Жизнь на карантине: в "ЛНР" одновременно и лучше, и хуже

22991
20 квітня 2020

От редакции: Автор этой колонки публикуется под псевдонимом в целях безопасности.

Публикации в рубрике "Погляд" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора.

Что там было про чуму на оба ваших дома?

Сейчас актуальнее две чумы на один дом.

И раньше жизнь была, скажем так, не особо, а сейчас она не особо вдвойне, а то и втройне.

Я ведь раньше как писала подругам, которые выехали и выбрали жизнь где-то в России, в Украине или в далёкой загранице – в зависимости от политических предпочтений – что я живу дома. И что у меня есть работа. И что мой ребёнок ходит дешево и местами бесплатно на уйму кружков и секций.

И в купе со своим домом, оставшимися здесь друзьями, работающей филармонией и театрами это давало чудесную картинку – почти на зависть им всем. Свой дом. Дешёвая коммуналка. Кружки. Насыщенная культурная жизнь.

В общем, мерялись мы тем, у кого что в их жизни лучше, регулярно.

А теперь что?

У них поголовно съемные квартиры. Причём часто такие маленькие, что в них можно было только ночевать, и жить, радуясь жизни, имея работу в выбранном ими для жизни крупном городе.

Жить в этой квартире в заточении (читай: изоляции) никто ведь не предусматривал.

Никто не думал, какой вид из окна этой квартиры и есть ли там необходимые квадратные метры для всех членов семьи, потому что раньше была жизнь в режиме: переночевал и утром убежал на работу, заведя ребёнка в детский сад.

И все были счастливы, потому что им принадлежал огромный город выбранной ими для жизни страны. А ещё путешествия, новые города и свобода.

А сейчас они высылают мне вид из окна своих квартир, поделки на столе маленьких кухонь, которая стала им сразу и кабинетом.

В каждой строке сквозит огромная усталость от изоляции, большой семьи в маленькой квартире и неопределённости.

Все устали от фильмов, от рутины домашних дел, от страха, как дальше, потому что многие предельно экономно тянут те накопления, которые удалось собрать до карантина.

Кто-то изощряется в чудесах экономичной кулинарии, кто-то начал рукодельничать, хотя к концу третей недели даже этот порыв пошёл на спад.

Оказалось, что для внутреннего равновесия нужно прочное вчера, чтобы оттолкнуться от него, и перспектива завтра, чтобы было куда стремиться. И миновать неясное сегодня гораздо легче, имея эти две устойчивые платформы.

В этом сравнении, у кого лучше сейчас жизнь, оказалось во многом лучше в "республике", потому что мы живём в своём доме, за который не придётся платить арендную плату, а, значит, даже не имея работы здесь можно как-то выжить. И отчего-то более прочно стоят на ногах из нас те, кто работал с продуктами питания – самой прочной из валют во все времена.

А вообще всё сложно везде.

В Нью-Йорке, откуда мне пишет подруга, её жизнь ненамного отличается от жизни моих подруг в Киеве или Питере – дом, дела, магазин, страх, попытки учиться дома и работать из дома, если повезло иметь работу.

У кого-то хуже – боясь потерять работу, мой приятель переехал жить (читай: спать) в офис.

Офис, который не оборудован душем, в котором холодные бетонные полы и нет никаких условий для жизни вроде кухни или спального места.

Но если он будет ездить каждый день в свою съемную квартиру за город, он будет при нынешних ограничениях тратить по 7 часов в день только на дорогу. 3,5 часа в одну сторону на велосипеде, что тяжело хоть перед работой, хоть после неё.

Но страх потерять работу настолько силён, что жизнь в офисе не кажется самым страшным из испытаний.

Мы шутим – тебя продадут вместе с офисом, как домового.

Но шутить легко, когда это все не касается напрямую тебя, а мой друг готов браться за любую работу, чтобы не оказаться в числе тех двадцати с лишним человек, кто ушёл в отпуск без содержания и вряд ли уже вернётся на прежнюю должность.

Как ни странно, откуда-то издалека жизнь в "республике" многим кажется лучше. Своё жилье. Преимущество – частный дом, дающий возможность прогулок по подворью. Отсутствие жёстких мер как в России или Украине.

Всего-то 14 выявленных случаев коронавируса (против тысяч заражённых в Украине и России).

Подружки, заточённые в крошечных съемных квартирах в Украине, грустят о том, что оказались не в Луганске на этот месяц (такая возможность проведать свой дом и оставшихся здесь друзей!).

А мы здесь со страхом смотрим новости об участившихся обстрелах на линии соприкосновения, к которым никак не привыкнуть даже за эти шесть лет.

Но в 2014 году мы понимали, что можно уехать. Можно выбрать новый город или даже новую страну, чтобы выехать, а сейчас?

Каждый оказался на том рубеже, который выбрал сам шесть лет назад. И кто-то оказался в большом городе с перспективами найти хотя бы какую-то работу, а кто-то остался в своём доме также без работы.

А ещё мы все оказались не готовы к испытанию жизни дома. К изоляции вместе с близкими, которых, несомненно, любим, которыми дорожим, но которых слишком много для крошечной квартиры чужого города.

Кто-то нашёл отговорку, что он не учитель, а от этого и не может столько времени проводить со своим ребёнком, а кто-то оказался не готов к тому, что в этой изоляции нет чёткой перспективы завтра.

И снова оказалось, что в своем собственном доме нашлись бы дела (убрать в гараже, перебрать вещи, покрасить ворота), а вот в съемной квартире дела если и есть, их просто не хочется делать.

А тем, кто оказался заточён в своем доме, не хватает желания делать ту бездну дел, которая в общем-то есть, но на которую нужны деньги, силы, мотивация…

И мы все вместе очень неохотно приходим к тому, что имеем не только общие внешние проблемы, но и очень много общих внутренних проблем, таких как отсутствие навыков так долго общаться и находиться вместе с теми, кого мы любим.

И можно ждать трёх длинных выходных, чтобы успеть за них перевернуть горы, а можно ничего не сделать за эти три недели дома, которые отчего-то кажутся многим скорее пыткой, чем радостью жизни в своём собственном доме с семьёй.

Но если о том, как обстоят дела здесь и сейчас, я могу сказать, что есть огромный страх от неопределённости.

Что будет дальше? Буквально все говорят о том, что дети вряд ли вернутся в школы до сентября. А как же дополнительные занятия, которых тоже сейчас нет?

И как будет с работой у тех, у кого и раньше были с ней перебои?

И почему ситуация на линии фронта обострилась именно сейчас?

И есть ли какой-то выход для нас здесь с тем, что происходит?

Анна Восточная, Луганск, специально для УП.Жизнь

Публікації в рубриці "Погляд" не є редакційними статтями і відображають винятково точку зору автора.

Вас також може зацікавити:

Коронавирус в "ЛНР": от юмора до полного игнорирования проблемы

Коронавирус в "ЛНР": паника и страх, но не от неизвестной болезни

Школьные реалии Донбасса: национализация, украинский язык, "сдайте на телевизор"

Как устроен бизнес на детях в "ЛНР"

Зимние каникулы в Луганске: убедиться, что решение уехать было правильным

Старики "ЛНР": счастье быть нужным и помогать

Ми хочемо тримати з вами зв'язок. Будемо раді бачитися і спілкуватися з вами на наших сторінках у Facebook та у Twitter.

А якщо хочете бути в курсі лише новин та важливої інформації про здоров'я, підписуйтесь на нашу Facebook-групу про здоров'я та здоровий спосіб життя.

powered by lun.ua