Как главврач "Укрзалізниці" уничтожал принципиального врача, маму 4-х детей

6309
8 вересня 2020

Пять лет спустя я решилась рассказать свою историю.

Решилась, потому что главный врач Одесской клинической больницы на железнодорожном транспорте Андрей Гурьев меня уничтожил как врача, как профессиональную личность.

Я откровенно боюсь за свое будущее, так как теперь все дороги в Одессе мне "заказаны" и не знаю другого способа себя защитить, как не предать огласке свою историю.

Меня зовут Юлия Бориско, я врач терапевт-кардиолог, мама 4-х детей. 

До 2015 года я работала в Одесской железнодорожной больнице и была счастлива. Я была счастлива лечить людей, постоянно развиваться, повышать свою квалификацию, и жить полноценной жизнью женщины!

Юлия Бориско с семьей

Я стремилась осуществить свою вторую мечту, стать кардиологом. И когда была в шаге от нее, допустила грубую ошибку: посмела перечить главврачу Андрею Гурьеву и его ближайшему окружению.

Весной 2015 года я отказалась совершить должностное преступление, и после моя жизнь круто изменилась.

Но все по порядку.

5 лет назад я была врачом приемного отделения, только заступила на дежурство и готовилась к приему пациентов, когда ко мне подошел врач-анестезиолог, заведующий соответствующего отделения Вячеслав Чорный и тихо на ухо сказал: "Юлия Николаевна, сейчас едет в больницу бригада скорой помощи, и они везут пациента. В направлении указан диагноз отек легких, но там на самом деле его нет.

Но вы, пожалуйста, положите его с таким диагнозом".

О таких случаях в больнице, когда чьих-то родственников или просто нужных людей "лечили" без какого-либо диагноза, я уже слышала. Но никогда не думала, что это коснется меня.

Возможно, вы меня назовете принципиальной и даже глупой, вероятно. Но как тогда, так и сейчас, я уверена, что человек имеет право поступать по совести, и по закону. 

Да я и не могла поступить иначе.

Во-первых, все эти интриги вот прям не мое!

А, во-первых, будучи дочерью главного врача СЕС, я не могла нарушить догмы, которым учил меня мой отец.

Я видела, как на протяжении 13 лет папа, занимая свою должность, относился к людям. Его уважал весь коллектив за мудрость, порядочность, взвешенность решений. Подсознательно мне казалось, что главные врачи такими и должны быть.

Но очень скоро я осознала насколько ошибалась. Андрея Гурьева в больнице боялись, никто и слова не имел права ему сказать, если это не были хвалебные оды.

Я с полной мерой ответственности заявляю, что коллектив Одесской клинической больницы на ЖД транспорте боится Гурьева и находится в постоянном состоянии стресса. Он жесткий, деспотичный, мстительный.

Так вот, после нашептывания мне на ухо со стороны врача-анестезиолога Чорного и моего ему отказа, мне позвонил начмед Владимир Кобзарев и в приказном порядке обязал меня положить больного, который и больным то не был.

Как потом мне удалось выяснить, сын нашей сотрудницы не хотел идти в армию.

Кобзареву я тоже отказала. Я не хотела нести ответственность за это нарушение. Мои доводы он не услышал, а только кричал.

Долго с ним говорить не смогла, так как к тому же он был откровенно пьян. Для меня, как врача. определить среднюю степень опьянения было не сложно, тем более это повторялось регулярно – по ту сторону трубки я слышала несвязанную и заторможенную речь.

Отношения Кобзарева с алкогольной зависимостью могли бы оставаться сугубо его личным делом, если бы он не заведовал больницей из 800 человек и не принимал решения, которые могли стоить человеку здоровья и/или жизни.

В итоге здоровому человеку, которого привезла скорая помощь, моя коллега анестезиолог Ольга Благодир-Бардиян поставила диагноз "отек легких" и он был госпитализирован.

После того, как мои коллеги "решили свой вопрос". Думала, что обо мне забудут. Но этот вечер разделил мою жизнь на "До" и "После"!

Утром начмед Владимир Кобзарев сказал, что осенью будет реорганизация и некоторых людей уволят. Когда он это говорил, то смотрел на меня. Я поняла, что эти слова адресовались мне!

Надеялась, что они поймут, что я не такой человек, чтобы подобными делами промышлять, но ошиблась.

Например, я ухожу с работы, а они звонят и возвращают по какой-то мелочи назад.

Придирались к моим историям болезней. Могли вынести их на обсуждение на планерке при всех коллегах.

В общем начался буллинг, меня терроризировали по любому поводу!  

Далее, события развивались как в плохом кино.

Накануне выходного, Дня Независимости, в больницу поступило двое больных: Бейджиков и Лозовой.

Последний на утро самовольно покинул больницу и больше не появлялся. Он не писал расписку о том, что не хочет лечиться, а просто самовольно ушел.

25 августа, не успела я прийти на планерку, как на меня обрушился главврач Андрей Гурьев. Мол, как вы могли отпустить больного?

Я была очень удивлена, так как его никуда не отпускала и об этом сказала Гурьеву. 

Он с таким напором говорил, что я не могу выполнять свои обязанности и начал заставлять писать заявление на перевод в участковые терапевты поликлиники.

Я была напугана и деморализована, поэтому в тот момент не смогла себя защитить. Под его давлением побежала переводиться.

Наш главный врач всегда говорил, что его устные распоряжения выполняются незамедлительно. Т.е. не существует КзОТА и никаких других норм и правил, а только его распоряжения. И не важно для Гурьева, если они противоречат законодательству.

Чуть позже я пришла в себя и поняла, что не имею права сдаваться. Тем более дома меня ждали 4-ро детей и муж, который в разгар военных действий на Донбассе остался без работы.

Эту мини битву я отстояла, отказалась писать заявление, парировав, что, если они считают нужным, пусть в приказном порядке это делают.

Так как юридических оснований у них не было, в участковые врачи меня не перевели.

Травля продолжилась с большей силой.

Мне ставили дежурство в один день, а когда я приходила на работу, главврач отправлял меня домой среди ночи.

Из-за страха добираться домой ночью, я оставалась на рабочем месте и пыталась выполнять свои обязанности.

Именно пыталась, так как параллельно вызывали другого врача, который принимал моих больных.

Уйти не имела права по закону, иначе потом вписали мне прогул, оставаться и работать было невозможно. И так продолжалось не один день.

То меня вызывал Андрей Гурьев на беседу, и за 5 минут до моего назначенного времени, срочно уезжал по своим делам.

Я была на грани срыва! Постоянно сталкивалась с унижениями и глумлением.  Наконец-то, Гурьев нашел для меня время и даже говорил больше двух часов.

Только на протяжении этого времени он убеждал меня, что, так как у меня маленькие дети я нахожусь в состоянии глубокой постродовой депрессии, мол, мне нужно срочно лечиться.

Когда я отказалась проходить комиссию и, соответственно лечение, мне было предложено в ультимативной форме уволиться.

Дальше главврач Гурьев и начмед Кобзарев превзошли сами себя!

В назначенный день дежурства, а именно 2 сентября, я не вышла на работу, так как накануне Гурьев сказал, что я уволена и на работу не должна являться.

Но уже на врачебно-консультационной комиссии, где рассматривали добровольный уход из больницы моих пациентов, Гурьев и Кобзарев завели меня в кабинет и спрашивают: "Почему вы не были на работе?".

Я ответила, что меня уволили. А те в свою очередь переглянулись и говорят, мол, она над нами издевается? 

Они делали все, чтобы признать меня психически не здоровой и полностью деморализовать меня. 

Такой прессинг и унижение длился до тех пор, пока 17 сентября меня не уволили. Хотя согласно законодательства, я не нарушила ни единого пункта КЗота.

Однажды, после скитаний и борьбы, я решила набрать Гурьева, подумала, что он осознает как чудовищно он поступил со мной. Но сделала это зря! К морали и совести было взывать бесполезно!

В свое время мне говорили, поговори с ним. Он такой "душка". Но он живет по принципу друзьям все, врагам закон.

Те, кто носил ему подарки и всячески угождал всем его прихотям, был согласен идти на должностные преступления, чувствовали себя хорошо.

Остальной же коллектив был в постоянном напряжении, они его все боятся.

Никто и никогда не учитывал, что я многодетная мама. На момент этих событий. Моей младшей дочери было 5 лет, она ходила в садик.

Честно говоря, порой я отправляла детей в садик и школу только для того, чтобы они поели!

Однажды мой 16-летний сын Коля упал в голодный обморок на остановке, а потом и я с ним. В тот день у меня не было даже хлеба, только один суп. Нам помогли люди.

Сейчас я отстаиваю свое право работать врачом в суде. Вот как уже 5 лет.

В кулуарах, в личной беседе мне активно намекают о том, что мне будет сложно добиться справедливости, так как Гурьев в Одессе влиятельный человек и "дорога мне заказана" в любое медучреждение.

Конечно, я не верила и продолжала отстаивать свои законные и моральные права. Но вот уже в третьей больнице мне отказали в трудоустройстве.

Оказывается, после того, как принималось решение о моем приеме на работу, звонок главврачу Одесской клинической ЖД больницы Андрею Гурьеву, все решал не в мою пользу. В одной из больниц об этом мне сказали напрямую!

Как вы понимаете, заявления я писала во все инстанции, куда только не обращалась: НАБУ, в прокуратуру, полицию, защиту гоструда.

В процессе судебных тяжб мне удалось доказать, что Гурьев со своей "командой" подделали мою подпись на должностной инструкции. Вопрос касался пациента, который самовольно покинул больницу. 

Почерковедческая экспертиза была назначена судом. Испугавшись официального заключения экспертизы в больнице признали, что "підпис поставлено не позивачкою, а іншою персоною". 

И хотя пока воз и ныне там, я хочу предупредить своих обидчиков: Андрея Гурьева, Владимира Кобзарева, Оксану Пшеничную – вы понесете ответственность за свои деяния.

Останавливаться я не собираюсь. Ради своих детей. Ради человеческого достоинства.

Иначе, зачем жить как червь под ногой барского башмачка?!

Юлия Бориско, врач терапевт-кардиолог, мама 4-х детей, специально для УП.Жизнь

Публікації в рубриці "Погляд" не є редакційними статтями і відображають винятково точку зору автора.

"Українська правда. Життя" готова надати слово другій стороні конфлікту. 

Титульна світлина Grycaj/Depositphotos

Вас також може зацікавити:

Корупційні схеми головних лікарів "Укрзалізниці"

Як "Укрзалізниця" реформуватиме залізничні лікарні

Ми хочемо тримати з вами зв'язок. Будемо раді бачитися і спілкуватися з вами на наших сторінках у Facebook та у Twitter.

А якщо хочете бути в курсі лише новин та важливої інформації про здоров'я, підписуйтесь на нашу Facebook-групу про здоров'я та здоровий спосіб життя.

powered by lun.ua