Какие мы – люди Донбасса: поговорим о брезгливости

8051
18 жовтня 2020

От редакции: Автор этой колонки публикуется под псевдонимом в целях безопасности. Публикации в рубрике "Погляд" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора.

Вы когда-нибудь чувствовали, что вами брезгуют?

Я об этом никогда не думала, потому что со мной такого, наверное, и не приключалось.

Однажды, было дело, я попала к заведующей отделением нашей больницы, и я помню, как она в ходе беседы попросила меня отойти от неё подальше к двери. На безопасное расстояние.

Я жаловалась тогда на что-то похожее на отравление, а она, вероятно, решила обезопасить себя, чтобы не дай Бог не заразиться.

И, знаете, я эту историю о брезгливости в свой адрес чувствую очень часто последние пять лет. По-разному, в вариациях, но очень часто. Наверное, к этому тоже привыкаешь, привыкают же бездомные к пренебрежению к ним всех вокруг.

Знакомая, проживающая на территории законной Украины, попросила набрать её. Но вместо номера попросила разыскать её в социальных сетях и набрать также – через соцсети.

Она не скрывала, что не хочет давать мне свой номер. Хотя до этого я будто бы никак не злоупотребляла нашим знакомством.

И когда она это так и подчеркнула, что звонить я могу только через соцсети, стало ясно, что замараться нашим общением она не хочет. Её право, каждый из нас имеет право на частную жизнь.

Я много раз сталкивалась за последние пять лет с непониманием.

Вы думаете, это шло откуда-то извне?

Отнюдь. Меня не понимали, когда я сознавалась, что не уезжала отсюда. Что мы всей семьёй провели то самое лето в Луганске – так вышло, что мы решили не разлучаться, чтобы не потерять друг друга. В тех коллективах, где все выезжали, моё признание было сродни откровению в не той ориентации.

"Почему?" – спрашивали буквально все.

И после я слушала долгие упреки, что, наверное, недостаточно люблю свою семью, если рисковала всеми. А что говорить о моих качествах матери, если я не вывезла отсюда кроху-ребёнка, о ком должна была думать больше, чем о себе.

Если в компании собеседников ещё хотя бы кто-то не уезжал, было легче, но если же я была такой одна, мне было проще молчать.

Однажды молодая женщина сказала мне прямо: "Сама бы я, может, и осталась, но я не эгоистка, чтобы думать только о себе. Я думала прежде всего о своем ребёнке".

Это был прямой укор моему легкомыслию, после я перестала бывать на таких встречах, потому что каждая из них уже на пятой минуте касалась темы того лета.

Ещё я поняла, что луганская прописка как диагноз для многих. "Вы там у себя в Луганске", – звучит уже как-то весьма недружелюбно.

Знакомая долго расспрашивала про наш паспорт – украинский паспорт. Как мы его получали, как понять, что он не подделка. И после резюмировала: "Вы же его и нарисовать себе могли?" Это вообще приравнивало нас к туземцам, где отпечаток пальца шёл за документ. Я растерялась, думала, она шутит. Оказалось, она так видела нас после всех новостей.

На вопрос, как у нас дела, я наивно ответила, что в школе карантин, и сразу же поправилась, что речь идёт об обычной простуде, о карантине всеобщем, а не только у моего ребёнка, и так бывает каждую зиму. И снова я поймала себя на том, что именно так оправдывается тот, кого заранее подозревают в самом худшем.

Вместо гордости за свой город, я стала смущаться тем, как он выглядит в глазах всего мира. "Да, я приеду к вам, – сознался родственник, – но когда у вас будет все безопасно". И можно отмыть свой дом и убрать улицу, но сделать свой город безопасным в чьих-то глазах невозможно.

"Тебе бы приезжать чаще, – набралась я смелости написать приятелю, – твоя мама в том возрасте, когда нужно быть с ней больше. Она сама не решается тебя попросить об этом".

Лучше бы я не писала ему этого.

"Ты сможешь обеспечить мне безопасность у вас? Ты гарантируешь, что меня не задержат и не убьют, если это кому-то придёт в голову из ваших одичавших головорезов? Да, я эгоист, но себя я люблю больше своей мамы. И это вы держитесь за свои квадратные метры здесь, а я держусь за свою жизнь".

Луганская прописка как диагноз для многих

В Крыму школьная учительница математики из глубинки России спросила у меня: "Луганск, Луганск… Это где? Это, кажется, где-то под Киевом?" И почти сразу: "А горы у вас там есть?"

И я в который раз поняла, что это война – она очень избирательная, не для всего мира. Ты можешь сражаться за жизнь, а кто-то будет впервые слышать о Луганске, даже не подозревая всего положения здесь.

Мой знакомый, попав в Крым после пятилетнего перерыва, не мог поверить своим глазам – никто не говорит о нашей войне за границами "республики". Мир живёт прежней жизнью: женится, рожает детей, ходит в рестораны, ведёт ночную жизнь. Для кого тогда эта война и за что она нам?

Он не мог поверить, что людям вокруг настолько всё равно. Максимум на что были способны его случайные собеседники – это выслушать его и чуть посочувствовать, как сочувствуют на словах жителям Сирии, забывая о них, сменив канал телевизора.

"Вам хорошо, – сказала мне подруга, – детям дешёвые кружки, у нас такого не бывает".

"Но у вас летают самолёты и открыты границы", – пыталась парировать я.

"А ты что, часто летаешь?" – спросила подруга.

И выходило, что война для многих – это не так уж плохо. Или даже в этом положении уйма хороших моментов, которые мы намеренно скрываем, рассказывая кому-то о себе.

Очень часто в социальных сетях разгорается священная война о том, какие мы – люди Донбасса. Ненадёжные в глазах многих. Склонные обвинять весь мир в том, что случилось с нами. Вспыльчивые и вместе с тем замкнутые. Чуть одичавшие и слишком наивные. Где-то наглые, а где-то слишком открытые.

Но разве так нельзя сказать обо всех людях?

Но хуже всего, когда любой разговор заканчивается одной общей для всех фразой: "Вы же сами этого хотели". Как будто мы все здесь одинаковые уже от того, что имеем Луганскую прописку.

Анна Восточная, Луганск, специально для УП.Жизнь

Публікації в рубриці "Погляд" не є редакційними статтями і відображають винятково точку зору автора.

Вас також може зацікавити:

Зимние каникулы в Луганске: убедиться, что решение уехать было правильным

Старики "ЛНР": счастье быть нужным и помогать

Украинская и луганская связь в "ЛНР", или Как теряются контакты с Украиной

Боюсь пропустить материнство, или Почему я остаюсь в "ЛНР"

Ми хочемо тримати з вами зв'язок. Будемо раді бачитися і спілкуватися з вами на наших сторінках у Facebook та у Twitter.

А якщо хочете бути в курсі лише новин та важливої інформації про здоров'я, підписуйтесь на нашу Facebook-групу про здоров'я та здоровий спосіб життя.

powered by lun.ua