Арт-итоги 2014 года

16
31 грудня 2014

Уходящий год был юбилейным годом одного из ключевых мифотворцев и в то же время самого мифологизированного персонажа украинской культуры Тараса Шевченко.

Будто стремясь исполнить последнюю волю поэта, украинское общество отважилось на борьбу за свою свободу, что послужило поводом для многих украинских граждан пересмотреть свои отношения с национальным героем.

По итогам года можно сказать, что Шевченко стал ближе и понятнее, он стал "одним из нас", а навязчивый патерналисткий образ "отца нации", которым пичкают украинских школьников, похоже, остался в прошлом. Он выветрился даже из залов киевского музея Тараса Шевченко, который в марте 2014 был открыт после реконструкции.

Старинный особняк, в котором жила семья Терещенко, обзавелся просторным, но малофункциональным атриумом и лишился парадного входа. Новая постоянная экспозиция переехала на второй этаж и теперь до нее редко доходят даже посетители музея, которых стало заметно больше благодаря большому количеству выставок в залах первого этажа.

Но ни о какой продуманной программе, которая, к примеру, отражала бы научные исследования сотрудников, речь не идет. Музей превратился в открытую выставочную площадку для тех, кто может позволить себе аренду его площадей.

 Фото Игорь Окуневский

Характерно, что даже проекты, посвященные Тарасу Григорьевичу появлялись тут не по инициативе руководства, а благодаря арендаторам.

Пожалуй, самую тонкую работу по деконструкции привычного образа кобзаря произвел Валерий Сахарук в проекте "Т.Г.", который длился всего две недели и потому прошел почти незамеченным для широкой киевской публики.

Три художника - Владимир Будников, Александр Бабак и Влада Ралко - рассказали каждый свою личную, историю-посвящение знаменитому коллеге, в основе которой лежали события последнего года. И хотя их произведения визуально гораздо сильнее и убедительнее работ самого Шевченко, художникам удалось передать саму суть того, чем было для него художественное творчество  - исповедью, своеобразным заговором, возможностью отвлечься и хоть ненадолго отсрочить признание собственного бессилия преодолеть жизненные обстоятельства. 

Прачечная-Минкульт-Прачечная

Наверно никогда прежде Министерство культуры Украины не находилось столь долго в центре общественного внимания и столь близко к своему названию, как в уходящем году.

В 20-х числах февраля активисты Майдана из числа культурных работников при помощи Третьей сотни "Самообороны" вошли в здание Министерства и оккупировали его подвальный этаж, где с тех пор собиралась Ассамблея деятелей культуры Украины.

АДКУ создана на принципах самоорганизации, что вызывает откровенное раздражение и неприятие у многих небезразличных к проблемам культуры граждан. Обвинения в неэффективности и симуляции, звучащие в ее адрес с завидной регулярностью, возникают из-за непонимания самой сущности подобной инициативы, которая в принципе не стремится к организованности и не имеет институциональных или управленческих амбиций.

 Вячеслав Кириленко, Евгений Нищук. Фото Константин Стрелец

Тем не менее, за прошедший год АДКУ стала катализатором важных процессов, как в самом Министерстве, так и за его пределами:

- инициативной группой, отделившейся от Ассамблеи в первые дни, были разработаны критерии, которым должна отвечать кандидатура на пост Министра культуры;

- под давлением АДКУ в Министерство Нищука были приглашены профессиональные менеджеры, начавшие процессы реформирования ведомства в сторону прозрачности;

- из движения Ассамблеи развились институционализированные инициативы - Конгресс активистов культуры и Новый Донбасс;

К сожалению, государственный аппарат оказался не способен синхронизироваться с общественными процессами: назначение обоих Министров культуры проходило традиционным для Украины кулуарно-политическим способом.

 

Но если министр Евгений Нищук, воспринимаемый профессиональным сообществом скорее как дань Майдану, был способен услышать голос разума, то назначение министра Кириленко демонстрирует возврат к ценностям бюрократов-коррупционеров времен президента Ющенко, искустно скрывающих свое ретроградство под приторно-сладким соусом из национального возрождения, исконных традиций украинского народа и высокой духовности. 

Музеи на линии огня

Отдельного благодарного упоминания в этом году заслужили сотрудники музеев. Революция и война проявили унизительность положения культуры в стране Украина и в который раз доказали, что главная ценность нашего государства - люди.

Самоотверженность, которую продемонстрировали коллективы украинских музеев, воистину поразительна. А ее символом можно считать НХМУ, который еще осенью 2013 оказался буквально на линии огня между беркутом и протестующими.

Пронзительные воспоминания о событиях этого года одной из замдиректоров НХМУ Марины Скирды можно прочитать на ее странице в фейсбук. От них перехватывает дух и очень многое становится понятно: и об отношениях государства к музеям, о людях, которые в них работают и продолжают, вопреки обстоятельствам, создавать уникальные проекты.

Неопределенной остается судьба музеев в зоне АТО и на окупированных территориях, часть из них уже разрушены, а некоторым сотрудникам война стоила жизни. Такая ситуация дает повод задуматься о состоянии украинского культурного наследия, а значит и исторической памяти, в которой образуется все больше белых пятен и пробелов, в то время как работа по их системному заполнению никак не может начатся вот уже двадцать три года. 

Искусство и государство

В отношениях искусства с государством за этот год произошло чрезвычайно мало нового. На этом фронте практически без перемен, если не считать несколько символических заявок на победу.

Участию Украины в Венецианской биеннале будет однажды посвящен отельный том истории украинского искусства, если таковая будет когда-нибудь написана.

Наша страна регулярно появляется со своим проектом в этом форуме с 2001 года. При этом его организация обошлась без эксцессов лишь дважды в 2007 и 2009 году, когда ею занимался PinchukArtCentre. Все прочие сопровождались громкими скандалами.

И вот, судьба павильона Украины в Венеции вновь под вопросом. Как оказалось, новоназначенный министр Кириленко если что-то и слышал о существовании венецианского форума, то о многократном участии в нем Украины даже не догадывался. Для того, чтобы понимать опасную степень его некомпетентности, поясним что это значит.

Один раз в два года правительство любой страны мира может продемонстрировать свою цивилизованность и прогрессивность, представив на обозрение мировой культурной общественности национальный павильон и собственное видение передовых достижений в искусстве. Это такой своеобразный обмен мнениями и сверка мировых часов - понимаем ли мы друг друга, продолжаем ли разделять общие для всех ценности?

Участвовать в Венецианской биеннале не только почетно, но и очень выгодно с точки зрения позиционирования страны на международной арене - простейший из самых доступных способов сообщить о себе миру.

Осенью предыдущая команда минкульта объявила о решении самостоятельно выступить комиссаром (то есть, главным организатором) украинского проекта, пригласив Оксану Баршинову и Михаила Рашковецкого в качестве кураторов. Однако вскоре после формирования нового правительства присутствие Украины на биеннале было фактически отменено. По последним,  еще не подтверждённым официально данным, сообщать миру об Украине в этом году вновь будет PinchukArtCentre.

 По причине отсутствия денег в шаге от провала застыла еще одна большая международная культурная инициатива Украины.  Вторая киевская биеннале "Арсенале", которая должна была бы состоятся еще минувшей весной, но по понятным причинам была перенесена на 2015 год. Если проект таки откроется, это будет, пожалуй, даже бОльшим чудом, чем первая биеннале в футбольном 2012 году.

Единственная зона потепления в арктическом холоде отношений искусства с государством находится не в Министерстве культуры, а, как ни странно, в Министерстве иностранных дел. Министр Павел Климкин и его команда всерьез рассматривают культурную дипломатию как один из важнейших инструментов внешней политики.

Программу популяризации украинского современного искусства МИД начал с проекта в собственном здании, доверившись молодым кураторам и по совместительству соавторам этого материала, Марии Ланько и Лизавете Герман. Не будем сейчас останавливаться на достоинствах и недостатках выставки "Властные вертикали. Фанерные колоннады", но сам факт ее проведения в стенах такой государственной институции как МИД весьма обнадеживает.

В условиях закостенелой и неповоротливой украинской государственной машины подобный проект - прецедент невиданной гибкости.

Привет с Евромайдана: выставки украинского искусства в мире

Вторая половина 2014 года, когда культурная жизнь понемногу вошла в привычное русло, была отмечена чередой групповых выставок украинского искусства за границей.

Большинство их них, так или иначе, тематически связаны с событиями Евромайдана и военного конфликта. Самый масштабный из них – групповая выставка в лондонской галерее Saatchi, организованная и профинансированная фондом одиозного Дмитрия Фирташа.

Над экспозицией трудились сразу четверо украинских кураторов, которые в совокупности представили 38 авторов разных поколений и направлений.

Одновременно 4 выставки украинского современного искусства открылись в начале июня в культурном эпицентре Западной Европы, Берлине. Три из них были созданы украинскими кураторами по приглашению немецких институций.

 А четвертая, The Ukrainians, была от начала и до конца организована авторитетной берлинской институцией DAAD. Продолжением этого проекта стала коллаборация поэта Сергея Жадана и художника Николая Ридного: в октябре в DAAD была презентована их совместная работа в публичном пространстве, а в начале декабря – книга с новыми стихами и фотографиями.

 

Одним из первых выставочных проектов по горячим следам протестных событий была изобилующая шинами и плакатами выставка "Я – капля в океане" в Вене. Еще один аналогичный проект с довольно высокопарным названием "Долгий путь к свободе" открылся в начале ноября в Украинском институте в Чикаго. Сразу две "околомайданных" выставки были представлены опять таки в Австрии (Вене и Клагенфурте) платформой _PCА при содействии австрийского и украинского МИДов.               

У всех этих проектов есть одна малозаметная, но довольно симптоматичная общая черта – о них не найти фактически никакой сторонней информации и объективной оценки, только восторженные анонсы самих организаторов, а также неоднозначные и непубличные комментарии отдельных художников-участников. По крайней мере для такой высокобюджетной затеи, как выставка в Saatchi отсутствие минимального пресс-тура и работы с местной прессой (о британской даже не будем говорить) кажется странным.

Не смотря на неплохой количественный показатель иностранных выставок в этом году, говорить о заветной интеграции в мировое арт-пространство все еще рано. А случится она тогда, когда новые интересные проекты из персональных инициатив перерастут в регулярную (так и хочется сказать – рутинную) практику, с прозрачными источниками финансирования и поддержкой на государственном уровне.

 Работа Алексанра Мельника, "The Ukrainians"

И это касается не только зарубежных презентаций. Тогда и судить о них гораздо легче будет с критической дистанции, а не со старой-доброй позиции "лучше так, чем никак". Ну и остается надеяться, что будущим проектам найдется что предложить иностранной публике помимо заигрывания с дискурсом пост-Майдана, интерес к которому рано или поздно сойдет на нет.

"Нецелевое использование искусства"

В этом году исполнилось 10 лет "Оранжевой революции", заложившей, как многие считают, важную основу для революционных событий минувшей зимы. Для художественной сцены этот "юбилейный" год также имеет особое значение. 10 лет исполнилось двум важным коллективам - харьковской группе SOSkа и киевской "Р.Э.П." - сформировавшихся на волне гражданского движения 2004-го и фактически ознаменовавших становление нового поколения художников.

О полагающейся по такому поводу ретроспективе в случае SOSkа пока ничего не слышно, а вот "Р.Э.П." провел такую большую коллективную выставку в довольно известном польском арт-центре Galeria Labirynt в Люблине.

Как бы ни иронизировали в профессиональных кругах по поводу очередных полученных отдельными участниками группы премий, факт остается фактом – ни одна украинская институция не пригласила "Р.Э.П." провести на своей территории вполне заслуженный ретроспективный проект. О том, какое в итоге "помещение" досталось некоторым "Р.Э.П."-овцам и близким к ним авторам, речь пойдет ниже.

При этом условный летне-осенний выставочный сезон никак нельзя назвать аморфным и безденежным. В новостных лентах регулярно появлялись анонсы о благотворительных (и не очень) проектов на тему Майдана; о групповых выставках с перегруженными неуместной терминологией текстами новоиспеченных "кураторов"; о новых скульптурных объектах в центре города, а то и о целом "креативном пространстве" в аэропорту "Борисполь".

Такая активная деятельность, безусловно, вдыхает жизнь в угнетенные тяжелой ситуацией в стране зрительские умы и создает некую видимость всесторонней поддержки искусства. Но влияют ли они на реальную профессиональную эволюцию самой этой среды? Едва ли. Бездумные меценатские вливания и одноразовые показательные акции только способствуют очередной подмене понятий в публичном восприятии современного искусства.

На этом фоне очень обособленным выглядит проект "Нецелевое использование помещения", организованный кураторским коллективом "Худрада" во временно пустующем пространстве некогда известного магазина "Фарфор-Фаянс" на Крещатике. Оно было отдано владельцами в их распоряжение на несколько месяцев.

 

Каждое воскресенье в экспозицию добавлялась одна или две новые работы (живопись, фото, видео, перформанс…), которые тут же на вернисаже обсуждались собравшимися гостями. В числе кураторских заслуг проекта демонстрация редко показываемых в Киеве и подзабытых работ известных художников (Юрий Лейдерман, Андрей Сагайдаковский); важных, но малоизвестных имен из регионов (Андрей Бояров); интересные сопоставления авторов (например, Тиберий Сиьваши-Лада Наконечная).

В силу разных обстоятельств (неудобное и очень ограниченное время работы, узкое анонсирование) эта серия выставок-событий не была предназначена для "широкого зрителя". В Украине сегодня остро ощущается нехватка подобных лабораторных исследовательских проектов в более публичных институциях, которые могли бы справится с задачей их популяризации.

Критика vs Ненависть

Критика никогда не была сильной стороной украинского художественного процесса, но в уходящем году от ее призрачного присутствия не осталось и следа: два наиболее активных онлайн-журнала про искусство ArtUkraine и Korydor по разным причинам перестали регулярно обновляться и оперативно реагировать на происходящее в искусстве.

Закономерно, что в этой ситуации дискуссионная площадка окончательно переместилась в фейсбук. Но если в начале года, когда жизнь происходила преимущественно на улицах, социальная сеть номер один выполняла свою непосредственную функцию по мобилизации людей и созданию сообществ, вторая половина 2014-го была окрашена тонами мнимой аналитики aka разбор полетов.

За последние несколько месяцев именно в этом пространстве слов-картинок-событий-лайков произошло чрезвычайное количество личных конфликтов на профессиональной почве, обнаживших неспособность украинских галеристов и кураторов, художников и критиков вести публичную дискуссию хоть сколько-нибудь взвешенно и аргументировано.

Количество произведенной за это время ненависти достаточно, чтобы надолго блокировать какое-либо развитие среды.

Хотелось бы объяснить эту чрезмерную негативную эмоциональность временным помутнением сознания вследствие пост-майдановского стресса, но вероятнее всего проблема все же имеет структурный характер.

 Украинский интеллектуал от искусства здесь мало чем отличается от "луганской пенсионерки, насмотревшейся 1-го канала": он не способен не то чтобы принять, а даже увидеть другого в качестве субъекта. При этом сама лента все больше напоминает телевизор. В этой ситуации остается только обратиться к целительным словам Владимира Ермоленко про то, что "человек - это больше, чем дискурс".

powered by lun.ua