительность. А у каждой западной корпорации есть сильнейшая программа поддержки международных и локальных благотворительных организаций. Приведу лишь несколько примеров.

Всемирно известная компания по продаже кофе Lavazza с 2001 года поддерживает международный фонд Save the Children. В 2011 году в поддержку программ фонда Lavazza организовали акцию Тур Красного Шарика, Red Balloon Tour, объехав 35 городов и собрав 1,45 миллиона евро на помощь нуждающимся детям. Также компания пожертвовала деньги на создание детского онкоотделения в госпитале итальянского города Турин, в котором когда-то была основана Lavazza.

 

Компания IKEA уже 12 лет совместно с фондом Save the children ежегодно продает игрушки, 1 евро с которых идет на помощь нуждающимся детям. За это время было собрано более 67 миллионов евро, благодаря чему 11 миллионов детей получили необходимую им помощь.

Помимо этого, IKEA регулярно жертвует свои товары на обстановку амбулаторных квартир, где живут семьи с детьми с лейкемией. В такой квартире живут и подопечные нашего фонда, проходящие лечение в итальянской Падуе.

 

Apple выпустили специальный красный iPod и красные аксессуары к своей технике, все деньги от продажи которых идут на борьбу со СПИДом в Африке. За время кампании собрано более 70 миллионов долларов.

 

В кофейнях Starbucks в США с каждой бутылки воды 5 центов идет на чистую воду в Африке. За 10 лет эти "5 центов с каждой бутылки" помогли 430 тысячам людям на сумму 7,4 миллиона долларов.

Эффективность доказана

Безусловно, компании запускают благотворительные программы не только для того, чтобы помочь. Этими программами они выполняют сразу несколько целей: позитивный пиар, повышение лояльности клиентов и сотрудников, и помощь нуждающимся.

Числа говорят за себя.

Ювелирный бренд Bulgari выпустил кольцо, отдавая с каждой его продажи 100 евро на помощь детям. За 6 лет компания собрала на благотворительность более 35 миллионов евро и помогла 600 тысячам детям. За это она бесплатно получила 10 тысяч публикаций в СМИ только об этом кольце, а акцию поддержали 170 селебрити. Доход компании помогли повысить 300 тысяч людей, которые купили у Bulgari именно это кольцо. Невероятный эффект, правда?

 

К слову, такие акции делают не только в богатой Америке и самых крупных компаниях.

В России супермаркет Billa ежегодно продает свои желтые пакеты с надписью "Я помогаю детям" в пользу детей с врожденной или приобретенной глухотой и другими тяжелыми заболеваниями. Только за февраль 2015 года Billa собрала таким образом 20 тысяч долларов, а за время существование программы – 1,7 миллиона долларов.

В 2012 году холдинг "Объединенные кондитеры" выпустил специальную шоколадку "Аленка", отчисляя с каждой ее продажи 1 рубль в фонд "Подари жизнь". За полгода продажи этих шоколадок холдинг собрал 1 миллион долларов на помощь детям с раком крови. Стоит ли упоминать о том, что это повысило продажи торговой марки и, конечно, лояльность к ней?

Как помогать просто

Помогать на уровне корпорации не так уж и сложно. Есть несколько видов помощи от корпоративных компаний.

Первый и самый простой – выделить деньги или свои товары на решение какого-либо вопроса, как это сделали IKEA и Lavazza.

Розовый блендер от KitchenAID в поддержку исследований рака груди

Второй вид помощи от корпораций – и, по моему мнению, самый эффективный – выпуск специального товара, деньги от продажи которого идут на решение какой-то проблемы.

К примеру, в крупнейшей сети кафе здорового питания в Великобритании Pret-a-Manger в холодные месяцы года продается специальная бутылка сока в вязаной шапочке – он дороже на четверть фунта, но эти деньги идут на помощь одиноким старикам.

Практически у каждой торговой марки есть товар, который помогает не только покупателям быть счастливее от покупки, а владельцам богаче – но и помогает тем, кто очень нуждается.

Розовый блендер от KitchenAID в поддержку исследований рака груди, блеск для губ от бренда профессиональной косметики M.A.C., деньги с которого идут в фонд борьбы с домашним насилием.

Компания ONEHOPE wine с каждой бутылки калифорнийского шардоне отдает 50% на исследования лечения рака.

 

Третий вид помощи, который может оказывать корпорация – делать парные пожертвования вместе со своими сотрудниками. То есть, на каждое пожертвование сотрудника компания удваивает его размер. На такие программы обычно устанавливают лимит – например, Google может пожертвовать 12 тысяч долларов вместе с каждым своим сотрудником.

Вообще, эта программа есть у 65% компаний из списка 500 Fortune. Потому что руководство убеждено, что люди на местах знают, кому сейчас важнее и нужнее помощь, и что разных людей беспокоят разные проблемы.

Еще многие компании выделяют бюджеты на гранты для благотворительных организаций. Они точно понимают, какой сфере хотят помогать, но у них нет ресурсов, чтобы делать все своими руками и штатными сотрудниками – поэтому они либо открывают свой фонд, либо дают гранты уже существующим.

Четвертый вид помощи – это поддержка волонтерства среди сотрудников. Компания делает пожертвования тому фонду или организации, которой помогает их сотрудник. В среднем за 25-49 часов волонтерства вне рабочего времени, компания делает пожертвования на сумму 300 долларов.

Эта программа работает у 40% компаний из списка 500 Fortune.

Благотворительность – международная интеграция для Украины

В Украине крупные корпорации по неизвестным причинам отказываются от подобных инициатив. Складывается ощущение, что ни положительное освещение в СМИ, ни лояльные клиенты им не нужны.

Когда предлагаешь крупным украинским компаниям выпустить продукт совместно с благотворительным фондом, они отвечают – "не время".

Сейчас каждый второй сотрудник украинской компании является волонтером какой-нибудь благотворительной организации. Благотворительность стала актуальной, как никогда. Но руководство упорно твердит: "Не время".

Мой контраргумент – малый и средний бизнес, который, наоборот, является сейчас самым активным нашим помощником из корпоративного сектора.

Так, на 8 марта мы привлекли компании по продаже цветов, конфет и приятных мелочей, которые делали отчисления со своих товаров перед праздниками. Всего за 1,5 недели акции было собрано 80тысяч гривен.

Tabletochki (cтикер)  

Издательство "Видавництво Старого Лева" выпустили детскую книгу Кати Бабкиной "Гарбузовий рік", с продажи которой отчисляют 5 гривен на помощь детям с раком крови. Уже собрано 3 тысячи гривен.

 

В "Самом добром кафе" продают пирожное "Наполеон" в пользу фонда. За пару месяцев собрано 2 тысяч гривен.

 

"Эдемский сад" переводит 1 гривну с каждого входного билета на нужды детей с раком крови.

Мой контраргумент из крупного бизнеса: сеть супермаркетов Varus, которые запустили акцию по продаже определенных товаров в пользу фонда и перечислили нам 30 тысяч гривен.

К сожалению, компании, которые поддерживают фонды постоянно, можно пересчитать по пальцам. Но они есть, и помощь дается им легко.

С каждый днем я убеждаюсь, что самый неэффективный способ фандрейзинга – это рассказывать истории больных детей. Нуждающихся очень много, человеческого терпения мало – и люди начинают закрываться от негатива. С каждой историей сумма собранных средств все меньше и меньше. Но при этом проблемы не исчезают.

А сколько денег можно было бы собрать, если бы в крупной сети супермаркетов продавались благотворительные пакеты? Хотя бы один месяц в году.

А скольким можно было бы помочь, если бы с каждой шоколадки "Оленка" делались бы отчисления в размере 1 гривна в фонд?

Сколько людей задумалось бы о проблеме детского рака в Украине, если бы раз в год все производители объединялись и выпускали брендированые в один цвет товары?

Я призываю крупный бизнес действовать. "Не время" – синоним слова "никогда" и "безразличие".

Будущее всегда за теми, кому не все равно.

powered by lun.ua