Странный карантин в "ЛНР": все стали жить лучше, сами того не заметив

38202
18 травня 2020

От редакции: Автор этой колонки публикуется под псевдонимом в целях безопасности.

Публикации в рубрике "Погляд" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора.

Мы привыкли к тому, что с нами происходит и перестали понимать, что может быть иначе. Так заключенные, привыкнув, воспринимают своё тюремное пребывание нормой.

Подруга сбросила мне фото Луганска, в котором я живу, с вопросом – это правда?

Очередной блог очередного путешественника по пустошам. В его блоге Луганск и Чернобыль не сильно различимы: разруха, тлен, пустота, застывшее время.

Это становится новой модой, приезжать в Луганск в такие вот эмоциональные туры и бродить тайком по городу с фотоаппаратом, чтобы после выложить живописующий блог о том, как ужасна жизнь в "республике".

Хотя, я думаю, в любой стране мира можно было бы найти и старые здания, и безлюдные улицы, и полные мусорные баки.

Да что там в стране или городе, квартиру любого человека можно снять по-разному – празднично и светло, а можно с ракурса мусорного ведра или полной раковины посуды, чтобы после сказать, как ужасна жизнь в этом месте.

И тот момент, что вот так вот тайком в Луганск ездят охотники за впечатлениями, напрягает больше самих фотографий – вероятно и мы тоже для таких вот охотников за сенсациями становимся чем-то вроде полных мусорных баков или домов без окон.

И после таких блогов у тебя спрашивают, правдивы ли они, чтобы ты поспорил с фотографиями, опроверг их или согласился.

В какой-то пустячной беседе ни о чем тетя рассказала, что продала свой значок мастера спорта с удостоверением.

Попросту, проела свои былые спортивные заслуги, хотя год она терпеливо держалась, надеясь, что жизнь как-то выровняется.

Значки покупают именно с удостоверениями, а те, что выданы до 1969 года, оценивают на пару сотен выше.

Скупщик набросил сотню, видя, что продают ему значок не от хорошей жизни.

Тоже ведь время – кто-то скупает то, что можно найти у таких вот полуголодных пенсионеров: хрусталь, фарфор, столовое серебро, льняные полотенца, картины, медали, рога, а кто-то выносит последнее, чтобы обменять это на кусок мяса, масло и крупы.

Разве это не напоминает те времена, когда прямо на рынке можно было петуха обменять на шубу, минуя этап денег?

Выходит, тот путешественник во времени не сильно ошибся, показывая нашу жизнь здесь полным тленом.

Но даже отбросив высокие слова, очевидно, что мы застыли во времени.

У нас нет кредитования, нет железнодорожного или авиасообщения.

У нас нет новых транспортных средств, и для многих оплотом цивилизации воспринимается пункт пропуска Должанский или Зайцево, потому что там всё кажется новым и современным, в отличие от полевого вагончика на границе с "республикой".

И туалеты с кафелем на российских заправках тоже кажутся чудом цивилизации против уличных туалетов по обочинам дорог "республики".

И дети, выезжая в ближайший российский город, немеют от увиденного – много машин, много людей, иллюминация, круглосуточные магазины и не замирающая ни на миг жизнь.

В свете карантинных мероприятий появилась новая грань отношений – дискриминация приехавших. "Не ясно, где он до этого шлялся" и "Не фиг было по Россиям работать, чтобы после нас заражать".

В подъезде одной многоэтажки, "чумной" оказалась одна квартира (прежде ничем не отличимая от остальных).

Муж вернулся из России, жена работает в инфекционном отделении 4-й городской больницы, которая сама по себе имеет репутацию сейчас очень не здоровую.

Всем подъездом жители здоровались с жильцами этой квартиры на расстоянии и не снимая масок, а кнопки лифта и перила подъезда обрабатывали дизрастворами несколько раз в день.

При виде жителей этой "чумной" квартиры все расходились, дальше кивка приветствия дело не шло – у всех срочно обнаруживались дела.

Таких примеров сейчас очень много. На нашей улице буквально в каждый дом вернулись выезжавшие на заработки.

И если у них карантин, то он весьма странный – соседи ходят за продуктами, стоят у ворот и встречаются с друзьями.

Но парадокс даже не в этом, находясь на карантине в одном из домов по соседству, вернувшийся сын живет с матерью, которая продолжает каждый день ходить на работу в детский сад.

Так в чем же карантинные меры?

Никто не проверяет точность соблюдения приехавшими всех предписаний, на это нет человеческих ресурсов и технических средств вроде проверки геолокации или камер слежения.

И сам карантин здесь тоже очень странный – сводки о заболевших обновляются раз в две недели и обычно со значительным приростом, что трактуется как ситуация под контролем.

Об умершем от коронавируса ЛОР-враче сказали, как бы между прочим, а о втором заболевшем докторе, находящемся в тяжелом состоянии, не говорят вообще – то ли он пошёл на поправку, то ли уже умер.

13 мая открыли все рынки и запустили весь городской транспорт. И будто бы сделали это не столько от благоприятной эпидситуации, сколько чтобы не обострять напряжённой ситуации в массах – рынки были для многих местом работы и поиском товара по своему бюджету.

А в народе восприняли этот разрешительный жест как снятие всех карантинных мероприятий – раз уж рынки и транспорт работают, то бояться и вовсе нечего.

Ещё более причудливая ситуация в системе образования – преподаватели тайком встречаются со студентами, принимая у них дипломные работы, чтобы после не оказаться виноватыми в том, что бумажных дипломных работ нет.

В школах ситуация тоже была больше похоже по военно-полевую: учителя вместо уроков онлайн тайком собирали тетради и родителей, а задания сбрасывали в лучшем случае по вайберу – чем не дистанционная форма обучения?

Самой распространенной схемой была сдача тетрадей в открытую форточку школы, когда будто бы просто идущий мимо человек выбрасывал руку с тетрадями, а учитель из форточки подхватывал тетради.

Родители шутили, что следующим шагом будет торговля наркотиками с такими-то ценными навыками почти молниеносного обмена школьными тетрадями.

И самым скучным праздником в череде всех торжеств (ну не искушение ли в эру карантина) оказался день "республики", иронично завершая собой две недели карантина и знаменуясь подорожанием всей хлебобулочной продукции – то ли в честь праздника, то ли от того, что все стали жить лучше, сами того не заметив.

Анна Восточная, Луганск, специально для УП.Жизнь

Публікації в рубриці "Погляд" не є редакційними статтями і відображають винятково точку зору автора.

Вас також може зацікавити:

Коронавирус в "ЛНР": от юмора до полного игнорирования проблемы

Коронавирус в "ЛНР": паника и страх, но не от неизвестной болезни

Школьные реалии Донбасса: национализация, украинский язык, "сдайте на телевизор"

Как устроен бизнес на детях в "ЛНР"

Зимние каникулы в Луганске: убедиться, что решение уехать было правильным

Старики "ЛНР": счастье быть нужным и помогать

Ми хочемо тримати з вами зв'язок. Будемо раді бачитися і спілкуватися з вами на наших сторінках у Facebook та у Twitter.

А якщо хочете бути в курсі лише новин та важливої інформації про здоров'я, підписуйтесь на нашу Facebook-групу про здоров'я та здоровий спосіб життя.



powered by lun.ua