"Не в тюрьму, так в психушку". В Крыму незрячего отправили в лечебницу после обвинений в терроризме

2883
19 листопада 2020

В июне 2009 года русский мусульманин из Крыма Александр Сизиков попал в ДТП. Он ехал на велосипеде и его сбил автомобиль.

Сизикова привезли в бахчисарайскую больницу с жалобами на головную боль, головокружение и, самое страшное, он ничего не видел.

Тогда 24-летний молодой человек получил открытую черепно-мозговую травму, множественные переломы костей свода, основания и лицевого черепа, кровоизлияние и ушиб головного мозга.

Александра выписали спустя 2 месяца стационарного лечения и сразу отправили на амбулаторное.

С тех пор он видит мир вокруг себя иначе молодой человек ослеп на два глаза. Выписной эпикриз стал пожизненным приговором: "Нуждается в постоянном уходе, специальном медицинском уходе, передвигаться самостоятельно не может".

Александр Сизиков (в центре)

В июле 2020 года Сизикова задержали сотрудники ФСБ. Его обвинили в организации террористической ячейки, обнаружив в его доме книги исламской политической партии "Хизб ут-Тахрир", которая свободно действует в Украине, но запрещена в России. 

Книги, найденные у слепого, были без тактильного шрифта Брайля, Сизиков не открывал их с 2009 года.

В пикет за опекуна

В 2007 году Александр Сизиков, будучи еще студентом, принял Ислам и стал именоваться Абу Ибрагим. Он посещал мечеть и принимал активное участие в жизни мусульманской общины.

Инвалидность, оставшаяся после аварии в 2009 году, Александра не остановила, и он продолжил изучать Ислам. В 2015 году он даже совершил хадж.

После аварии ему помогали прихожане местной мечети и односельчане.

С 2012 года постоянную опеку над ним взял имам религиозной общины "Топчикой" Эдем Смаилов. Он помогал Александру до своего ареста в мае 2018 года.

В сентябре нынешнего года Смаилова осудили на 14 лет лишения свободы по обвинению "в причастности к террористической деятельности".

Александр Сизиков с арестом опекуна не смирился и дважды выходил с одиночными пикетами в поддержку – в апреле 2019 года и в мае 2020 года.

В руках он держал плакаты с надписями "Освободите Эдема Смаилова! Он мой помощник" и "Инвалиды против задержаний мусульман Крыма".

На пикет ему помогли выйти две женщины пенсионного возраста, поскольку самостоятельно он передвигаться не мог.

Александр дважды выходил с одиночными пикетами в поддержку Эдема Смаилова

"С того момента как его (Эдема Смаилова – ред.) задержали, моя жизнь очень усложнилась.

Он решал много моих бытовых проблем. Это побудило меня выйти с одиночным пикетом", – рассказал тогда Александр Сизиков, еще будучи на свободе.

Крымская полиция, узнав о пикете, сразу же отреагировала и приехала к площади Ленина в центре Симферополя, где с плакатом стоял Сизиков.

Полицейские спросили у него личные данные, проверили их по собственной базе, спросили, до какого времени он намерен стоять, и уехали.

"Приехала полиция, они представились. Но я не мог это проверить. Я не могу прочитать и не могу видеть.

Полиция спросила: "Как вы хотите проверить?". Я им ответил: "Пусть рядом со мной окажется Эдем Смаилов. Я ему доверяю. И пусть он прочтет мне документ.

Они просили мои документы, но я их им не дал. Потому что я не мог им доверять", – настоял на своем Сизиков.

"Где Александр Сизиков?"

7 июля 2020 года в 4 часа утра в домах крымских татар начались очередные обыски. 

Массовые обыски и задержания крымских мусульман начались с 2015 года и с того времени происходят регулярно.

За время аннексии были возбуждены десятки уголовных дел против мусульман, членов крымскотатарского Меджлиса, активистов – политических и религиозных.

Больше всего притеснениям подверглись мусульмане, обвиняемые в участии в "Хизб ут-Тахрир".

Александр со своей супругой в тот вечер был не дома. Он гостил у друзей в одном из поселков Бахчисарайского района. Сотрудники ФСБ узнали об этом и приехали с готовым постановлением на обыск на имя хозяйки дома.

"Мы не спали, совершали намаз и должны были разбудить всех остальных членов семьи на молитву.

Моя дочь первой увидела силовиков из окна, сообщила мне, и я начала будить мужа.

Саша с женой тоже совершали намаз. Я только успела крикнуть им: "Саша, к нам кто-то пришел". Потом они ворвались к нам. Начали угрожать автоматами, светили фонариками. Положили моего мужа на пол и зачитали постановление, выписанное на мой адрес.

Я схватила свой телефон и попыталась позвонить адвокатам, они у меня его отобрали. Потом забрали у всех телефоны, даже у детей. Всех наших детей посадили на диван в столовой.

Пока один мне читал постановление, другой обратился к мужу, спросив его фамилию. Когда муж назвал её, сотрудник остановился: "Так, стоп. Это не тот!". Потом начали мне кричать: "Где Александр Сизиков?" – вспоминает Эльмаз Тантана.

Сизиков в это время был в другой комнате. ФСБшники вломились туда.

Хозяйка дома трижды попросила дать людям закончить намаз, но вместо этого они направили на Александра автомат и приказали поднять руки вверх.

Долгое время никто из присутствующих не понимал цель визита сотрудников ФСБ. Они задавали вопросы всем, но они в основном касались именно Сизикова.

Александр Сизиков на втором одиночном пикете в поддержку Эдема Смаилова

"Я насчитала в доме где-то 15 человек и трое были в машинах.

С какими-то я сама ходила, какие-то без меня в подвале ходили, на чердаке лазили. По шкафам, все книги перевернули. Так особо больше ничего не проверяли, в основном только книги.

Сашиной жене стало плохо. Я искала ей валерьянку, успокаивала ее.

А Саша вел себя с ними достаточно нормально. Он даже пытался с ними разговаривать. В некоторых моментах, мы пытались ему сказать: "Саша, молчи", понимая, что это бесполезные сейчас беседы. Но он до последнего, кажется, не понимал, что пришли за ним", – рассказала женщина.

Женщина отказалась отвечать оперативникам, сославшись на 51-ю статью Конституции, позволяющую не свидетельствовать против себя и родственников, и после отказа следователя вызвать адвоката, ей стали угрожать составлением административного протокола "за дачу заведомо ложных показаний".

"О каких заведомо ложных показаниях речь идёт? Я вообще вам ничего не говорила, просто отказываюсь по 51-й. Если вам нужно от меня что-то узнать, пожалуйста, будьте добры, повестку мне присылайте, и я все расскажу", – возмутилась хозяйка дома.

Когда Александр узнал, что сотрудники ФСБ пришли за ним и планируют его забрать, он вернулся в комнату и лег на диван, где до этого спал.

Следователь попросил его "не устраивать этот цирк" и требовал, чтобы Сизиков пошел сам. Он отказался, объяснив, что не может идти самостоятельно и имеет право на носилки.

"Они стали вытягивать его и в этот момент, моя дочь воспользовалась суматохой, вытянула свой телефон и начала снимать видео.

Их с женой посадили в разные машины. Это были Ford Tranzit и ГАЗель. И хотя я говорила им, что он инвалид, ему может понадобиться помощь и пусть они едут вместе, но следователь сказал, что так не положено.

Когда они стали отъезжать, я схватила телефон и начала звонить адвокатам, чтобы сообщить о происходившем. Мы были шокированы", – рассказывает Эльмаз Тантана.

Слепой "террорист"

По версии следствия, Александр Сизиков не позднее 25 декабря 2015 года "осуществлял действия организационного характера, направленные на осуществление противоправной деятельности организации "Партия исламского освобождения ("Хизб ут-Тахрир аль-Ислями")".

7 июля, после обыска в чужом доме, Сизикову было предъявлено обвинение в "совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 205.5 УК РФ" (Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации).

На судебном заседании по избранию меры пресечения старший следователь ФСБ Сергей Босиев ходатайствовал о помещении Сизикова под домашний арест.

Для этого он заручился согласием руководителя следственного отдела – подполковника юстиции Александра Гиба.

Сам Сизиков и его защитник Сафие Шабанова возражали против домашнего ареста, поскольку не видели в его действиях состава преступления и оснований для любой меры пресечения, тем более с учетом норм международного гуманитарного права.

Александру Сизикову вменяют терроризм

Судья Киевского районного суда Симферополя Ольга Кузнецова учла, что "обвиняемый Сизиков впервые привлекается к уголовной ответственности, приняла во внимание состояние его здоровья и обстоятельства, связанные с условиями жизни его семьи", но на свободе инвалида первой группы не оставила и согласилась с ходатайством Босиева о домашнем аресте.

"Суд не находит основания для избрания в отношении него иной меры пресечения, полагая, что иная более мягкая мера пресечения не обеспечит надлежащее процессуальное поведение обвиняемого, баланс частных и публичных интересов, не будет соответствовать интересам правосудия по своевременному рассмотрению дела", – постановила Кузнецова.

Саше запретили покидать дом, где он прописан, общаться с кем-либо, кроме родителей и лица, осуществляющего постоянный уход, медицинских работников, которые могут навещать его для помощи.

Кроме прочего, он теперь не может отправлять и получать письма и использовать любую связь, включая интернет.

Единственные с кем он может общаться по телефону – скорая помощь, правоохранители, аварийно-спасательные службы и адвокат. О каждом таком звонке он обязан сообщить следователю или судье.

На суды Сизикова привозит сотрудник ФСИН. Вместе с адвокатом Сафие Шабановой они помогают ему передвигаться от машины до здания суда.

Несмотря на тяжесть обвинения, возят его без наручников, а в суде он находится рядом с защитником. Суд разрешает ему отвечать сидя.  

14 октября в Киевский районный суд снова привезли Сизикова. На этот раз не для продления или избрания меры пресечения, а для рассмотрения постановления следователя Босиева о возбуждении перед судом ходатайства – поместить обвиняемого в "медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь".

В ФСБ решили, что заключения однодневной амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от 6 августа 2020 года недостаточно для "экспертного решения", в связи с чем его нужно отправить на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу для клинического диагностического обследования и "решения экспертных вопросов".

"В рамках исследования Сизиков демонстрирует состоятельные интеллектуально-мнестические возможности, с явлениями гипермнезии, при обстоятельности, целенаправленности мышления, доминирующие идеи религиозного толка, определение уровня которых с учетом перенесенной тяжелой открытой черепно-мозговой травмы, предопределяющего уголовно-процессуальную дееспособность, требует более длительного наблюдения в условиях стационара", – пишется в заключении однодневной амбулаторной экспертизы.

Защита возражала против отправки в стационар.

Суд удовлетворил ходатайство следователя Босиева и отправил Сизикова на принудительную судебно-психиатрическую экспертизу.

В больнице Саше придется провести почти месяц.

Брифинг адвоката Александра Сизикова 

"Мой подзащитный считает себя психически здоровым человеком. От прохождения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы не отказывался, отвечал на все вопросы.

Помещение его в условия стационара может навредить его здоровью. Александр находится на особой диете. Но суд, к сожалению, наших доводов не учёл", – рассказывает Сафие Шабанова.

Больше всего адвоката беспокоит тот факт, что не дожидаясь рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции, Сизикова сразу же отвезли в психиатрическую больницу.

При этом в постановлении суда не говорится о незамедлительном исполнении решения суда первой инстанции.

"В настоящее время отправлена жалоба в прокуратуру на действия должностных лиц, которые поспешили с исполнением.

В трехдневный срок подана апелляционная жалоба в Верховный Суд Республики Крым на постановление Киевского райсуда города Симферополя направлении Сизикова на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу", – говорит адвокат.

6 ноября в Верховном суде Республики Крым состоялось рассмотрение апелляционной жалобы защитника на постановление Киевского районного суда от 14 октября о принудительном помещении Сизикова на стационарную судебную психиатрическую экспертизу.

Судья Татьяна Мельник согласилась с постановлением суда первой инстанции и установила срок пребывания в лечебнице до 30 ноября.  

"Спасти от карательной психиатрии"

Адвокат Эмиль Курбединов, который работает с обвиняемыми по "террористической" 205.5-й статье УК уже много лет, считает, что по состоянию здоровья ФСБ не смогла заключить его в СИЗО после задержания и он не подлежит реальному лишению свободы даже в случае обвинительного приговора, поэтому следователь ищет механизм разрешения ситуации с минимальными для ФСБ хлопотами.

Так же его насторожило, что в отличии от десятков человек, проходивших по аналогичным уголовным делам, суд отправил Сизикова в психиатрическую клинику в Севастополе.

Ранее всех обвиняемых доставляли в Крымскую республиканскую клиническую психиатрическую больницу №1 в Симферополе.

"У нашей команды адвокатов имеются обоснованные опасения, что Александра хотят признать невменяемым и, таким образом, лишить свободы, поместив на принудительное психиатрическое лечение на долгие годы.

Карательная психиатрия, о которой мы говорили долгие годы, может заработать на полную силу в отношении Сизикова Александра и открыть двери для новых методов репрессий! Не в тюрьму так в психушку", – считает Курбединов.

Крымские адвокаты в знак солидарности и будучи обеспокоенными состоянием Сизикова, по очереди навещают его в больнице. С его слов, никаких препаратов ему не дают, но постоянно наблюдают.

Суд отправил Сизикова в психиатрическую клинику в Севастополе

"О каких-либо комментариях со стороны уполномоченного по правам человека в Крыму на данный момент мне неизвестно", – поделилась новостями об отсутствии реакции уполномоченных органов Шабанова.

В Украине в защиту Александра Сизикова выступили восемь общественных организаций, объединяющих людей с ограниченными возможностями, и многие правозащитные организации.

Они обратились к президенту Украины, Верховной Раде, Министерству по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий и в крымскую прокуратуру в Киеве с требованием "обеспечить эффективное расследование фактов незаконного помещения Александра Сизикова и других граждан Украины в Крыму, к которым применяли принудительную стационарную психиатрическую экспертизу, а также разработать и утвердить необходимо комплексное законодательство для обеспечения защиты и государственной поддержки лиц, незаконно лишены свободы и подвергаются политически мотивированных преследований со стороны оккупационных властей Крыма и РФ".

В обращении к российским властям правозащитники напомнили про обязательные для РФ международно-правовые нормы в области прав человека: о Международном пакте о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Неоднократно осуждала российскую практику насильственного помещения крымских политических заключенных в психиатрические больницы и Генеральная Ассамблея ООН в своих резолюциях о положении в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе за 2018-й, 2019-й и 2020-й год.

"Украина будет делать все возможное для того, чтобы спасти Александра Сизикова от карательной психиатрии", – сообщила заместитель постоянного представителя президента Украины в Крыму Тамила Ташева.

Однако, как на практике помочь Сизикову и обеспечить его защиту, кажется, никто не знает. У преследуемых крымчан остается один способ быть незабытым – это огласка.

13 ноября Александр Сизиков был выпущен из психиатрической больници Севастополя и находится дома - под арестом.

"Сотрудники ФСИН доставили его домой. С заключением врачей Севастопольской психиатрической больницы ни меня, ни Сизикова ещё не ознакомили. Однако, я созванивалась со следователем и он сообщил, что Александр Сизиков признан вменяемым. Ждем заключения", - пояснила адвокат Сафие Шабанова.

По словам защитника, Сизиков Александр чувствует себя удовлетворительно, но испытывает финансовые затруднения – с получением пенсии по инвалидности.

Лутфие Зудиева, специально для УП.Жизнь

Вас також може зацікавити:

Плекаймо спогади про Крим: 5 чуттєвих історій про півострів, який обов’язково буде повернуто

Найщасливіші миті у житті: 5 родинних та романтичних історій про такий рідний Крим

Почнем все спочатку: 5 історій про майбутній гостинний Крим

Усі дороги ведуть в Крим: 6 життєвих історій про сміх і сльози, радощі і драми на півострові

Ми хочемо тримати з вами зв'язок. Будемо раді бачитися і спілкуватися з вами на наших сторінках у Facebook та у Twitter.

А якщо хочете бути в курсі лише новин та важливої інформації про здоров'я, підписуйтесь на нашу Facebook-групу про здоров'я та здоровий спосіб життя.

powered by lun.ua