Вирус страха, или Почему не стоит доверять прогнозам "Как изменится мир после коронавируса"

3393
22 квітня 2020

Больше 100 лет назад, после эпидемии испанского гриппа, унесшего по разным оценкам от 50 до 100 миллионов жизней, в авторитетном научном издании Science была опубликована статья о факторах, которые увеличили урон вируса.

Вот они:

  • людям свойственно недооценивать риск;
  • человеку идея изолироваться от мира для спасения кажется противоестественной;
  • люди часто интуитивно ведут себя таким образом, что увеличивают опасность.

Так что вирус вирусом, но именно поведение людей определяет конечный результат.

Вот и сейчас один и тот же вирус влияет по-разному на склонных выдерживать дистанцию японцев и эмоциональных итальянцев.

Пандемия уже серьезно изменила и продолжит менять поведение людей, социальные нормы, культуру, экономику, политику – мощно и во многом сейчас непредсказуемо.

Уверена в том, что в большей мере именно "непредсказуемо", поскольку любая ситуация представляет собой набор развилок и на окончательный выбор влияют разные факторы.

Вот почему можем строить предположения, отслеживать, вносить коррективы и тогда у нас будет шанс не выпасть из реальности.

Экспертов, которые сейчас говорят, что точно знают, как будет в той или иной сфере, – мой совет: пролистывайте.

Поведение человека нерационально, на него влияет множество факторов, которые мы накопили за время эволюции и уже культурной истории.

Моя задача – дать удочку, а не рыбу, чтобы вы могли отслеживать свое поведение, поведение ваших клиентов, рефлексировать и строить стратегии осознанно, как будто мы на самом деле Homo Sapiens, а не то, что могло показаться в последнее время.

Итак, что происходит с нами в момент пандемии.

Первое, о чем нужно сказать, это страх.

Повышенный фон страха фиксировали уже в середине марта. В среднем реактивность страха уже тогда выросла на 15-20%. Можем даже говорить о страходемии, поскольку вирус страха контагиознее любого другого.

Есть любопытные исследования Lilianne Mujica-Parodi, которые показывают, что мы в буквальном смысле чуем страх других людей и отвечаем синхронно.

Что происходит с человеком, когда он испытывает страх?

Сердцебиение учащается, кровь приливает к большим мышцам, фокус сужается.

Отличная подготовка для стремительного рывка, только вот куда бежать в нашем случае?

Большинство побежало в магазины. И это очень важный момент, потому что для снижения страха нужно вернуть чувство контроля. В результате мы столкнулись с паническим шоппингом и дефицитом товаров, которые со времен СССР в дефиците не были.

Потребность восстановить контроль, особенно в настоящий момент, когда ясно, что ничего ясно, имеет очень сильное влияние на поведение и принимаемые решения.

Например, рост покупок спортивных товаров больше обусловлен желанием восстановить контроль – над физическим телом в данном случае, нежели необходимостью поддерживать физическую активность.

Заметно это будет по количеству вышедших из карантина с кубиками пресса.

Иллюзию удержания контроля дарит нам и безостановочное поглощение информации.

Мы сейчас поглощаем столько новостей, графиков, прогнозов, точек зрения, "научных" теорий, что можем смело говорить об инфодемии.

Кстати, извлеките из этого пользу для своего бизнеса: внимание к рекламе тоже возросло в среднем на 25%.

В стрессовых ситуациях возрастает и наша потребность общаться. Это важный эволюционный навык, который позволяет сплачивать группу.

И если в "мирное" время на чисто социальное взаимодействие – сплетни – приходится около 20% всего коммуникационного времени, в период опасности оно увеличивается, как и желание увеличить свою группу поддержки, в данном случае – коммуникационной достижимости.

А для этого отлично подходят "свидетели" – доктор из Ухани, медсестра из Италии и т.д., теории заговоров и апеллирующие к эмоциям сообщения.

На что вы получите больше отклика: на репортаж о передвижных крематориях или на сводку ВОЗ?

Фотографии медсестер со следами от маски на лице вербуют сильнее, чем любые статистические данные.

Но и статистические данные не являются вещью в себе: понаблюдайте за баталиями почитателей статистики, каждый из которых виртуозно может подтвердить свое мнение графиками и авторитетными мнениями, вот только точки зрения кардинально различаются.

Это хорошая иллюстрация очень распространенного когнитивного искажения доступности – мы обращаем внимание на ту информацию, которая поддерживает наше мнение, и игнорируем противоположную.

Поэтому несмотря на обилие научных фактов дискуссии тем не менее имеют форму: верю-не верю в коронавирус.

Эти искажения работают и в "мирное" время, но поскольку в стрессовом состоянии потребность копировать поведение возрастает (стадный инстинкт), эффект их мультиплицируется.

Принцип социального доказательства (большинство не может ошибаться, будь как большинство) – очень мощный фактор влияния на поведение.

Вы можете посмотреть, как работают самые, казалось бы, нелогичные линии поведения, если их придерживаются все.

В условиях опасности игнорировать поведение толпы в принципе сложно, поэтому если все берут туалетную бумагу, значит – надо брать.

Интересно понаблюдать также за тем, как оцениваются риски. Эффект искажения оптимизма на поведение в пандемию уже был описан: нам свойственно оценивать свои шансы заболеть, как более низкие по сравнению с остальными.

Можем наблюдать это по украинским исследованиям и по собственному поведению.

Человек всегда найдет обоснование, почему у него ситуация немного лучше: иммунитет, ЗОЖ, спорт, изоляция, социальная страта и пр. Важно осознать, что это – когнитивное искажение.

Искажение доступности (выше упоминалось в связи с фильтрацией информации) тоже влияет на оценку риска: наша оценка сильно меняется в зависимости от того, есть ли у нас заболевшие знакомые. Если нет – любая статистика будет недостаточно убедительной.

Вы можете встретить в соцсетях перекличку – есть ли у вас заболевшие друзья?

Немного слабее, но оказывают влияние и известные личности – их манера поведения и здоровье. Заболевание Бориса Джонсона оказало влияние на восприятие рисковости ситуации.

Пандемия оказывает влияние и на поведение в группах. В доисторические времена при встрече двух племен, одно из них могло вымереть почти полностью из-за отсутствия специфического иммунитета.

Возможно поэтому во время эпидемий повышается агрессия к "иному". В истории описаны расправы с меньшинствами после чумных эпидемий, сейчас вы тоже можете наблюдать похожие сигналы.

Реакция жителей Новых Санжар, предубеждение против азиатов, теории про чистку человечества от людей со слабым иммунитетом – водораздел может проходить по национальности, поведению, точке зрения, уровню здоровья, но все это признаки разделения людей на правильных и неугодных, и это очень опасные тенденции, которые нельзя подпитывать.

С другой стороны, глобальность проблемы подталкивает к совместным действиям, поиску общего решения.

Что победит – сотрудничество или обвинения иных – зависит от того, выдержит ли культура и здравый смысл давление животного страха.

Нужно понимать, что мы сейчас рассмотрели лишь малую часть наших искажений восприятия и мышления, которые определяют наше поведение.

Но сложность заключается в том, что многие из них влияют разновекторно, и куда в результате двинется масса, сейчас предсказать невозможно, потому что мы не можем предусмотреть всех триггеров.

Давайте опять посмотрим на чувство страха. С точки зрения определения поведения он может быть продуктивен, если выполняет сдерживающую роль – пресловутое "залишайся вдома".

Поэтому главный санитарный врач в своем интервью признался, что многие меры карантина имели чисто психологическую цель.

Но страх выполняет сдерживающую роль, если стратегия выглядит успешной, и мы видим результат.

Если же страх увеличивается, подобная мера может представляться недостаточной и это вызовет противоположный эффект.

Именно поэтому лидеры многих стран пытаются снять сопутствующие страхи: поддержать экономически, установить мораторий на политическую борьбу, чтобы не увеличивать давление, нивелировать ощущение социального неравенства.

В нашей стране ситуация, к сожалению, от сопутствующих переживаний не избавлена.

Поэтому давайте наблюдать и рефлексировать, не строить долгосрочных стратегий (это кстати и физически маловероятно, так как в условиях стресса сложная когнитивная функция долгосрочного планирования блокируется в пользу возможности быстро реагировать), осознавать причины и последствия своего поведения и поведения окружающих.

Катерина Ильченко, основательница первого нейромаркетингового агентства в Украине Neuro-knowledge, специально для УП.Жизнь

Титульное фото maszup/flickr.com

Вас також може зацікавити:

Коронавірус, паніка і карантин. Як встояти психологічно

7 міфів, які заважають вам звернутися до психолога

Як зрозуміти, що час йти до психолога. 4 конкретні ситуації

Ми хочемо тримати з вами зв'язок. Будемо раді бачитися і спілкуватися з вами на наших сторінках у Facebook та у Twitter.

А якщо хочете бути в курсі лише новин та важливої інформації про здоров'я, підписуйтесь на нашу Facebook-групу про здоров'я та здоровий спосіб життя.



powered by lun.ua