Записки из "ЛНР": "Мы все, оставшиеся и пережившее все здесь, с неким дефектом"

23625
11 вересня 2021

От редакции: Автор этой колонки публикуется под псевдонимом в целях безопасности. Публикации в рубрике "Погляд" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора.

Бегаю по аптекам в поисках лекарства для ребенка. Препарат есть, не дефицит, только его стандартная цена везде 600 рублей за флакон, а если чуть поднатужится, то его же можно найти за 487 рублей по удаленным аптечным точкам. Разница, заметьте, ощутимая.

Но это же нужно проехаться и пробежаться, а не пассивно махнув рукой покупать в первой же аптеке по той самой стандартной цене.

В больничной аптеке очередь как за пирожками. Обстановка напряжённая – мы толпимся под дверью, а внутри, как и положено в целях профилактики ковида, всего один клиент.

Пока ждем, сетуем на цены – лечиться стало непомерной роскошью вроде одежды по моде. Очередь ропщет – вот  и обслуживание затянулось. Кто-то не выдерживает и подгоняет: здесь уже очередь, быстрее, на что получает сдачу в виде бранных слов о дурной его голове, обделенной мозгами.

Звучит обидно, и мужчина не лезет в карман за словами. Перепалка норовит перерасти в крупный скандал, считай, из-за ничего и на ровном месте.

Я пытаюсь сгладить, чуть сняв напряжение, хотя ушла не дальше от скандалистов – на ровном месте стою с мокрыми глазами, испугавшись криков и впечатлившись количеством больных. И если разобраться, то причина скандала и моих слез такой же пустяк как и та фраза о скопившейся очереди.

На самом деле мы все, оставшиеся здесь и пережившее все не уезжая никуда, с неким дефектом. Только у кого-то этот дефект на поверхности, как шрам или отсутствующая конечность, а у кого-то спрятан внутри, нужно чуть копнуть, чтобы получить сполна эти отголоски войны.

Я думаю, просто никто не был готов к тому, что на него свалится и что ему придется пережить здесь. Это оказалось таким огромным потрясением, что не было похоже ни на какой предыдущий опыт.

Не ложилось ни на опыт жизненный, ни на книжный, ни из фильмов. Я даже не понимаю, как где-то в аналогичных ситуациях люди переживают подобное, чтобы идти дальше.

Поначалу мы как полоумные пересказывали друг другу во всех деталях и подробностях то самое лето.

Как я решил не ехать или наоборот решил уехать, как ехал, как жил там или здесь, как возвращался. Это было похоже на жвачку.

Ты становился заложником не только своих воспоминаний, но и тысяч историй вокруг. Как будто все только и ждали, чтобы в очередной раз проговорить свою историю, услышать какое-то одобрение и получить поддержку. 

Если в коллективе ты был единственным, кто не покидал "республику" летом 2014, на тебя смотрели косо – как? О чем ты думал?

Если ты выезжал в Украину, а после вернулся, это было не лучше – ты был слабаком и возвращенцем, и мог найтись кто-то, кто без купюр говорил тебе все это.

Также обстояло дело и с вернувшимися из России. Если в коллективе ты был единственным, кто уезжал и вернулся, ты смахивал на беглеца, который отсидевшись возвращался, чтобы не рисковать собой. Правильного варианта действий не было, и условия трактовались исходя из того, кого в коллективе было больше и каких они были взглядов. 

Еще один излом – пережитое. Каждый что-то видел и пропустил через себя, о чем одни говорили едва ли не бахвалясь, а другие гнали от себя, стараясь как можно быстрее забыть.

Знаете, что я вспоминаю? Женщину без глаза, которую я увидела в маршрутке. Это был сентябрь 2014 года. Маршрутка шла от областной больницы, и женщина пыталась скрыть дефект солнечными очками.

Я стояла сбоку и пустую, воспаленную глазницу увидела совсем рядом. А женщина пыталась сделать вид, что все нормально, с кем не бывает.

Вокруг была красная отечная, будто обожженная кожа, которую женщина пыталась как-то замаскировать. Вот для меня эта война – это та же ситуация с пустой глазницей, которую большинство из нас пытается нелепо замаскировать, будто это какой-то пустяк, а остальные не могут жить дальше, потому что не понимают, как с этим жить.

На каждого из нас свалилась хренова туча проблем самого разного рода. Отношения в семье из-за разных взглядов. Поиск работы. Поиск средств к существованию.

Фактически большинство из нас настолько включено в тему выживания, что это вытесняет все остальное. Тема еды, продуктов, денег, покупки самого необходимого стала доминантной.

И жизнь стала короткими отрезками – от денег до денег, растягивая в периоде между денежными поступлениями средства на выживание. И эта гонка стала настолько изматывающей, что вытеснила все. Напрочь вытеснив былые источники удовольствий как несущественные.

Чувство усталости, опустошённости, потерь стало нормальным и привычным. Появилось новое состояние – воспринимать потери легко. Потери любого рода – денег, работы, близких.

Возможно, люди умирали бы и без войны, но от того, что рядом остались в основном пожилые люди, кажется, что умирают все и умирают много, без болезней, не давая нам как-то подготовиться к этим потерям.

Умирают часто и нелепо, не по возрасту и без должных атрибутов ухода, и эти человеческие потери не восполнимы ничем – рядом чаще умирают, чем рождаются. Об умерших стали говорить с неким юмором, в чем тоже легко услышать и страх, и уход от проблемы.

Рядом можно услышать высказывания о том, что надоело жить, надоело бороться, надоело все вместе, чего тоже не было никогда раньше. Жизнь стала похожа на холостой ход, в котором потраченные человеческие ресурсы на выживание не восполняются.

Еще один штрих – приспособление к стрессу. Разное у всех, но часто по самой простой схеме – через короткие радости в виде алкоголя. Иногда вспышки аффектов происходят рядом, как тот аптечный скандал, и ты понимаешь, как много рядом увечных людей, только это увечье скрыто до поры.

А в той истории про лекарство, знаете, мужчина впереди меня с "обделённым умом", прежде чем делать свой заказ, спросил о цене на мой препарат. И повернувшись, счастливо сказал: "493 рубля!".

Я нашла дешевле. И я, стоя ко всем спиной, тряслась от слез по самым разным поводам – от того, что нашла-таки дешевле в этом беге по аптекам и от того, что тот мужчина подумал обо мне, вспомнил, спросил, чтобы сэкономить мне время, хотя мог бы и не делать этого.

Анна Восточная, Луганск, специально для УП.Жизнь

Публікації в рубриці "Погляд" не є редакційними статтями і відображають винятково точку зору автора.

Фото надане авторкою

Вас також може зацікавити:

"В нынешнем Крыму поражает многое"

Какой он – учитель в "ЛНР"?

Зимние каникулы в Луганске: убедиться, что решение уехать было правильным

Старики "ЛНР": счастье быть нужным и помогать

Боюсь пропустить материнство, или Почему я остаюсь в "ЛНР"

Хочете дізнатися більше здоров'я та здоровий спосіб життя? Долучайтеся до групи Мамо, я у шапці! у Telegram та Facebook.



powered by lun.ua