Патриоты, граждане, любовники, депутаты и художники: проект Карлоса Мотты в PinchukArtCentre

39
26 листопада 2015

Вот уже почти месяц PinchukArtCentre собирает перед своим входом сезонные очереди на две новых выставки: украинских номинантов на одноименную премию и персональный проект колумбийца Карлоса Мотты с интригующим названием "Патриоты, Граждане, Любовники…".

Годом ранее Мотта получил одну из двух главных премий конкурса Future Generation Art Prize от PinchukArtCentre за работу об исторических корнях (гомо-)секскуальности в Южной Америке.

Благодаря этому он вернулся в Киев и продолжил свое художественное исследование уже в местном контексте.

Для киевского арт-центра этот широко разрекламированный проект стал довольно смелым и прогрессивным жестом, с учетом того, каким острым выдался последний год для украинских ЛГБТ-активистов.

В ноябре 2014 года во время показа фильма из программы "Солнечный зайчик" в рамках фестиваля "Молодость" в зале кинотеатра "Жовтень" начался пожар, после чего кинотеатр был поставлен на капремонт.

В начале июня этого года радикалы жестоко разогнали "Марш равенства".

Наконец, новую волну подняло голосование за принятие поправки к Трудовому кодексу Украины, запрещающей дискриминацию "по политическим и религиозным убеждениям, гендерной идентичности и сексуальной ориентации".

Все эти события, а главное – довольно вялая общественная реакция на них, свидетельствует не столько о сознательном и намеренном неприятии ЛГБТ, сколько об элементарной малообразованности огромной части общества во всем, что этой темы касается.

Преодоление такой малообразованности (если не сказать – дремучести) и поддержка ЛГБТ-прав до сих пор не стали частью программ ни одной партии или публичного политика. Скорее, они откровенно инструментализировались как старой властью (вспомним спекуляции времен Антимайдана от Николая Азарова, который пугал противников евроинтеграции гей-браками), так и новой (твиттер-пост Президента с акцентом на семейных ценностях, которым принятие антидискриминационной поправки не помеха).

Тема ЛГБТ практически отсутствует в медиа (разве что с привкусом скандала), массовой культуре (разве что в гротескном ключе), государственном образовании и интеллектуальном дискурсе.

Одной из немногих сфер, где тема эта уже давно принята и разработана, является современное искусство. И именно художники в последние годы все чаще берут на себя образовательну и примиряющую функцию для украинской аудитории.

В Украине существуют множество организаций и сообществ актвистов, которые занимаются в том числе и просветительской деятельностью по вопросам ЛГБТ. Но ареал их влияния обычно невелик, не в последнюю очередь в силу скромных масштабов, недостаточной поддержки и финансирования со стороны государства и т.д.

С художественными проектами, которые берут на себя "проблемные" темы, ситуация такая же – все зависит от возможностей институции, взявшей на себя ответственность медиатора художественного сообщения.

В качестве примера уязвимости перед недопониманием и агрессией вспоминается проект "Своя комната" Евгении Белорусец – камерные и невероятно пронзительные фотонаблюдения художницы за повседневной рутиной квир-семей из разных регионов Украины.

Документальный фотопроект Евгении Белорусец "Своя комната", Центр визуальной культуры, 2012. Фото: cultprostir.ua

Представленные в 2012 году Центром визуальной культуры на временной площадке в кинотеатре "Жовтень", работы Белорусец были серьезно повреждены неизвестными, учинившими настоящий погром на выставке за пару дней до ее завершения.

Этот неприятный медиаповод тем не менее сделал свое дело: после новости о нападении на выставку о ней (и заявленной теме) узнало гораздо большее количество людей, чем посетило ее физически.

Совершенно иными организационными, бюджетными, медийными и секьюрити-ресурсами располагает по-прежнему один из ведущих оплотов современного искусства в стране PinchukArtCentre, в программе которого время от времени значится проекты вокруг квир-темы. Проведем по ним краткий экскурс.

В 2013 году приз зрительских симпатий по результатам голосования посетителей выставки номинантов на премию PinchukArtCentre получила работа Анатолия Белова "Секс, лекарственное и рок-н-ролл" – лирический короткометражный фильм о переживаниях молодого человека-гея. Приятную мелодию из фильма насвистывало тогда пол-Киева.

Художник Ататолий Белов. Фото: pinchukartcentre.org

В связи с этой выставкой запомнился эпизод, когда сам Белов случайно услышал и был возмущен рассказом о проекте штатного гида арт-центра, употребившего вместо корректного слова "гомосексуал" некорректное "гомосексуалист". Оговорился гид, естественно, не по злому умыслу, а по незнанию.

Затем в течении полугода один из этажей PAC был отведен под организованную фондом "АнтиСПИД" выставку "Есть воля – есть шанс" при участии суперзвезд мирового contemporary art вроде Феликса Гонзалеса-Торреса и Нэн Голдин.

Специально обученные медиаторы в выставочном зале подробно рассказывали о каждой работе, дабы метафоры хрестоматийно известных работ были правильно считаными посетителями. По крайней мере, карамельки из инсталляции Гонсалеса-Торреса, посвященной его умершему от СПИДа партнеру, разлетались на ура.

Инсталляция Феликса Гонзалес-Торреса. Проект PinchukArtCentre "Есть воля – есть шанс", 2013. Фото: pinchukartcentre.org

Год назад главный приз международной выставки-конкурса Future Generation Art Prize разделили два художника – анголец Настио Москита и колумбиец Карлос Мотта. Проект последнего исследовал историю сексуальности и гомосексуальности в Южной Америке до его завоевания испанцами, а также влияние европейской культуры на дальнейшее формирования представлений об этих категориях.

Такое решение жюри многие восприняли как дань политкорректности, учитывая контекст проектов и личные биографии художников. Но напомним, что у обладателей этого приза, помимо денежного вознаграждения, есть еще один важный бонус – возможность персонального проекта в Киеве.

Можно предположить, что этим отчасти и руководствовалось жюри, предоставившее Мотте возможность еще одного, уже более развернутого, высказывания для украинской публики.

Новую выставку Карлоса Мотта "Граждане, Патриотры, Любовники…" следует отнести скорее к социальному, а не сугубо художественному проекту. Практика современного искусства допускает отказ от эстетических и визуальных высказываний в пользу исследовательской и образовательной работы, презентуемой на территории галерей и музеев.

Колумбийский художник Карлос Мотта. Фото: pinchukartcentre.org

Мотта следует этом принципу до конца – в его работе практически нет художественной рефлексии. Отчего проект, впрочем, не становится менее интересным. В выставочном зале расположенно 10 экранов с 10-15-минутными видео-интервью с представителями украинского квир-сообщества. 9 из 11 героев интервью открыто показывают свои лица и имена, одна героиня прячет лицо и фамилию, еще одна подписана как Аноним.

Истории интервьюируемых посвящены личному опыту, детским воспоминаниям, процессу адаптации в обществе, вынужденным переездам, карьерным достижениям "несмотря ни на что", а также профессиональной и активисткой деятельности на ниве ЛГБТ-прав. Все истории поданы очень интересно – общий хронометраж в полтора часа осиливается на одном дыхании (посмотреть их, кстати, можно и онлайн).

Проект Карлоса Мотты, "Патриоты, граждане, любовники...", 2015. Фото: pinchukartcentre.org

Важным общим моментов всех видео является мажорная тональность: не смотря на множество болезненных деталей (подростковый остракизм, случаи дискриминации и насилия), все рассказы воспринимаются скорее как "истории успеха".

Оксана стала востребованной юристкой и использует свой опыт и влияние в том числе для корректирования украинского законодательства по вопросам равенства.

Юрий гордится тем, что его "камин-аут" (открытое признание сексуальной ориентации) был спокойно воспринят старшим братом, семьянином и типичным представителем индустриального Запорожья.

Нина с энтузиазмом рассказывает о "правильной" реакции молодых служащих новой киевской полиции, которым она проводит тренинги на тему толерантности, гендерного равенства, поведения с представителями различных социальных групп.

В этих интервью нету привкуса "жертвенности" и морализаторского давления на зрителей, все герои выглядят и ведут себя очень уверенно, как будто речь идет о простых житейских делах.

Хотя с последними им как раз и приходится тяжело: например, нельзя официально оформить квартиру на двоих с однополым партнером или, в случае чего, попасть к ней/нему в больничную палату на правах близкого родственника.

Дополняет новую инсталляцию созданный несколькими годами ранее проект "Мы, которые чувствуем иначе" – обширный архив книг, буклетов и видеоинтервью с представителями ЛГБТ-движения и квир-учеными, активистами, писателями, художниками, юристами, врачами разных поколений и национальностей.

Среди них, к примеру, известный историк искусства Дуглас Кримп и художница Эмили Ройсдон, принимавшая участие в Future Generation Art Prize в 2012 году.

Мультимедийная инсталляция Карлоса Мотты "Мы, кто чувствует иначе", 2012. Фото: pinchukartcentre.org

Интервью разбиты на тематические блоки и скомпилированы в несколько фильмов с промежуточными анимированными заставками и комменатариями художников. Герои фильма говорят о конструировании гендерной идентичности, несовершенствах программ социальной защиты маргинализированных членов общества, проблеме социального и культурного осмысления ВИЧ/СПИДа и других болезненных темах, актуальных на протяжении последних 40 лет в их странах (США, Норвегия, Южная Корея и Колумбия).

Украинскому зрителю крайне полезно узнать, что в образцово толерантных, если смотреть с нашей колокольни, государствах вроде США вопрос недопонимания квир-сообщества со стороны общества в целом далеко не исчерпан. И признаки его нередко лежат на поверхности – просто мы обычно не смотрим на них в этом ракурсе.

Скажем, в массовом кинематографе США (а значит, и всего мира) по-прежнему доминирует условный белый гетеросексуальный мужчина-европеец – как на уровне "продаваемого" образа, так и среди агентов влияния. Так же обстоят дела и с массовой литературой.

Формировать же общественное мнение и достучаться до широкой аудитории через специализированные фестивали и издания у квир-культуры практически нет шансов. А, скажем, более узкая сфера академического театра настолько консервативна, что не желает экспериментировать с темами и рисковать своей небольшой рафинированной аудиторией.

В целом, эта часть проекта Мотты представляет довольно подробный "гид" по современной квир-проблематике, которая – украинскому зрителю будет полезно это узнать! – не исчерпывается загвоздкой с однополыми браками и трудоустройством. Но, увы, все фильмы не имеют украинских субтитров, поэтому большинство заинтересовавшихся посетителей не засиживаются у экранов надолго.

Важность подобных проектов для общества, малоподготовленного к разговору о ЛГБТ, состоит в том, что современное искусство способно говорить об этом на другом языке, отличном от языка политики, пропаганды, медиа, формального и неформального образования.

Язык этот иногда бывает чересчур метафоричным, но никогда не навязывает готового вывода и открыт к интерпретациям. Вот только само современное искусство все еще остается в Украине таким же маргинальным явлением, как и квир-проблематика.

И, пожалуй, только такое "намоленное" место cо статусом must-visit выходного дня, как PinchukArtCentre, способно привлечь внимание тысяч киевлян и внутренних туристов к этим явлениям.

Что характерно, реакция посетителей, доблестно выстоявших традиционную очередь в арт-центр, в обоих случаях очень похожа. Кто-то в недоумении разводит руками и ищет подсказку у гидов или на тесктовых панелях. Посетители старшего возраста качают головой (кажется, даже с ноткой сочуствия). Групки школьников и подростков переглядываются и похихикивают, но все же смотрят видео дальше. А многие стоят перед экранами от начала и до конца с маленькими детьми и помогают им одеть наушники.

Но довольно заметная часть зрителей все же делают "страшные лица" и хватают своих чад за руку, как только вчитываются в текст к проекту в начале экспозиции. Любопытно, что красной тряпкой для этой категории становится именно разъясняющий текст. Ведь на визуальном уровне на выставке нет никаких возмутительных индикаторов – только старые телевизоры на цветных коврах, да текст на фоне радуги.

Видимо, они все же рассчитывают увидеть "крамолу" в следующем зале и потому ретируются на другие этажи – делать "селфи" (в ПАЦ уже разрешено фотографировать) на фоне выставки номинантов на премию арт-центра.

Остается надеяться, что тема депортации крымскотатарского народа или военного конфликта в Боснии в проектах молодых художников этажами выше окажутся ближе и понятней, поскольку не вызывают моментального отторжения.

Возможно, арт-центру будет полезно проанализировать разнообразные модели поведения посетителей и попытаться выстроить некую статистику "типичных" реакций на выставку Карлоса Мотты.

А следующий социально-ориентированный проект должен быть о самих зрителях – гражданах, патриотах и любовниках – их страхах, заблуждениях и ужасающе низком уровне гражданской образованности. В последнем им повезло гораздо меньше, чем "ущемленным в правах" соотечественникам.

 

 

 

powered by lun.ua