Украина: путь от стыда к гордости

13
12 січня 2015

Когда в декабре меня попросили написать колонку, подводящую итоги года, я отложила это дело на потом с мыслью, что столько уже написано и пересказано, что нечего добавить. Но несколько недель спустя, путешествуя по Европе я осознала, что 2014й был для меня годом, когда я впервые в жизни не смущалась своего украинского гражданства.

Путешествую по работе и учебе я уже лет двадцать. Все это время меня преследовал стыд за то, что я из Украины. За то, что многие в мире не знали где это и путали с Россией или Советским Союзом. За большие клетчатые баулы соотечественников в аэропортах вместо чемоданов. За беспардонное поедание колбасы и распитие водки на центральных пересадочных вокзалах и аэропортах Европы.

За украинских мужчин, которые будь в Украине или заграницей, ищут себе в жены украинских женщин, довольствующихся ролью прислуги в семье. За украинских женщин, бегущих из Украины в поисках хорошей жизни в браке с толстыми и плешивыми (правда, не всегда) иностранцами. За нищих стариков и безбожно разбогатевших чиновников. За то, что в ней все покупалось и продавалось. 

Мне было стыдно за то, что иностранцы с Украиной ассоциировали дешевую рабочую силу и доступных проституток. Футбол в олицетворении Андрея Шевченко и бокс - в лице братьев Кличко не в счет - потому что у них давно уж не так много общего с Украиной, как хочется. Особенно краснела я, узнавая, что собирателями ягод в Польше и проститутками в Турции работали украинцы с несколькими высшими образованиями или научными степенями.

Мне было стыдно, что моя страна была не способна дать создать своим гражданам условия для достойной жизни, и они были вынуждены скитаться по всему миру с поисках лучшей жизни и хоть какого-то заработка, чтоб прокормить оставленных дома детей.

Страна сама превратилась в проститутку, которая продавала все ради того, чтоб либо обогатиться до неприличия, либо избежать обнищания.

Она не заботилась о своем здоровье, образовании, развитии и долгосрочных перспективах. Она продавала дипломы врачей и инженеров, а потом дорого расплачивалась за их некомпетентность.

Продавала судебные приговоры и закрытие дел, продавала налоговые привилегии и милицейскую "крышу".

Люди в основной массе делились на тех, кто пытался урвать кусок побольше сейчас потому, что завтра власть поменяется, и тех, кто пытался правдами и неправдами выжить.

В 2014-м я впервые ощутила гордость за свою страну.

Не потому, что все вышеперечисленное вдруг перестало существовать.

Потому, что многие из моих соотечественников перестали покорно подчиняться рабовладельческому строю - как на внутреннем рынке, так и на внешнем, геополитическом.

Мы стали меньше мириться с несправедливостью и больше делать для того, чтоб поменять то, что нас не устраивает. Мы выбрали чуть лучшую Раду и чуть лучшего президента, которые сформировали чуть лучшее правительство.

За прошедший год мы многое сделали совместными силами простых волонтеров, и этим заложили фундамент доверия в общественные отношения. 

Всего этого не достаточно, чтоб быстро провести реформы, избавиться от мафии в госструктурах и перезагрузить отношения между гражданами и государством, но это уже очень много. Особенно в сравнении с тем, что было раньше.

Рабство - это не только социально-экономические условия жизни. В первую очередь - это состояние души, которое по определению не может измениться мгновенно.

Есть одно мудрое изречение "не смотрите на статус кво, смотрите на тренд."

Кривая тренда у нас не так резко прыгнула вверх, как хотелось бы, но она есть. Эта кривая возвращает нам веру в самих себя. Кривая, которая преображает стыд в гордость.

Предавать и грабить страну, которой гордишься, невозможно. Значит, у нас есть шанс прорваться. 

powered by lun.ua