Почему сейчас на госдолжность с зарплатой до 70 тысяч некого взять

17536
4 грудня 2017

Недавно мне довелось поучаствовать в отборе кадров для директората цифрового развития, который создается при Кабмина.

И как эксперт отборочной комиссии должен сказать: ситуация плачевная.

Мы давали кандидатам ситуационные задания, с которыми они могут столкнуться на практике.

В силу специфики будущей работы, часть заданий носила чисто технический характер, а часть была посвящена знанию законов Украины.

Так вот, по ответам видно: если человек разбирается в технической части, то "плавает" в юридической, и наоборот.

В результате из 150 работ только 5 с большими натяжками можно было допустить к дальнейшим тестам.

Сразу хочу сказать, что какая-либо предвзятость со стороны экзаменаторов здесь была абсолютно исключена: мы имели дело лишь с пронумерованными анонимными бланками ответов.

Предположение, что сообщение о конкурсе не дошло до по-настоящему квалифицированных и заинтересованных кандидатов, я тоже отметаю сразу: информация была публичной, активно распространялась через сайт правительства, СМИ, соцсети, кадровые агентства.

Уровень предлагаемых зарплат тоже достаточно привлекательный: 50-70 тыс. грн, благодаря тому, что проект по модернизации структуры правительства финансируется Евросоюзом, который выделяет на него 100 млн евро в течение нескольких лет.

Приходится признать: мы имеем реальный кризис квалифицированных специалистов, желающих трудиться на госслужбе.

Мотивировать на эту работу успешных топ-менеджеров из коммерческого сектора почти нереально.

Многие менеджеры среднего звена или молодые талантливые люди принципиально предпочитают работу в частных компаниях, кто-то уже уехал или собирается уезжать за границу (увы, очевидно наметилась новая волна эмиграции).

Кадровый вопрос для госслужбы, похоже, со всей остротой выходит на первый план повестки дня.

Еще одна очевидная проблема, которую проявляет эта ситуация, – это проблема нашей системы подготовки кадров: у нас очень мало специалистов, подготовленных на стыке квалификаций.

Выходом из ситуации, на мой взгляд, должна стать целенаправленная политика по подготовке универсальных кадров для госучреждений, которые имели бы смежные квалификации.

На госслужбу ведь может быть принят только специалист, имеющий диплом о высшем образовании государственного образца.

Но технические вузы, например, не изучают процессы государственного документооборота, а вузы, которые готовят чиновников, практически не изучают технологические процессы.

Но мы не можем ждать, пока неофиты госслужбы постепенно, шаг за шагом наберутся нужных знаний и навыков, нам уже сегодня нужен готовый чиновник-профи, к тому же современно мыслящий и креативный. Нам нужны во власти люди, которые реально помогут стране совершить прорыв.

Взять тот же правительственный директорат цифрового развития: от того, какие люди придут им управлять, во многом зависит будущее целой ИТ-индустрии.

Ведь, по сути, речь идет о создании платформы электронного правительства, которая бы интегрировала все имеющиеся правительственные носители информации и построила современное управление документооборотом, открытые для граждан базы данных.

Задача колоссальной важности и колоссального объема, а ее решение поможет на годы вперед сформировать внутренний рынок для ИТ-индустрии, которая сегодня сосредоточена, в основном, на внешнем аутсорсинге.

Говорю о ситуации с цифровым директоратом, поскольку наблюдал ее лично, но уверен: с отбором в другие создаваемые при правительстве структуры ситуация ничуть не лучше.

Долгосрочной задачей, на мой взгляд, должно быть создание межвузовских специализаций, введение в вузах дополнительных курсов для желающих изучать госуправление.

В краткосрочной же перспективе, думается, нужно пропустить всех кандидатов во вновь создаваемые правительственные директораты через интенсивные курсы госуправления.

Во всех развитых странах – и в крупных корпорациях, и на госслужбе, – чтобы перейти на более высокую должность, необходимо пройти курс дополнительного обучения.

 Это не формальность, а очень интенсивные занятия, которые дают реальные знания, необходимые на новой должности.

Для наших госслужащих такие курсы, – самая насущная необходимость.

Поэтому нужно срочно создавать учебные планы и для интенсивных курсов, и для межвузовских программ обучения. Это серьезная задача и для самих университетов, и для МОН как регулятора государственной политики в сфере образования.

Без квалифицированных кадров мы не сможем решить ни одной задачи.

Дефицит качественных специалистов может стать непреодолимым тормозом для проведения необходимых реформ, который продолжит удерживать страну в состоянии "постсовка".

Нам нужно снять Украину с этого "ручника".

Эдуард Рубин, сооснователь харьковского ИТ-кластера, инициатор ряда независимых образовательных проектов, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua