Заметки из "ЛНР": сироты при живых маме и папе

2861
18 грудня 2020

От редакции: Автор этой колонки публикуется под псевдонимом в целях безопасности. Публикации в рубрике "Погляд" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора.

"Я сказала маме, что смогу потерпеть еще только год, и больше не смогу, – рассказывает мне моя маленькая приятельница.

Я не видела её уже два года, я не могу больше жить врозь".

Грустная история о детях и их мамах, которых разлучила эта война. История детей, которые остались сиротами при живых маме и папе.

Моей знакомой десять. Такая миленькая кудряшка Сью с пухлыми щечками.

Мама все время с ней – в Viber и Skype. На ее выпускном в детском саду, на первом звонке в школе, на дне рождения в парке с подружкой, в школьном дневнике и на концерте в музыкальной школе.

Мама знает все, что должны знать мамы – об оценках, успехах, девичьих секретах и первых месячных.

Только мама живет где-то там, в далеком северном городе, куда уехала от войны.

Уехала, чтобы обеспечивать дочь и своих родителей, которые согласились помочь с ребенком какое-то время, растянувшееся на долгие шесть лет.

История банальна. Родители развелись ещё до войны. Они и до этого не так чтобы сильно любили друг друга, от этого, вероятно, семьи и не вышло.

Отец уже женился, у него новая жена, и в этой семье совсем нет места моей маленькой кудрявой подружке.

От папы ждут алиментов и надеются, что он все-таки пригласит когда-то дочь пожить у себя. Хотя бы летом, ведь у него свой дом, а ребенку так было бы хорошо побыть на свежем воздухе и поесть фруктов.

Мать уехала на заработки в далекий российский город. Логика понятна – содержать ребенка оттуда проще, чем работая здесь.

Поначалу она была продавцом в супермаркете, снимала койку в комнате с такими же девочками-приезжими. Карабкалась. Один выходной, все до копейки высылала в Луганск, слезы прятала в подушку.

А потом большой северный город затянул своими гранитными набережными, кафе и кафешками, размахом и возможностями.

Появился мужчина, с которым не приходилось платить за койку в комнате. И не то, чтобы он так уж нравился, но с ним было удобно.

Он был свободен, и благородно предложил жениться, чтобы дать старт к вожделенному российскому гражданству, а дальше, возможно, к ипотеке, а там, Бог даст, к тому, чтобы забрать дочь из Луганска.

А пока мама была в Viber и Skype, в передачках через водителей, в заботе, в мягком банном халате с забавными мишками, в любви через километры и непогоду.

А бабушка и дедушка между тем старели. И не было уже того пыла, с каким они брались помогать во всем.

Все чаще звучало риторически укоризненное о том, что им тоже очень хочется пожить для себя, хотя бы на старости.

Девочку нужно было провожать в школу и встречать, кормить обедами, водить к врачам, водить на музыку, учить с ней уроки, быть с ней.

А возраст между тем брал свое, и сотни детских проблем становились с каждым годом все тяжелее.

Мама живет где-то там, в далеком северном городе, куда уехала от войны

"Я очень хочу к маме. Когда она приезжала, мы не расставались, мы спали вместе. От неё так вкусно пахло", – рассказывает моя маленькая подружка.

Лучший запах самой красивой мамы не свете. Иначе не может быть.

Новый муж формально согласен забрать дочь от старого брака в новый, но у них пока только одна комната, и ему нужна энергичная жена, а она работает по-прежнему 6 дней в неделю, чтобы высылать весь свой заработок в Луганск.

И он не против семьи, но новая семья в таком вот мини формате его вполне устраивает.

Истории о том, что дети стали между огнями поездов, самая обычная. Чем проще школа, тем выше коэффициент таких вот оставленных детей, которые не вписались в новые семьи своих родителей.

Все начиналось прозаично. Нужны были деньги, нужна была работа. Ребенок не вписывался в новую жизнь, да и какая мать станет таскать ребенка по съемным квартирам, работая по 12 часов каждый день.

А потом так становилось лучше для всех. Здесь у ребенка своя комната, школа, свои друзья, а что там, в съемной комнате, где он и матери-то видеть не будет?

История о сиротстве при вполне живых родителях, у которых просто не сложилась жизнь вместе с детьми из-за войны, из-за новой жизни, из-за новых детей в уже новых браках.

"Моя мама начала помогать людям с пенсиями еще в 2014 году. Она была ловкая, у неё все получалось.

Она тогда почти не спала, все время моталась из Луганска через Россию в Украину, а потом назад.

Денег ей хотелось больше, потому что отца у меня не было, жили мы всю жизнь втроем – я, мама и бабушка.

Вначале мама копила на ремонт, потом мне на свадьбу, так шутила, я тогда был ещё школьником. Ни у кого денег не было в то время, а мы хорошо питались, новая одежда была.

Люди шли к маме сами, вели соседей, отбоя не было от пенсионеров.

Может быть, вы эту историю знаете даже. О ней говорили в новостях. Тогда можно было пенсии оформлять без личного присутствия.

Мама собирала ксерокопии и ехала, а ещё брала карточки, чтобы помогать снимать деньги.

В этот раз также было. Был парень, который с мамой ездил, водитель. Он тоже хотел больше заработать, поэтому ездил сам, без напарника. И он заснул за рулем.

Они, наверное, все тогда спали, это было раннее утро. Мама сразу погибла, водитель тоже.

А, знаете, что интересно, к нам с бабушкой никто тогда не пришёл за деньгами. Может, люди поняли, может, по-человечески так и нужно было.

На свадьбу она мне так и не собрала. Я когда решил жениться, вообще не стал ничего устраивать. Просто сошлись и начали жить вместе.

А мама так мечтала о моей свадьбе, все время об этом говорила".

История о маме и войне. О маме и взрослом сиротстве, когда мальчик и бабушка тоже оказались вместе, потому что лишились самого близкого человека в один момент, от чего стали ещё ближе.

Война и материнство никогда не были синонимами. А ведь дети всегда остаются детьми, требующими чуда, верящими в сказку, эгоистично ждущими своего кусочка мира над головой, в котором найдется место для мамы и чудес.

Мама и счастье из одного синонимического ряда. Потому что с мамой война чуть дальше, не так страшна, а детство… Оно такое короткое. Поэтому так хочется сказать всем: не упускайте его в разлуке.

Анна Восточная, Луганск, специально для УП.Жизнь

Публікації в рубриці "Погляд" не є редакційними статтями і відображають винятково точку зору автора.

Вас також може зацікавити:

Зимние каникулы в Луганске: убедиться, что решение уехать было правильным

Старики "ЛНР": счастье быть нужным и помогать

Украинская и луганская связь в "ЛНР", или Как теряются контакты с Украиной

Боюсь пропустить материнство, или Почему я остаюсь в "ЛНР"

Ми хочемо тримати з вами зв'язок. Будемо раді бачитися і спілкуватися з вами на наших сторінках у Facebook та у Twitter.

А якщо хочете бути в курсі лише новин та важливої інформації про здоров'я, підписуйтесь на нашу Facebook-групу про здоров'я та здоровий спосіб життя.



powered by lun.ua