Министр Киева по делам будущего

109
12 жовтня 2015

Неделю назад мэр Киева отправил в отставку все руководство Департамента градостроительства и архитектуры, включая главного архитектора.

К сведению, главный архитектор — это не тот, кто решает, какими будут новые здания в городе. В реальности, качество городских архитектурных проектов — риск и предмет заботы инвесторов.

Зато главный архитектор обладает широчайшими полномочиями на ключевых рынках, включая рынок наружной рекламы, существенный сегмент рынка мелкорозничной торговли, стройку, транспорт и туризм.

По закону, должен быть объявлен конкурс на эту должность, но его условия фактически позволяют победить любому, у кого есть 5 лет архитектурного стажа.

Будет ли новый главный архитектор креатурой аппаратного и коррупционного компромисса или человеком, который даст Киеву новый импульс развития?

Это зависит от того, как будет проведен конкурс, а также от вовлеченности горожан. Для этого нужно разобраться, что это за должность и какие задачи решает тот, кто ее занимает.

Реклама

Публично озвучено, что предыдущий главный архитектор города, Сергей Целовальник, уволен за неспособность его департамента разобраться с проблемами на рынке внешней рекламы.

В Киеве сосредоточена треть рекламных поверхностей всей страны и вращается половина бюджетов украинского рынка внешней рекламы. Это 5% бюджета всего рекламно-коммуникационного рынка Украины, включая телевидение. На пике 2013-го годовой оборот рынка наружной рекламы в Киеве доходил до 90 миллионов долларов.

Общие правила и принципы размещения рекламы утверждает Киеврада, но депутаты не могут проверять каждый щит на соответствие формальным требованиям.

Реальный объем рынка и "эмиссию" рекламных поверхностей контролирует Департамент градостроительства и архитектуры, однако в условиях хранения всей информации на бумаге, пара тысяч незаконных рекламных конструкций легко теряются среди 25 тысяч законных.

И, хотя КП Киевреклама как хозяйствующий субъект формально не зависит от Департамента, проверка документов на новые рекламные конструкции ведется именно им, и он же издает требования о демонтаже.

В результате Департамент используется как инструмент передела рынка. Классическая схема — непродление разрешений на рекламные конструкции по формальным придиркам вроде отсутствия нужных запятых в заявках.

Пока владельцы конструкций через суд восстанавливают разрешительные документы, на месте их щитов или рядом появляются поверхности конкурирующих игроков.

МАФы

Второй публично обсуждаемый предмет регулирования Департамента — "тимчасові споруди", МАФы. Это десятки тысяч киосков, через которые проходит 9% оборота киевской розницы; десятки тысяч рабочих мест. В докризисном 2013-м годовой оборот торговли в сегменте МАФов оценивался в 1,2-1,4 миллиарда долларов.

Департамент контролирует инфраструктуру этого рынка — сколько МАФов и где может стоять; какие можно демонтировать, какие нет.

Он контролирует модель и чистоту аукционов на размещение МАФов и рекламных носителей.

Какая модель будет использоваться дальше — та, что обеспечит конкурентные отношения?

Или та, что позволит монополизировать рынок? Каким станет объем рынка МАФов в результате регулирования?

Это — только надводная часть айсберга.

Земля

Самый дорогой актив столицы — земля — не находится в ведении Департамента. Но земля сама по себе не имеет экономического веса. Для инвесторов важна ее добавленная стоимость: магистральные коммуникации, транспортная доступность, разрешенная этажность застройки. И вот за это отвечает Департамент градостроительства.

Департамент — заказчик всей ключевой градостроительной документации.

В 2008-м, при мэре Черновецком, главном "распильщике" киевской земли, запустили разработку нового Генплана. Именно он регулирует прокладку коммуникаций и дорог, направления развития города, этажность. Это главный градостроительный документ со статусом закона обязательного к исполнению.

Разработка нового Генплана велась всю эру Януковича и обошлась в 2 миллиона долларов. Что теперь с ним делать — не понимает никто.

Документ создавался в другой политической, социальной и этической среде, без использования транспортного и градостроительного IT-моделирования. Он лучше действующего, но тоже бесповоротно устарел.

Однако потраченные два миллиона жалко, депутаты Киеврады не хотят принимать новый Генплан, и проблема уже вышла в политическую плоскость.

Ведь голосовать за этот Генплан — значит тормозить развитие города. Публично его пересматривать — значит признать, что деньги потрачены зря. Заказывать новый в Европе — годы и снова миллионы.

Что предложит с этим делать новый главный архитектор?

Строительство

Рынок строительства — ключевой, с высоким мультипликативным эффектом в экономике. Департамент выдает условия и ограничения — они регулируют высотность, требования по наличию школ и детских садов в новых районах и так далее.

Несколько месяцев назад, в рамках децентрализации, городу вернули полномочия по контролю за соблюдением этих ограничений. Например, теперь город сможет, и уже начал, не только декларативно устанавливать высотность и плотность застройки, но и обеспечивать ее соблюдение.

Однако в Украине смертность превышает рождаемость и существует огромный навес инвестиционного жилья. По факту жилья больше, чем нужно в ближайшие годы.

Захотят ли при таких условиях инвесторы строить в Киеве? Предпочтут ли его Львову или Виннице, где процедуры прозрачнее, земля дешевле, а качество жизни выше?

Транспорт

Департамент — также заказчик детальных планов территорий, а значит всех автомобильных развязок. Это сверхдолгие инвестиции. На этих развязках, вероятно, будут стоять в пробках наши внуки.

Моделирование транспортной сети — базис для нормальной работы общественного транспорта. Ключевой показатель эффективности сети — время доставки пассажира. Если по выделенным полосам "летают" удобные автобусы, и горожане могут гарантированно быстро попасть в любую точку, то застройщики перестают так стремиться в центр.

Будут ли разрабатывать новые развязки все те же советские институты с устаревшей школой проектирования? Или начнется проектирование на основе современного моделирования транспортных потоков? Пустят ли на конкурсы молодых украинских и опытных европейских транспортников?

Продолжат ли в Киеве строить мосты из ниоткуда в никуда с гигантскими бюджетами, позволяющими наворовать на проведение двух президентских предвыборных кампаний?

Информация

Ключевой актив Департамента — градостроительный кадастр. Открытость его информации — яйцо, в котором смерть коррупционного Кощея.

Любая общегородская схема размещения объектов — будь-то МАФы или рекламные поверхности — важнейший элемент контроля за объемом этих рынков. Если объекта нет на схеме, он существует незаконно.

К кадастру могут привязываться городские программы и бюджетные расходы на обустройство города и его инфраструктуру — это позволит киевлянам смотреть, проводится ли реальная работа, на которую выделены средства.

Открытие этих данных с сохранением истории изменений — гарантия прозрачности и стабильности правил игры на рынке рекламы и мелкорозничной торговли. Кроме того, размещение данных именно в кадастре позволит использовать их при судебных разбирательствах в конфликтных ситуациях.

Решится ли новый главный архитектор открывать эту информацию? Сможет ли он стать гарантом публичности и соблюдения общих правил игры на рынке?

Туризм

Департамент влияет и на рынок туризма. Рекламой и привлечением новых туристов занимается Управление туризма КМДА, но Департамент контролирует, как выглядит город, как себя чувствуют на улицах гости, захотят ли они вернуться и тратить в нем деньги?

Станут ли наши площади прибыльными как площадь Рынок во Львове, или мы продолжим использовать их как парковки?

В Киеве расположены древнейшая святыня — Киево-Печерская лавра, а также тысячелетняя Святая София с крупнейшим ансамблем оригинальных мозаик XI века.

На глубине 12 метров под историческим Подолом лежат "Киевские Помпеи" — одна из важнейших в мире археологических находок 1970-х — единственный сохранный деревянный город XI века площадью до 400 га, зафиксированный слоем ила после наводнения.

Кроме того, Киев — единственная столица Европы с километрами песчаных речных пляжей в центре города. Если кому-то кажется, что этого недостаточно для большой игры на мировом туристическом рынке, то у этого человека либо нет фантазии, либо он ничего не понимает в туризме.

Экономика Львова зарабатывает на туризме 300 миллионов евро ежегодно. На том, что Львов сделал центр пешеходным, отреставрировал фасады, открутил гайки для ресторанного бизнеса и завернул все в красивую туристическую обертку.

А киевский рынок туризма рухнул за год на 40%, и в мировом рейтинге качества жизни в крупных городах Киев обвалился на 132 место из 140.

Городская среда

Главный архитектор имеет рычаги воздействия на все, что вы видите, выходя на улицу.

Как будут решаться проблемы с парковкой? Что будет с парками? По каким проектам станут строить новые школы и детские садики? Как станут регулировать размещение уличных террас кафе? Что произойдет после зачистки МАФов с уличной едой и кофе — главными приобретениями киевской городской культуры последнего десятилетия?

В Киеве больше половины (!) населения — маломобильны – это родители с детьми и беременные, пожилые, люди с инвалидностью, а сейчас к ним добавились ветераны АТО. Когда они смогут полноценно "пользоваться" городом?

Останутся ли единственными работающими механизмами "развития" города лихорадочная установка перед выборами лавочек и детских площадок?

Четырехмилионная киевская агломерация — небольшое европейское государство, немного уступающее Ирландии по численности населения и с площадью в треть Люксембурга. Если Украина войдет в Евросоюз, Киев разделит с Берлином 7 место среди крупнейших городских агломераций ЕС.

За последние 10 лет население Киева резко увеличилось. Украинцы приезжали в столицу в поиске быстрых денег, зачастую не имея планов оседать. Но мировой опыт урбанизации говорит, что дети и внуки подавляющего большинства будут киевлянами.

Сейчас открыто окно возможностей. Время понять и успеть определиться с тем, как будут жить в Киеве наши дети. Собираемся ли мы конкурировать на равных с европейскими столицами? Или так и останемся постсоветской окраиной восточной Европы?

Конкурс

По факту, на грядущем конкурсе предстоит выбрать не столько архитектора, сколько главного городского стратега и гаранта соблюдения правил игры на рынке.

Вне всяких сомнений, на место будут претендовать седовласые мэтры украинской архитектуры, чей творческий расцвет пришелся на 90-е и 2000-е.

И, к сожалению, согласно существующему законодательству о госслужбе, конкурсы полностью формальны. Например, конкурс может пройти в виде устного экзамена на знание законов за закрытыми дверями. Достаточно ли главному архитектору Киева просто знать законы?

Самый интересный вопрос — почему все случилось именно сейчас? Новый законопроект о госслужбе активно продвигается через Верховную Раду. Он вводит прозрачные конкурсные процедуры для набора госслужащих и, с высокой вероятностью, будет принят и вступит в силу со следующего года.

Так что же происходит — реальная борьба нашего мэра с коррупцией? Или стремление по-быстрому назначить на одну из ключевых позиций человека, выбранного в рамках аппаратного и, возможно, коррупционного консенсуса?

Когда будут объявлены условия конкурса? Будет ли публичное обсуждение критериев отбора кандидатов?

Кто войдет в конкурсную комиссию — бюрократы аппарата КМДА? Или европейские эксперты по планированию города, практикующие в Киеве? Какие у комиссии будут полномочия?

Состоится ли публичное обсуждение предлагаемых кандидатами стратегий?

Понимает ли мэр, что речь о выборе главного городского стратега на годы вперед?

Понимаем ли мы, киевляне, кого мы хотим видеть в этой роли?

Все великие главные архитекторы Киева были молоды, когда их назначили на должность. Меленскому было 33, Шиле — 39, Алешину — 37 лет. Николаеву — и вовсе 26.

Кого мы ищем сейчас — молодого реформатора с безупречной репутацией и готовностью менять город? Или ширму в виде заслуженного мэтра, обеспечивающего нужные подписи на документах в интересах крупных застройщиков?

От мэра и его готовности защищать главного архитектора от коррупционных атак, зависит, будет ли этот человек его правой рукой или бессловесной чиновничьей подписью.

Вызовы

Итак, наш новый главный архитектор будет министром городского правительства с огромными полномочиями. В его руках окажется контроль объемов ключевых рынков, десятки тысяч рабочих мест. Он станет гарантом стабильности договоренностей и ключевым игроком в оценке рисков долгосрочных общегородских инвестиций.

От его этики, профессионализма, понимания работы бюрократического аппарата и способности говорить с людьми, реально зависит будущее Киева. Мэр не занимается проектированием развязок, он только подписывает проекты, которые кладут ему на стол.

Главный архитектор должен будет реформировать Департамент, превратить его в основной центр стратегического планирования и управления инвестиционными рисками.

Ему придется создать сеть районных градостроительных офисов и запустить эффективную команду проектного менеджмента. Запустить разработку и внедрение работающих стратегий районов, дать им возможности для развития и конкуренции — это ведь работает во Львове, и городах Европы.

Кроме того, предстоит запустить конкурсное проектирование городских публичных пространств и прекратить войны горожан с застройщиками, которые в условиях Киева, наполненного оружием из АТО, могут теперь привести к буквальному кровопролитию.

Главный архитектор столкнется с необходимостью сформулировать новое долгосрочное видение Киева и вместе с мэром объяснить киевлянам — а куда, собственно, идем?

Так что архитектор в названии этой должности — это не архитектор зданий; это архитектор городских отношений. По сути, вопрос стоит так: будем ли через пять лет по-прежнему сбегать в Европу в отпуск, чтобы пожить в нормальной среде, или Киев сможет  обеспечить своим жителям европейский комфорт.

Горожане видели команду Кличко первой каденции — нельзя сказать, что все ей довольны. Сейчас увидим, куда и с кем Кличко собирается идти дальше — будут ли это молодые профессионалы или ставленники старых коррупционных элит.

Хочется верить, что мэр Киева, города с полуторатысячелетней историей, понимает: цена вопроса — не коррупционные и экономические потоки.

Цена вопроса — гордость киевлян.

powered by lun.ua