Украинское чудо: общественные инициативы – наше секретное оружие и шанс на спасение

2897
4 квітня 2020

Пандемия коронавируса отразилась практически на всех странах мира.

Независимо от уровня ВВП, правовых свобод, климата и государственного устройства.

Все светлые умы мира одновременно задумались о том, как выйти из этой непростой ситуации.

Наметилось даже несколько ключевых сценариев: китайский, итальянский, немецкий и корейский.

Мы пристально следим за тем, как каждая из стран, охваченная вирусом, ищет способы избежать экономического коллапса, сохранив при этом жизни своих граждан.

Пару дней назад я наткнулся на пост своей подруги, долгое время проживающей в Нидерландах.

Пост был о том, что нидерландцы, конечно, чуткий и отзывчивый народ, но в вопросах взаимопомощи значительно уступают украинцам.

В стране развитого капитализма привыкли полагаться на функцию государства, как главного решателя проблем.

Оплачивая высокие налоги, граждане ожидаемо рассчитывают на государственные органы в вопросах своей безопасности.

В отличие от украинцев, которые привыкли полагаться исключительно на себя.

Страну, которая силами волонтеров обула и одела армию в 2014-м и уже 6 лет не дает врагу сдвинуть фронт, жителям Нидерландов понять крайне сложно.

Я решил разобраться, почему так происходит, и чем можно объяснить украинский феномен.

Поскольку большинство ответов на тревожащие меня вопросы я нахожу в любимых науках, то и в этот раз обратился к теории игр.

В ней есть достаточно известная история о "дилемме заключенного".

Ее суть в том, что двое преступников – А и Б – попадаются на сходных преступлениях.

Есть основания полагать, что они действовали по сговору, и полиция, изолировав их друг от друга, предлагает им одну и ту же сделку: если один свидетельствует против другого, а тот хранит молчание, то первый освобождается за помощь следствию, а второй получает максимальный срок лишения свободы (10 лет).

Если оба молчат, их деяние проходит по более лёгкой статье, и каждый из них приговаривается к полугоду тюрьмы.

Если оба свидетельствуют друг против друга, они получают минимальный срок (по 2 года).

Каждый заключённый выбирает, молчать или свидетельствовать против другого.

Однако ни один из них не знает точно, что сделает другой.

Что произойдет?

В классической теории предполагается, что участники будут руководствоваться прагматичным рационализмом.

А значит, не думая об исходе, выгодном для обеих сторон, скорее предадут напарника в пользу своей максимальной выгоды.

Согласитесь, какая разница, сколько отсидит твой товарищ, если с тебя полностью снимут обвинения?

А чтобы стало понятнее, к чему я: какая разница, сколько украинцев останется без масок и дезинфекторов, если ты скупил их и продал в три раза дороже в Китай?

Но все не так просто.

Теории игр давно критикуют классическое трактование "дилеммы заключенного", которое учитывает только математическую модель, но никак не социальные роли.

Ведь кроме прагматизма, на принятие решения может влиять ряд других факторов.

Например, если напарники находятся в отношениях иерархии. Тогда, младший по рангу может принять невыгодное для себя решение, исходя из своего статуса.

Или если задержанные находятся в состоянии вражды. Тогда участники будут руководствоваться местью за счет собственных потерь.

А теперь то, в чем кроется ответ на наш вопрос. Если участниками движет чувство солидарности, они будут делать все возможное для блага друг друга, несмотря на личные потери.

Солидарность – это способность человека действовать, опираясь не на наиболее эффективные подходы, а на причастность.

Это значит, что не так важен результат, сколько самое действие.

И в этом уникальная особенность нашей нации.

Украинцы, несшие на Майдан в период Революции Достоинства свои матрасы и кастрюли для полевой кухни.

Бабушки, передающие воинам на Восток банку консервации.

Волонтеры, помогающие врачам добраться до мест работы.

С прагматичной точки зрения, эти действия вряд ли могут изменить глобальный ход действий. Их КПД в каждом отдельном случае крайне невысок. Но то, что создает это действие – всеобщую причастность – и есть наше стратегическое оружие.

Мы живем в режиме непрекращающейся турбулентности.

Турбулентности, о которой давно забыли Нидерланды. Одна из первых капиталистических стран Европы давно не сталкивалась с таким обилием кризисов в короткие сроки, как Украина.

Геополитические, военные, экономические, а теперь еще и кризис в здравоохранении. Наш единственный способ выхода из них – это засучить рукава и действовать.

Как только в стране объявили карантин, практически мгновенно начали появляться волонтерские инициативы.

Группы помощи тем украинцам, которые не успели вернуться в Украину из других стран, покупка аппаратов искусственного дыхания для инфекционных больниц силами украинского среднего бизнеса, волонтеры для помощи пенсионерам, находящимся в группе риска – каждый день мы наблюдаем, как украинцы объединяются ради того, чтобы вытащить себя из сложившейся ситуации. 

На невзгоды мы отвечаем взаимностью и доброжелательностью. Наш стандарт солидарности практически возведен в культ.

В этом и кроется подсказка нынешней власти. Не пытайтесь быть Нидерландами. Но дайте расти общественным инициативам – это наш единственный шанс на спасение.

Это и есть то самое чудо, которое не могут осознать европейцы и которое который год держит нас на плаву вопреки любым кризисам.

Алексей Куприенко, СЕО траблшутингового агентства Underdog The UnLawyers, спеціально для УП.Життя

Титульна світлина lvidmar/flickr.com

Вас також може зацікавити:

Як пацієнти рятують лікарів від коронавірусу, або Де знайти 5 000 доларів на кожну лікарню

Як можна допомогти лікарям. Корисні посилання

Ми хочемо тримати з вами зв'язок. Будемо раді бачитися і спілкуватися з вами на наших сторінках у Facebook та у Twitter.

А якщо хочете бути в курсі лише новин та важливої інформації про здоров'я, підписуйтесь на нашу Facebook-групу про здоров'я та здоровий спосіб життя.

powered by lun.ua